введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Don Crusader

Функции

Взгляд из-за монастырской стены…

Событие: Воронье Гнездо
Последнее изменение: 22.05.2007 в 17:04
 

Началось все с того что я поперся таки на ученый совет с 8 местной палаткой… 2 длинные сумки общим весом около 25 кг. По договоренности эта палатка должна была стать кельями и обиталищем всего монастыря на ближайшее время. Благополучно сдав ее на руки Фраму (для отправки ее отдельной газелью) и сбегав на ученый совет я поехал домой собирать вещи к пяти дневному выезду со строяком. В общем основную часть моего багажа составляли 3 лопаты, чайник, другой инструмент и несколько смен одежи. Не буду подробно останавливаться на дороге, которая пошла на ура и двух гопнического вида пацанах которые подвалили ко мне когда я сидел в метро с рюкзаком.

День первый. 4 мая 2007 года.

 

 В общем на полигон мы вдвоем с Фрамом прибыли за час до заката. Забрали из замка наши кельи и пошли вместе с Йолафом выбирать место для монастыря. Место было выбрано на песчаном холмике рядом с дорогой, за редким кустарником. Рядом с нами располагалась заехавшая еще днем стоянка «деревни» «Малые волчки». Куда, собственно, после установки палатки мы и пошли ужинать с бутылкой водки, заранее припасенной для такого случая. Во время посиделок и знакомства с деревенскими жителями к нам присоединилась группа из пяти реконструкторов, в двух из которых я узнал тех «гопнического_вида_пацанов». Т.к. время было уже темное, где то за полночь, мы предложили этим товарищам попереночевать в нашей палатке, благо в предбаннике места было еще на восьмерых. По итогам, часов в 5 они пришли укладываться… Ночь была сильно холодная, но вроде бы еще в плюсе… при моем тонком спальнике, спать мне пришлось в шапке и накрыв голову курткой… Следующей же ночью, даже это мне уже не помогло…В замке же, по слухам, в это время «Золотые леса» дружно копали ров победы…В результате получилось что то метров в 6 длиной, полтора два глубиной и метр шириной.

День второй. 5 мая.

На утро, взяв с собой одну из выпитых реконами (которые должны были отыгрывать беглых бояр из накольного списка Госпадаря) пятилитровых пивных бутылей мы пошли искать источник с водой… Вода оказалась удивительно чистой и даже не особо холодной… Умывшись, снова почувствовал себя белым человеком и пошел готовить завтрак…

Потом начался строяк. Изначально предполагалось, что в монастыре будет около 7 монахов плюс митрополит с двумя помощниками. В результате строить нам пришлось в двоем с посильной помощью 4 бояр (пятую девушку загрузили другими хоз.делами). за первый день, в отсутствие досок и бензопил (она появилась у нас только на третий день). Установили каркас будущих стен и башенных ворот, а за одно я успел выкопать ров… Одно удовольствие было копать эту песчаную землю… ров получился по скромнее чем у замка, но все равно существенный… В эту ночь было решено, в преддверие игры, лечь спать по раньше… Но ближе к ночи выяснилось, что подъезжают наши рясы, вместе с той девушкой, которая их шила. И ночь вышла не спокойной. В деревне всю ночь орали песни… В добавок к этому еще и вдарил мороз под –3 и спать в одно лицо в палатке стало совершенно невыносимо, не спасла даже куртка на голове и шапка… пришлось ложиться спать рядом с костром на пенке, а среди ночи бегать за дровами по всему лесу… где то часа в 4 на нашу стоянку набрел человек, представившийся митрополитом, и спросил как пройти в деревню… Мы махнули рукой в сторону воплей и сказали, туда… Как выяснилось позже, этой ночью митрополит перебрал и свалился спать на пол дороги между монастырем и деревней, из за чего на следующий день его скрутил радикулит и он вынужден был в 6 утра свалить в Москву. В общем это была самая холодная ночь на моей памяти…

День третий. 6 мая.

Следующее утро было довольно солнечным и весь полигон был покрыт чудным инеем… К обеду подвезли доски и поднесли бензопилу… Совместными усилиями нам удалось часа за 4 сколотить четырех метровую стену, ворота и башню с настилом, с которой митрополиту предстояло читать проповеди… Часам к восьми, пол девятому вечера все устремились в поле перед замком где был намечен парад. Там вкратце объяснили расклад и правила, пояснили что время идет месяц за день… все начинается зимой 1461 года. И в полночь всегда полнолуние… Помимо этого, католический епископ Клавдий объявил о службе в костеле в 9, а наш митрополит в ответ на это объявил службу утром в 10 часов, а проповедь назначил на сразу после парада…

 

 Итак… начало зимы (конец декабря) 1460 года… Монастырские хроники…

 

В ту достопамятную ночь, выпало мне нести послушание на воротах… Владыко митрополит 4 раза выходил на ворота и читал с них свою проповедь для все вновь и вновь прибывающих прихожан… Многие из них были в иноземных одеждах… Кто то из них справлял посольскую службу в землях нашего Господаря и потому Просили владыку исповедовать их после дальней дороги… Будучи же на воротах я так и не разобрал смысла их бесед… Ночью же, когда все разошлись и я, следил за полетами ангелов в звездном небе, раздался радом с воротами чей то вой!!! Походил тот вой, вроде бы на волчий, но было в нем что то от нечистого… Как истинный монах, прочитав Отче наш (ОН), Я воззвал к этому зверю чтобы он показался. Но не явился он в свет. Тогда воздав ему заслуженные хулы я кликнул боярскую челядь с тем чтоб они порыскали, да проведали, что за гадина там шумит… Гадина больше не беспокоила… И в установленный срок я отправился ко сну…

 

Середина зимы 1461 год.

