введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Mohnast'

Амарат, сестра Монтесумы, жрица Богини Иштлильтон

Событие: XVI. Шаг в Бессмертие
Последнее изменение: 18.07.2009 в 17:46

От игрока:

Мне ярко запомнились три большие игры, где я обладала бессмертием. Первое было даровано  мне (Константинополь, когда чету Гримальди выпустили в мир воплощением Люцифера), второе было у меня  изначально (Ардрейт Ардраан, один из 4-х Иерархов Ада, «Aeria Gloris»),  но только на «XVI век. Шаг в бессмертие» я действительно чувствовала себя бессмертной. За краткое время игры я прожила жизнь человека, для  которого смерть – это только слова. Желанный уход к Солнцу.

 

От персонажа:

Эта ночь, как и все предыдущие, ознаменовалась жертвоприношением на пирамиде Бога войны и Солнца – Уицилопочтли, но на этот раз обряд был очень красив. Тено-тео-мам, рука Бога, прошел среди нас, выбирая достойнейшего. На этот раз им оказалась женщина. Мы просили Бога, чтобы кровь, которую мы отдаем ему, помогла ему в борьбе с Ночью и Солнце снова взошло над нами, и день настал, и время продолжилось, хоть сейчас и грядет смена Эпох.

Отряд Ягуаров, который возглавляет мой дядя, этой ночью не пошел за рабами, оставаясь в городе, и лишь часовые охраняли пирамиду и подступы к великому Теночтитлану.

Ночь прошла спокойно, а наутро я увидела второго белого человека в своей жизни. Им оказался теуль (испанец) из земли, где жил отец Томатля, мужа моей племянницы Отоми. Как нам сказали, это теомам (жрец) теулей. На нем были странные одеяния, полностью закрывающие тело, и не было крови, а также, как и у  Томатля, у теуля были светлые волосы. Он был на нашем празднике в честь Богини Плодородия, когда мы вернули земное воплощение Богини на небеса. Я не поняла, почему этот теомам не радовался, ведь Богяня перед уходом благословила нас всех и танцевала для нас – ее уход был прекрасен.

 

Потом я  присутствовала на встрече этого человека с нашим тлатуани (император) Монтесумой, и меня поразило то, что он говорил о вере своих людей.

Он рассказал нам, что они  верят в Христека, очень похожего на нашего Бога Кецалькоатля, но Богини женщины у них нет. Сиу(женщина), от которой был рожден Христек, осталась  обычной сиу, тогда как наша Богиня Куатликуэ, забеременев от Бога, сама стала Богиней, хотя раньше тоже была обычной женщиной.

Я не понимаю, как теули могут не иметь женщины Богини, ведь у Богов, как и у людей, есть две половинки – мужчина и женщина. Белые люди поклоняются мужчине, забыв о женщине , и это магуа (плохо). Но то, что он сказал дальше, было еще хуже - теомам теулей поведал нам, что на всем его племени с рождения лежит магуа. Они называют это «грех». Ночью, когда я общалась со старшим почтеком (дипломатом, торговцем), я выразила ему свои опасения, что теули принесут нам свое магуа. Но это было позже. А на приеме у Монтесумы этот человек долго говорил нам о своей вере – в чем-то она оказалась схожей с нашей, но было и много отличий. Как и у нас, у них убийство  - это магуа, воровство – магуа, как и у нас, у них есть древние глифы (книги), по которым они живут.  Этот теуль только собирался рассказать нам о Троице, как он называет трех своих Богов в лице одного, как доложили о приходе вождя теулей. Мы приняли его, но первое, что сделал этот человек, войдя к нам – он стал рыдать. У нас воины не плачут как сиу, но, видимо, у белых людей это не принято. Потом теомам попросил его оставить его наедине с этим вождем, и им выделили отдельную комнату, а я ушла.

Да, у этого человека, вождя теулей, был на боку длинный тонкий ицли (нож) из металла, похожего на серебро, и такая большая набедренная повязка, что она закрывала его ноги до самых колен и скрывалась в обмотках кожи, которыми они закрывают нижнюю часть ног. Его одежда была едва ли не более странной, чем речи их теомама.

К середине дня нам привели двух рабов – это были заблудившиеся дети ирокезов.  Они очень позабавили меня. Мальчика отправили на поля, а девочку – в золотую шахту, а потом оба они были принесены в жертву  Уицилопочтли – ирокезы слишком слабы, чтобы долго работать у нас.

Вечером к нам пришли ирокезы и пригнали рабов англитеков, 4-х женщин и одного мужчину.

Я умею понимать их, но далеко не так хорошо, как наши почтеки. Женщины этого народа одеваются не так,как имы – их одежда неудобна и чтобы бегать, и чтобы кормить ребенка, а на голове они носят странный головной убор из куска белой ткани. У них нет украшений, и они не умеют работать на наших полях. Двух из них отправили работать у торговца едой, т.к. его сестра избрана жрецами воплощением Богини Судьбы, и она не будет больше работать, а  будет только наслаждаться жизнью, как и положено Богине;  одну  рабыню послали к Орлам, чтобы она готовила им и ублажала их, если они снизойдут до белой женщины, а одну мы хотели принести Уицилопочтли. Их мужчина был ранен, и пока травница лечила его, он тоже рассказал мне о своей вере и показал глиф, в котором написаны слова, которые надо дарить их Христеку. Я не поняла, почему онги не могут запомнить эти слова и носят с вобой глиф, но он не смог объяснить этого.