 По утру, Воздав хвалу Всевышнему, что мы еще живы, обитель наша крепка как и прежде пошли мы с послушником Дмитрием и отцом настоятелем готовиться к утренней службе. Службу по утру предстояло читать отцу настоятелю, потому как митрополит в силу возраста стал сильно недужен (в Москву) и больше с одра своего не вставал… Ох уж и благостна была первая проповедь Отца настоятеля, ох и затмил он премного католиков с их проповедью в 10 минут. Семь раз по столько же возносил он хвалы Господу и наставлял верных чад церкви на путь истиной веры… Под конец попросил он меня принять исповеди страждущих и отпустить им грехи, что тяготили души их и с которыми сами они совладать не в силах были. С божьей помощью управились, а после исповеди, когда уже думал я уединиться в библиотеке с мудрыми записями предшественников наших и продолжить их летописный труд, явились в монастырь двое… Один из них в зеленом плаще, порассказал что ночью в городе творилось сущее бесовство. Что мертвые вставали из могил старого неосвященного кладбища, и что страшными усилиями они были изрублены в куски и сожжены… и что страшный вой был слышен всю ночь со стороны замка… А еще поведал мне он о сне, что явился ему прошлой ночью… Сон тот говорил ему о деве с белыми волосами, кровь которой, должна быть смертельна для всего упырского отродья… На сих словах, направил я его к отцу настоятелю, известному знатоку бесовских уловок, но когда я узрел в глазах его недобрые огоньки, перепугался я за жизнь девы той. И умыл их обоих из купели со святой водой, для отгона наваждения. И истинно помогло, вразумились они клятвенно обещали мне вреда той деве не чинить, а крови у нее испросить уговорами. А за одно, хотел тот охотник за нечистью освятить оружие свое… Но на снизошел еще к тому моменту святый дух на отца настоятеля нашего и не поведал ему об эффективности сего обряда супротив нечисти… Воззвав к святым духам с тем чтоб не покидали они нас своим вниманием (дубины очиповали, аусвайсы и судьбы наши прояснили, да и казну монастырскую пополнили, да и про нечисть просветили) стали мы придаваться молитвам…

 Ах да… забыл поведать про второго пришедшего в то утро… Был то один мастер сабельного боя, именем Аверкие Скила. Смекнув что человек он не простой, грамоте обученный, да к тому же еще и слуга кира из Сербского посольства. Я предложил ему посмотреть на нашу библиотеку, которую сам к тому времени еще не читал… а за одно освятить оружие и обождать явления святых духов. Поняв, что явление святых духов задерживается, мы с послушником Демитрием принялись укреплять стены и крепить новую вывеску над воротами, и вот, когда мы прибивали предпоследнюю доску над воротами, а до настоятеля уже снизошли святые духи (в лице Молидеуса и ЛуЛукошки), из моей руки выскользнул топор, а я при том находился на башне и угодил рукояткой послушнику прямо в бровь… Хлынувшую кровь удалось довольно скоро остановить, а рану заклеить пластырем, после чего нам все и расписали, прояснив и про чудеса, которые я когда то творил и про то как лечил я наложением рук, и прочую мою благостность девятого уровня. Вот только казна для богатейшего Валашского монастыря в три дуката показалась нам маловатой… (как же содержать бояр из соседнего то хутора будем и на что им копья закупать для защиты святой обители). Ожидая же явления святого духа по нечисти, мы принялись в слух читать библиотеку вместе с послушником и сабельного боя мастером…

 Библиотека представляла собой сборник народных преданий в одной своей части и хроники в другой, помимо хроник было еще несколько листов по другим вопросам… Чтение начали с преданий… На третьем или четвертом придании, я вспомнил исповедь одного из прихожан и понял, что ему могло бы помочь то же средство, что и было описано в том придании!!! На сей мысли я потребовал у послушника прекратить чтение в слух, изъял у него сии страшные книги, а Скилу попросил привести человека которому могли бы быть интересны эти записи… Послушник нехотя покорился… Хотя долго потом дулся… я же прочитав ОН залез на башню и начал там изучать библиотечные свитки… Сколько же там было всего, захватившего мое воображение…

Тем временем во внешнем мире начинали происходить странные дела…

 

 С одной стороны из города пришла весть, что господарь разрешил восстановить и открыть для верующих городской Православный храм, а потом еще прибежал и посыльный который сказал, что по господарскому велению, если мы том храме не проведем службу до захода, то уйдет тот храм католикам… Помимо этого, присмотревшись к тому, что творит боярская челядь на дорогах… а занималась она грабежом проходящих торговцев, я понял, что их дом пытошная и путь их на кол… Мне же, абсолютно не сиделось на месте, после того как я по начитался как в стародавние времена выявляли волколаков (мукой и солью на входе в церковь) и изводили колдунов. Вот со всем этим в голове, я сдал библиотеку послушнику, не желая будить отца Тадеуша (настоятеля) и пошел сначала в замок, с тем чтоб прояснить вопрос с господарем или кем нибудь из его людей по поводу церкви, а потом к бургомистру, похлопотать о его хворой дочери (может руками ее подлечить, а может и нечисть с нее прогнать, было там и такое опасение). Явившись к замку, и поклонившись господарю, (ведь как ему не поклониться??? Если он, по преданиям, даже иноземным послам шапки к головам за неснятие гвоздями к голове прибивает) услышал его мудрые речи на тему о вере и их разногласиях, которые его утомили и пошел к бургомистру… Прийдя в город и поговорив с бургомистром о восстановлении храма (о его дочери мне говорить было как то недосуг, особенно после того как мне рассказали, что в доме его видели (или обнаружили кровавое древнее капище)), я понял, что храм как нибудь восстановят и без меня, а вот внутреннее убранство без меня не освятиться… Свистнув Соколовической челяди (их я сразу приметил, и по рассказам отца настоятеля, который у них ночевал и по утреннему их визиту), чтоб обеспечили сопровождение святых регалий от монастыря до города, и пока они собирали народ решил заглянуть и к нехристям в шатер… Потому как по рассказам отшельника, который обретался в городе уже довольно давно, был среди них и Юсуф Масуди, а еще, по его словам, выходило, что напасти все происходят от того что земля Валашская оказалась про меж трех вер (православной, католической и магометанской). Но после прочтенного в библиотеке, версия эта казалась мне маловероятной. Скорее вопрос был в заключенном в башню демоне (или женщине с длинными волосами) или всякими языческими ересями. В шатре у восточного посланника, был мне оказан радушный прием, однако сговориться о библиотеках не вышло… у них ее не было, так же как и Царьградского еврея Коэна, которого я встретил позже…

 Собрав 6 воинов мы и отправились в путь к монастырю… Где собрав необходимые иконы и скрежаль с истинным Символом Веры (СВ), а за одно взяв под руку проснувшегося отца настоятеля, мы двинулись в город с благодатной миссией! Дорога обошлась без происшествий… Да и восстановление храма шло полным ходом. Было назначено и время освещения и время вечерней службы… Пока же шло восстановление храма из досужих разговоров я узнал, что в городском кабаке уже успела приключиться чума, а за одно была разоблачена гильдия дровосеков, которые чуть ли не в полном составе оказались оборотнями и учудили посередь города невесть что с кучей раненных. Учитывая то, что храм располагался неподалеку от гильдии цирюльников и коновалов, мне довелось послушать, какими методами они лечили… После этого я воздал хвалы святым духам за свои благодатные навыки… В одиночку осветив воду и храм (отец настоятель побежал на встречу с городским попом в доме Соколовичей) и коленопреклоненно прочитав там ОН и СВ перед новым алтарем, я стал смиренно ждать отца Тадеуша. Явился он, с Божьей помощью, во время и служба была справлена со всем подобающим благолепием, равно как и отпевание всех погибших в городе за последнее время, а за одно и проведена пара венчаний. Совершив это благочестивое деяние и оставив храм на попечение новоявленного послушника (бывшего мельника) и местного попа я с чистым сердцем отправился в монастырь. Хотя находясь вне стен святой обители возникло во мне крамольное желание похвалиться господарю своими деяниями, но уберег Господь от искушения и господаря я в замке не застал… Застал же насаживание головы, чьей то на кол… Но лица не признал, только сказали мне, что были то разбойники местные, коих господарь недавно судил прилюдно…

Подходя к нашей святой обители узрел я у порога монахиню и нарядное посольство, поговорив сначала с монахиней, которая оказалась управительницей городского госпиталя, узнал я, что всех ее помощников и обитателей госпиталя извело чумой и что очень ей требуются люди для восстановления ее богоугодного заведения, воздав вместе хвалу Господу, за то что она еще жива и попросив его о заступничестве и избавлении управительницы от всяческих напастей, я пожелал ей доброго пути и обещал прислать кого-нибудь ей в помощь.