А потом Монтесума приказал отпустить их и позволить им жить на нашей земле, отдавая 2/3 своего урожая. Перед уходом принц вызвал на поединок их мужчину, и мужчина победил принца. Англитеки ушли, зато прибыла женщина теулей, и франчтеки, которых было много. Дальше мне было не до белых, которых стало слишком много – принц посмел напасть на жрецов  дабы помешать им пролить кровь теомама теулей и его спутника. Такого кощунства не было еще никогда, над городом повисло проклятие Богов. Жрецы заперлись в теокалли (пирамида) и требовали, чтобы тлатуани сам пришел к ним, ибо его брат был виновен. Тлатуани, в свою очередь, требовал, чтобы жрецы пришли во дворец, ибо это касалось его семьи. Перед этим на теокалли нашли изрубленного орла, что тоже было дурным предзнаменованием.

Теночи (жители Теночтитлана) были в ужасе, никто не знал что делать. Монтесума сказал, что жрецы должны явиться к нему до того, как он выкурит табакко, иначе он сам вынесет приговор принцу. Принц попросил, чтобы ему позволили пойти в древнюю пирамиду тольтеков, откуда никто не возвращался, и найти то, что снимет проклятие с города, и император согласился с этим приговором. Жрецы успели за минуту до того, как кончился табакко в трубке Монтесумы. Они сказали, что принца нужно изрубить на площади как собаку и придать еще  каким-нибудь страшным мукам,  а потом найти тех теулей, что должны были быть отданы Богу, и завершить ритуал. А итоге было принято решение позворлить принцу сходить в древнюю пирамиду, но ровно в полдень он должен был быть в городе и. если бы ему не удалось снять проклятие. Его ждала бы страшная кара. Наутро принца нашли мертвым у другой пирамиды.

Он был изрублен так, что оставалось целым только его лицо, по которому его и опознали.

К нам приходили жрицы из древнего Храма, требуя крови Монтесумы, и был Знак на великой Пирамиде Бога Уицилопочтли, что грядет Монтесума третий. Но брат истолковал знак не как знак Монтесумы Третьего, а как три акта неуважения по отношению к нему, и потом прошел Очищение у Богини, и был чист пред Богами.

Потом было много событий – приход  ребенка, которого жрецы провозгласили воплощением Кецалькоатля, отъезд наших послов в страну франчтеков, игра в тлачтли и нападение теулей, которые пытались осквернить древнюю пирамиду тольтеков знаком своего Бога из двух перекрещенных палок. Многие из них полезли в пирамиду, и мало кто вернулся. Стоило теулям отойти на пару шагов, как их знак упал, и это было свидетельсьвлм силы наших Богов. Ночью наши воины напали на теулей, и все, кто не был убит, взошли на пирамиду Бога Войны. Мы принесли много жертв, и реки крови стекали с пирамиды. На следующий день было много праздников, и мы проводили на небеса Богиню Судьбы и воплощение мужа Богини Земли, мы отправили на пирамиду ребенка, который утверждал, что он Бог, но не смог пройти четвертого испытания, а потом…к нам пришла отгромная армия теулей. Никогда еще мы не видели их столько. Я укрылась в Женском Храме вместе с другими жрицами, теулькой и женщиной из белых, которая хотела стать травницей. Я взяла с собой оружие наших мужчин и хотела, чтобы теули напали на Храм, чтобы убить их во славу наших Богов. Наши старшие жрецы взошли на великую пирамиду и принесли в жертву достойнейшего, и проклинали оттуда белых  именем наших Богов. И белые былит разбиты. Их трупы валялись по всему городу. Они не только напали на нас, они посмели убить нашего теомама, который вначале вышел к ним с дарами, приняв их вождя Кортеса за нашего Бога Кецалькоатля. Второй раз нам попался ложный Бог, и Великие Жрецы после этой победы объявили новую, Шестую, Эру продолжением Эры Бога Войны Уицилопочтли. Мы праздновали и принесли Богу Войны жертвы.К нам приходил франчтек, который тоже что-то говорил про Куцалькоатля, и его отправили к древней пирамиде, и мы смотрели, как жрицы приносят его кровь всем Богам. Он оказался достойным человеком, его кровь очистила их пирамиду от осквернения ее белыми.

А потом была моя свадьба – я перестала быть жрицей и стала женой достойного Ягуара, а моя племянница стала женой главы их отряда. Мой дядя, бывший глава Ягуаров, к тому времени удостоился чести уйти к Солнцу с Великой пирамиды Уицилопочтли, и его место занял другой храбрый воин. На этом я закончу свое повествование. Мы оставили колонию франчтеков, позволив им торговать с нами, и некоторых других белых людей. Мы готовы торговать с ними, пока они уважают наши законы и чтят наши обычаи, но как-только они забудут об этом, их кровь прольется во славу наших Богов.

 

интересно