Далее последовала беседа с послами из Генуи. Дом ___ Ван Хельсингов, произвел на меня благоприятное впечатление своей основательностью и многосторонностью, помимо духовных и естественно торговых дел, были у них к нам дела и политические… Хотели они от нас вызнать какие настроения бродят в умах народа нашего, силен ли трон Господарский и в чем причина всех напастей. За одно хотели они добыть от нас какой либо манускрипт в подарок князю московскому, к которому и лежал их путь, после отбытия из Валахии. Я обещал им присмотреть что-нибудь в монастырской библиотеке, а за одно рассказал пару историй из того что мне уже удалось вычитать… Они очень заинтересовались и обещали прислать человека, на следующий день…

Войдя в монастырь, я застал там взволнованного Димитрия. Он мне сбивчиво поведал, что когда я отправился в город, через некоторое время явились до монастыря люди господаревы и потребовали монаха, толи для исповеди преступников, толи еще для чего… Из за отсутствия (или сна отца настоятеля), послушник вызвался пойти с ними… В замке же довелось ему увидеть плененных бояр, со всей челядью, коих изловили на грабеже купцов из польского подворья, которые обещались подвести до монастыря ПИВА и уже порадовали нас свежим медом. Во время судебного разбирательства послушнику удалось разоблачить ведьму (не смогла она спокойно прочитать ОН и свечку держала не той рукой, а правой зажимала в кармане кукиш) в одной из пострадавших купчих. За то ей была лютая казнь, однако бояр от смерти это не спасло, равно как и суд Божий, на который старший боярин вышел против человека господарева (Серба по происхождению) и был изрублен в 2 удара… Затем, нестав смотреть на казнь, послушник вернулся в святую обитель и хотел уже было почитать ОН, как вдруг, явился ему Архангел Михаил и поведал, что отныне, послушник сей сможет распознавать всяческую нечисть и изводить ее с вящим рвением. На это вместе мы воздали хвалу господу и решили первый раз за день поесть, но в монастырской кухне ничего не оказалось и пришлось мне, покуда послушник ждал настоятеля идти в шинок харчеваться…

 По дороге, встретился мне мельник, страстно желавший исповедаться. Жаловался на деревенского кузнеца и плакал по самоутопленнице жене, которую схоронил у себя на мельнице не получив дозволения предыдущего настоятеля на захоронение самоубийцы… А так же про дочь свою говорил, что буянит она, что любящее сердце отцовское разрывает своим своеволием и т.д. Поутешив его и пообещав поговорить с его дочерью, пошел я все же до деревни… Грешен, Господи, больно уж есть хотелось… Но и тут ждали меня  страждущие… От них я узнал, что в деревню ту приходил днем Господарь в одиночку и лично узрев там одну белокурую девку взглянув в ее лицо сказал ей, что ночью за ней явится и заберет ее к себе, но когда явился он снова днем, девку ту спрятали в подполе и Господарь ее не сыскал и очень боялись возвращения ночью… Поговорив, же с той девкой, которая оказалась 14 летней сироткой, жившей у тетки на попеченье, я предложил ей сбежать ночью, а лучше еще засветло в город, в госпиталь… ну или на самый край к нам в монастырь, под длань отца настоятеля… В общем нормального харча, а не спирта с чесноком, я в деревне не нашел…

Зато, когда выходил, а к тому времени уже стемнело и начался дождь услышал я что девки те, в том числе и сиротка белокурая, сбежали куда то, вроде как за водой, но по дороге к колодцу встречые крестьяне их не увидили… и вдруг, я увидел, что по дороге приближается со стороны замка, человек в черных доспехах и с оружием… я подошел к нему и поприветствовал. Он сказал, что он личный друг господаря, и идет по его делу в деревню… А звать его Абрам Бранкович!…

 

Смекнув, что человек называющий себя личным другом Господаря, Да еще Бранковичем, да еще и в одиночку гуляющий по вечерним дорогам может быть не безопасен, я попросил группу Соколовичей (из восьми вооруженных людей) скрыться на пол дороги от монастыря до деревни и сказал, что если увидят они этого человека идущего куда в без нас или с девицей белокурой, то рубить его без жалости, а девицу доставить в город в госпиталь…  Может возникнуть вопрос, откуда взялась такая группа поддержки? Так я скажу… Дело в том, что еще с конца прошлого месяца отец настоятель вел переговоры с Соколовичами по «вопросу о Папэско». Такое было прозвище у одного из наследников предшествующих господарей, которого еще не успел извести нынешний. Соколовичи же возлагали большие надежды на его будущее возвышение. Примерно такие же надежды наш отец настоятель, возлагал и на послушника Димитрия, который так же был господарских кровей, но не проявлял сильного рвения до власти, а скорее по складу своему был склонен к духовной карьере. Так вот, сия делегация Соколовичей явилась, как мне помниться, за благословением на резню католиков, которую замышляли некоторые бояре (а может просто довела отца настоятеля после пира до обители). Ну в общем я их сразу для благородного дела спасения невинной души и употребил… Однако же их помощь не понадобилась… Девки те через некоторое время оказались в деревне и все вроде бы улеглось. Я вернулся в обитель и уже хотел справлять вечерние молитвы, как услышал какие то крики в деревне… и направился с послушником туда. Отец же настоятель наш уже спал. Придя в деревню с дубиной, единственным нормальным монастырским орудием, мы обнаружили, что на постое в шинке встало два семейства бояр и дым, по дождливой погоде у них стоял коромыслом. Все забились под одним общим навесом и ели и пили и пели… Был там и Бранкович и отшельник и прочий люд. Кто то же резвился на сеновале, но до того нам не было дела… посидев так минут десять, услышал я, какой то шум на воротах. Явившись, узрел, что две девки рвутся за ограду, как будто тянет их что, но объяснить ничего не могут или не желают… Просто рвутся и все… Кликнув послушника, взяли мы ту, интересовавшую нас белокурую девицу под руки и собирались, с благословения ейной тетки свести ее в обитель, для избавления от всяких напастей. Якобы для сопровождения, увязался за нами и Бранкович. Но как только дошли мы до угла дороги, и девка перестала видеть родимые ворота, возопила она что не хочет в монастырь… Тут я уже собирался двинуть ей чем нибудь по голове, чтоб не мешала движению, как получил удар в спину и упал на землю вместе с послушником… Перепуганную же девку Бранкович успокоил словами, что о нас позаботятся и увел в сторону города… Через некоторое время проходящие мимо люди_с_хутора подобрали нас и доставили до монастыря… Где чудом божьим и умением моим лечить накладывая руки, я привел послушника в порядок и себя так же… Но выбившись из сил впал в сонное забвение, по дождливой погоде…

 

Конец зимы 1461 года.

 Очнулся я на рассвете чудного весеннего денька и как заведено было пошел за водой и на омовение к роднику. В процессе омовения к роднику подошли две цыганки из соседнего приречного табора и повели о чем то речь… когда доболтались они до хула на родную Матерь Церковь и начали называть монахов бездельниками, то схватил я хворостину и погнал их понося бранными словами, за что Господи искренне теперь раскаиваюсь, Да простят меня святые духи, ибо несдержан был я после своих недавних ранений принятых при защите души невинной… Явившись в монастырь, я обнаружил проснувшегося послушника, который поведал мне за приготовлением пищи много всего интересного, что случилось с ним за предыдущую ночь. Приняв мое лечение понесся он оповестить деревенских о том, что увели их девку лихие люди, которые при том еще и на святых отцов клинками покусились… И назвал он в шинке, боярам имя того лихого человека, кира Абрама Бранковича. И встал тут один из бояр и молвил что сам он Бранкович, и что племянник он кира Абрама, и чо за злодеяния свершенные им и ранее, а за нынешние тем паче надлежит ему воздать заслуженную кару. И двинулись они дружиной в город на поиски кира и девицы белокурой и прийдя в город узнали, что вскоре после того как изрубил нас кир, явилась белокурая девица к городу в состоянии живого мертвеца и была тут же изрублена в мелкие куски… Дальнейшие же поиски хоть каких то следов по делу привели к тому, что в деревне была найдена подруга той девицы, которая еще в начале зимы пропадала вместе с первой и которая так же куда то необъяснимо ломилась. Крестьяне ее связали и уже собирались колол осиновым ее попробовать, но вмешавшийся послушник при помощи младшего Бранковича сволокли ее в обитель где в храме Божьем девица впала в бесчувствие из коего до сей поры не выходила.

Прочитав совместно с пробудившимся настоятелем ОН и возблагодарив Всевышнего, что мы еще живы, приняли мы трапезу, а за одно решили, что будем делать дальше… Решено было, что пока послушник с настоятелем занимаются девицей, освящением городского кладбища (откуда по разговорам вылезло пять мертвяков и напали на проходящего мимо со свитой господаря и которых те изрубили вострыми саблями со словами господаря «Не сметь лезть из моей земли без спросу»), и реки (про которую стали ходить странные слухи, что будто нечисть какая живет и там) я буду заниматься всеми вопросами связанными с библиотекой и другими текущими событиями…

Тут и начали подходить гости… Первым был отшельник… Сразу видно было, что в немалой учености человек… Засев с ним вместе в библиотечной башне, стали мы пристально рассматривать всю библиотеку… Чуть позже подошли Ровери Хельсинг старший и Папэску от Соколовичей и все либерию нашу попросмотрели… Особенно все подивились списку господарей Валашских на транслите с годами жизни и смерти вплоть до 1498 года и всякими буквенными обозначениями под каждым именем… Так же большой интерес вызвали сказы про 14 апостола и сказания о диких обычаях варваров населявших земли сии в стародавние времена, а так же икону Валашской Богоматери, плачущей кровавыми слезами… Дочитав все эти страницы особенно тщательным образом, знатные гости наши двинулись в обратный путь… А к нам в монастырь явился рыжий призрак и воззвав к воле святых духов и ссылаясь на прошлую ночь, устроил погром и вынес книгу о древних варварах… Мы же с отшельником убоялись сего происшествия премного приписали его козням мистического черного ворона, сказание про которого так же имелись в библиотеке… Пока же тот рыжий призрак обитался в библиотеке, а вынужден был всяких предварительно зазванных мной людей слать погулять до конца погрому, мы с отшельником в качестве подготовки к явлению злобного знамения «Черный ворон» соорудили для него насест, а чтоб этой напасти неповадно было являться к нам и впредь, а за одно в назидание будущим поколениям монахов, чтоб не оставляли святую обитель в ночное время, когда , как известно силы зла властвуют безраздельно, Наставили в насесте том камней побольше, чтобы ворон и клюв и лапы с крыльями при посадке попереломал…

Прослышав про творенье двух святых отцов слетелись к нашей обители чуть ли не все святые духи и воззрившись на сооружение наше постановили, что святости в оном не обретается, как в общем то и зла тоже… Просто песок и камни… Красоты кусок- в общем… Воздав молитвы Святым духам удалось нам положить конец бесчинствам рыжего призрака и в конце то концов осмотрели мы либерию нашу… помимо погрому, пропала из нее одна древняя рукопись о варварах (но на счастье наше была с нее у нас копия). Но тут явилось к нашей обители знамение не доброе, в лице знатной белокурой дамы с охранником (про даму ту, от отшельника мне уже давно было ведомо что демон это замка господарева), и потребовала выдать ей на разговор отшельника, после чего, хищно улыбаясь с ним удалилась,  равно как и настоятель с послушником, пошли выполнять свои благие свершения!!! А я остался принимать гостей…

 

И гости не заставили себя ждать… Сначала явился молодой помощник аптекаря и сообщил, что скоро придет его господин аптекарь, а за одно рассказал что в городе произошло убийство венгерского посла… Мне уже стало казаться, что намеченная городскими боярами резня скоро начнется по всему городу, но уберег Господь… Тем временем, на заднем дворе, в хуторе у бывших бояр, начиналось какое то движение… Там начинали собираться непонятного вида люди в доспехах и с оружием, сначала они собирались кучками и о чем-то долго говорили… Пришедший же к обеду аптекарь со своим подмастерьем, просидел со мной на башне около полутора часов старательно изучая и записывая особенные участки текстов и разделив со мной хлеб свой, удалился с кучей вопросов в голове… между тем успели к нам явится купцы с польского подворья и поднести обещанное ранее пиво и даров для приюта Святого Фомы, кои были щедры и богаты с просьбой принять их для освещения и передачи приюту… А после, прибег к воротам помощник, покинувшего нас митрополита и сказал, что на хуторе за монастырем собирается серьезное войско, сабель уже из десяти и просил не пущать их в святую обитель, до поры до времени… Смекнув что это не к добру, перекрестившись троекратно и воздав хвалу Всевышнему за своевременную весть, я будучи один в монастыре принялся готовиться к штурму… Сволок на башню пару бревен и штук пять камней, запасся маслом и развел под ним огонь, а за одно припас котел святой воды, на случай всякой нечисти… Через некоторое время прибежал до ворот человек с хутора и спросил, готов ли я впустить в святую обитель доблестное воинство истинного Господаря Влада Второго, на что я ответил ему отказом и попросил привести ко мне того, кого именовал он господарем ибо по возрасту своему мог я его опознать, ибо доводилось мне видать его в мои юные года и память моя сохранила тот образ. Пока же, гонец тот ушел, я кликнул проходившего мимо путника, коим оказался Папэску из дома Соколовичей и попросил его не мешкая бежать в город за подмогой.

 После того как убег он, подступили к воротам пять человек в оружии и доспехе, и один из них (очень смахивающий на молодого боярина, которого ранее посадили на кол, наверно предок евойный), что б роскошном одеянии спросил меня, признаю ли я в нем господаря Влада Второго, ибо в силу лет своих должен был бы я его помнить. И признал я его в лицо, однако же приметив молодую стать его, а в бытность мою еще молодым, господарь тот был уже в летах, смекнул я что здесь не обошлось без козней нечистого врага человеческого, и перекрестясь предложил ему одному и без оружия, оставив своих бойцов в стороне зайти в святую обитель для разговора… Но отказался он и счел я сие верным знаком нечистой силы… Тут надо еще сказать, что к этому времени успел я уже и ворота подпереть изнутри и завалить штурмовой коридор, а расчищать все это мне, в мои то года уж очень не хотелось (Прости уж меня Господи за лень мою).

Развернулись они и ушли, а позже я узнал, что пошли они и пожгли дальний табор цыганский, а за тем и мельницу и мельника сволокли в свой хутор, где он связанный и сидел…

После этих делов пришел один боец их в обитель без оружия для разговора и пришлось ему отворить ибо был он своему слову верен и оружия при себе не имел. В разговоре наводил он хулу на нынешнего господаря и говорил, что от того все напасти нечистые, что отрекся господарь от веры Православной и принял католический обряд… Что людей вчера господарь порубил невинно, за то что те мол ведьму обидели и прочие припомнил перегибы, и кровь припомнил черную, что из господаря полилась при покушении на него серебряным оружием и что даже после того не помер он. На все же его доводы увещевал я его Волей Божьей, поддержанием порядка и тем, что покуда один я, не в моей воле пущять в обитель святую войска, да к тому же без ведома отца настоятеля…

 Тут раздались крики в стороне деревни и воин тот, обрядившись по быстрому в доспех свой бросился к своим товарищам и более я его не видал. А в скоре и отец настоятель с послушником вернулись… Рассказал я им что за дела творятся под стенами нашими, и рассудили они так, что не иначе конец света это предвещает или какое другое страшное бедствие и решили ворота наши, от греха подальше, заколотить досками наглухо, что мы по быстрому и сделали… А через несколько минут уже сидели мы с послушником на башне, пили холодное ПИВО с польского подворья и заедали его икоркой красной что прислали нам братья из земли Московской… Напасти всяческие, Божьей волей, обошли святую обитель… Ибо подоспевшие господаревы гвардейцы изрубила всю толпу смутьянов в капусту, а после приволокли изрубленное на куски тело Влада Второго и по кускам покидали через стену, ибо ворота были еще заколочены. Гвардейцы попросили подержать останки в храме отпевая и положить серебряную монету на лоб зверюги. Пока же отец настоятель отпевал и читал и истолковывал псалмы телу упыря, мы с послушником расколотили ворота и вернулись к нашей праздничной трапезе… К воротам же нашим уже подошла еще одна дружина, человек из десяти пятнадцати, в доспехах и при оружии… Сказали, что православные они и пришли на защиту святых стен по нашему зову. Приняли мы их радушно запустили за стены, напоили водой и предложили передохнуть от дальней дороги. А тут, как раз, к стенам замка подошел и сам господарь, со свитой из четырех человек и потребовал выдать ему тело того вампира, что в храме у нас находиться. Бойцы же тем временем обрядились в брони и думали, а не напасть ли им на господаря прямо здесь, но не решились… Выдали упырские останки и положили перед воротами. Господарь же выхватил серебряную саблю и одним махом обезглавил упыря прям на глазах у всех кто был в обители, а затем распорол тому брюхо и вырвал бьющееся вампирское сердце и отбросил в ров… Затем, потрясенному отцу настоятелю велел посыпать тело солью, сжечь, затем захоронить на монастырском кладбище (господарь все же хоть и бывший), а сам удалился. Повеление господарево исполнено было в точности… Обугленные кости, со всем почетом были захоронены на монастырской земле… После же этого прибежали к нашим стенам четверо спасшихся с хутора и просили присоединиться к православному воинству, что собралось в обители. Они после соответствующей присяги были с радостью приняты…

 Мы же тем временем устроили пир, по случаю счастливого избавления Монастыря Святого Андрея от напасти. Однако не долог был наш веселый праздник. Из города прибежал посыльный и сказал, что видел как какие то люди совершали зловещий ритуал и жертвоприношение у недавно освященного Отцом настоятелем источника… На это отец настоятель решил немедля реку переосвятить, от греха подальше и со свитой из раскаявшихся грешников двинулся на реку…

Тем временем, решил я что пока мы пируем, страждущие из приюта, терпят голод и лишения, без даров польского подворья и решил все же снести сии дары по назначению, а за одно поведать, что в городе твариться и вернуть монастырский долг за ПИВО (как никак 14 грошей деньги не малые). По дороге мне попался веселый молодой боярин (ну прям одно лицо с тем упырем, что мы недавно схоронили), шедший в город, по дороге разболтались мы с ним о жизни и он поведал мне, что грошей, с господаревой службы у него без счету (и щедро пожертвовал целый дукат в монастырскую казну, а чем еще было долг за пиво отдавать), а жены вот нету, и идет он ее искать к город. Так вместе с ним в город мы и пришли… Совершив все назначенные дела, решил я прояснить у кого нибудь из католиков, не слыхивал ли из них кто-нибудь по Святую Икону Богоматери Валашской (Икону), что должна по преданиям храниться в покоях папы и плакать кровавыми слезами… (По разумению моему, кровь та, в силу своей святости и памятуя библиотечное придание о четырнадцатом апостоле, должна бы привести, либо к смерти господаря (а так же другого упыря или нечисти) при контакте с той кровью либо просто отпугнуть напасти). На удачу мою, в то время был в городе недавно приехавший епископ из Ватикана, Посланник Папы. С ним я и побеседовал, так как епископ Клавдий был по интересующему вопросу не сведущ. Легат Папский сказал, что Икона та Ватикану известна и должна быть во земле Валашской ибо привезли ее (по его мнению это была именно та Икона) еще в начале зимы как дар Папы. Однако Легат не знал о слезах Иконы и видя напасти на земле Валашской согласился лично явиться к нам в монастырь для переговоров по избавлению земли Валашской от Напастей. Встречу назначили через час, а на дворе уже смеркалось… По дороге я зазвал с собой на диспут еще и Отшельника.

 В урочный час все духовные лица были в сборе под монастырской крышей и сотворив ОН принялись к зачтению библиотечных текстов об Иконе и прочем… Однако, единодушия в нас не было, как в общем и версий о едином источнике напастей. Одни считали, что это лично господарь (и его надо убить), другие говорили, что виной всему демон из башни жаждущий освобождения (а для этого надобно освятить башню демона в замке господаревом, но сам он очевидно этого так просто не допустит)… Тут прибежали двое молодых людей, Один помощник аптекаря и с ним городской посыльный. И наперебой принялись всех убеждать, что они знают где зарыт тот_сундук_в_котором_заяц _в_котором_утка_в_ которой_ яйцо_в_котором_ игла_в которой смерть господарева… и указывают на то знаки под монастырской стеной, а так же предъявленный католиками рисунок (который был одним из основных версий в пользу демона, но я в нем видел другой смысл… Что только вера в Бога нашего и Святую Матерь церковь, должна сплотить народ Валашский…) С этими мыслями я оглушил главного болтуна из аптекарей, освятил котел с водой и двинулся к замку, сказав, что уповаю я на Волю Божью и иду тварить дело благое во спасение земли Валашской, кто верит мне пошли к замку, а кто сомневается пусть за нас помолится… Как это не забавно, но поверили мне Все католики, и отшельник. Настоятель и послушник остались беречь святыню и возносить молитвы за наше спасение…

В это время к стенам замка, по непонятной мне причине, стекался практически весь Валашский народ, большинство с оружием и в доспехах, а многие с женами и детьми. Ворота замка были заперты, а на стенах стояла готовая ко всему стража… так что мой изначальный план по тихому с котлом проникнуть в замок сразу отпал и пришлось брать ситуацию под контроль. Я вышел под самые ворота и посохом постучал, с криком «Господарь прими народ свой и дозволь слово молвить», но господарь долго не выходил…

Со стен, тем временем слушались реплики типа «Жахни Гендальф!!! Жахни!!!» или «А спорим я завалю этого додика с двух стрел» и самое ужасное «ЭЙ, Толчки! Ваш митинг не санкционирован!!!»… Воздав же хвалу Господу за то, что я до сих пор жив и мысленно прочитав ОН, я продолжал ждать…

Господарь все же вышел… и я сняв шапку и поклонившись объяснил ему суть нашего прошения… Выдать Икону и позволить совершить ритуал освещения всей земли Валашской и всего народа с использованием этой святой Иконы. Господарь по началу заортачился… Пытался перевести разговор на католиков (ибо сам он католик), но после выступления плечом к плечу со мной епископа Клавдия и указание на присутствовавшего Легата Ватиканского, господарь вынужден был сменить тактику и давить уже на народные настроения… В народе же не было единства… Слышались голоса типа: «Икону!!!», «ВинИИща!!!», «Слава Господарю!!!», «На кол господаря!!!» и дальше в том же духе… Подлетавшие сзади люди в доспехах предлагали поприкрывать спину и за одно одеть на голову господарю чан со святой водой… Я же по мере возможностей, чтобы не смущать господаря, их, как мог, урезонивал…

Влад же Продолжал свои речи… Сказал, что знает мнение народное, что мол кровь о пьет и народ почем зря губит!!! Предложил всем из одного с ним кубка испить, но народ, да и сам я, отказались. И продолжили просить икону… Поняв, что отвлечь нас от дела по простому не выйдет, господарь решил нас к себе присоединить. И предложил нам, как представителям церкви признать его как законную власть, в чем собственно, ни у меня лично, ни у отца настоятеля (особенно после прекращения гонений на православных и открытия в городе храма), не говоря уже про католиков, возражений небыло. Видя это господарь велел налить ему рог и предложил всем с ним выпить. Первым, наполненный до краев рог попал ко мне в руки и я изрядно от него отхлебнул, и только потом понял, что это было что то восьмидесяти градусное. Если бы не старая закалка и ведерко святой воды, я вряд ли бы смог сказать хоть слово после этого… Но святая вода спасла и после того как рог вернулся пустым, а господарь вынес Икону (начертанную черным маркером на белом листе бумаги и с подписью синими чернилами, вот у нас в монастыре иконы хоть и были на бумаги, но куда как благолепнее, Но святые духи признали икону древней, но святости ее не подтвердили, кровавых следов не выявили, Но и не опровергли, а по книжному описанию  все сходилось ). С иконой в руках на пару с Клавдием мы поставили весь собравшийся народ на колени и провели освещение и земли Валашской и всего народ как по православному обряду так и по католическому и признали Влада Третьего законным правителем от имени своих конфессий. Народ возгласами своими нас поддержал.

 В этот самый момент пришло известие о том, что турки перешли Дунай. На следующее утро Законный и общепризнанный господарь Валашский Влад 3 повел объединенное войско православных и католиков (а так же примкнувшую к ним армию Молдаван) против турок. И бесследно сгинул в одной из больших битв. Земля Валашская после этого подпала под турецкое правление, но имела некоторую автономию. Замок же господаря, вместе с кладбищем и всеми напастями сгинул в тумане и больше не проявлял себя…

 Я же, раб Божий брат Дорин, отиграв несколько свадеб той ночью и благословив отбывающее войско на ратные подвиги остался по немощи своей в Святом нашем Монастыре Святого Андрея, где сейчас и пишу эти строки…

Славься единый, с Божьей помощью, Валашский народ!!

интересно