введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Якуба Яна Олеговна (Шеола)

Функции

Шеола. наложница Ю-Бериона

Событие: Готика
Последнее изменение: 30.07.2009 в 18:56

"Великий Шушпанчик создал первого человека в порыве безудержного оптимизма."


Королевство Миртана никогда не было для меня раем. Я же воровка, блудница, если не сказать ещё хуже. Распутница, ничего святого...
Да, так всё и было, пока... Нет, лучше расскажу всё по-порядку.
Рассказ мой не будет гладок, как лёд в северных королевствах, увы, грамоте меня почти не обучали. Родители нарекли меня Шеолой, имя это казалось им величавым, почти знатным, но много позже, первый же пьяный мужик, усадив "девочку" на своё колено, ласково сказал: Шелли, детка...
Да, это имя быстро потеряло всякий налёт аристократизма.
Дальше череда потерь, обид и разочарований - улицы и бордели, воровство и распутство. Темница, холодный стены, отвратительная вонь нечистот, кусочек неба в решетчатом оконце под потолком камеры. Я рыдала от счастья, когда меня, связанную по рукам и ногам, вместе с возом продовольствия и драгоценностей отправили в Колонию. Тюрьма стала мне избавлением.
Ничего не изменилось - снова бордель, красный фонарь на входе, сладкий дым и крепкое вино внутри. Дни там тянулись медленно, ночи пролетали как один миг. Всё изменил проповедник. Он говорил о свободе, равенстве, избавлении. Он говорил о Спящем или, как он его ещё называл - Шушпанчике.

"Тебя ждёт Великий Шушпанчик. Открой двери своего восприятия"


Ю-Берион собирал вокруг себя фанатиков, отщепенцев, всех, кто мечтал что-нибудь изменить. И измениться. Когда он сказал нам идти, мы двинулись за ним, и основали свой лагерь на болотах. Мы многому научились - строить дома высоко над землей, выращивать болотник, собирать лекарственные травы. К нам по-прежнему приходили все те, кому не хватало надежды и веры. Верила ли я в Спящего? Не знаю, думаю, что скорее просто хотела верить...

Последние дни перед снятием барьера.


"Шушпанчики пришли, чтобы спасти Вселенную."


День был особенно ярким, а солнце непривычно горячим, когда мы с сестрой Лией, по пояс в траве, как всегда, шли собирать лекарственные травы. Кто бы знал, как непросто, среди высоких и душистых зарослей, найти ту самую, что нужна нашему алхимику Кор Галому. Охранники борделя смерили нас плотоядным взглядом, заставив внутренне собраться и, подобрав юбки, ускорить темп. Мы забрели в тот раз неожиданно далеко. В глубине леса показалась каменная стена огромной башни.
Переглянувшись, мы с Лией мелкими шажками подобрались очень близко - башня словно упиралась макушкой в небо. Стало безумно страшно. От греха подальше, мы стали выбираться из этого мрачного места, и вдруг...О, Великий Шушпанчик!
Прямо перед нами выросла огромная фигура орка. Косматый, с огромными ручищами, страшный как черт! Но в руках его был магический посох, а в глазах не было ярости убийцы, только интерес. Уповая на милость Спящего я рухнула на колени и взмолилась: " О Великий и могучий орк! Мы случайно забрели на твои земли, ненароком нарушив твой покой, не убивай нас, слабых беззащитных девушек..."
Я молила за нас обеих. Лия же, убедившись, что скорая смерть нам не грозит, вспомнила свои аристократичные корни и начала безбожно дерзить. Обстановка накалялась. Мы вовремя вспомнили поручение идолов лагеря, чтобы встретив орчьего шамана умоляли, упрашивали поделиться с нами секретами мастерства. И я просила. Вконец обезумев, Лия добилась-таки своего усыпления и упала в травы. Своей покорностью мне удалось смягчить праведный гнев мудрого шамана, и свою дерзкую подругу мне пришлось вытащить для пробуждения из чащи. Зато общими усилиями мы получили разрешение приходить и обучаться таинствам орочьей магии.
В великом возбеждении вернулись мы к гуру. Ю-Берион сухо похвалил нас и отправил вновь - собирать болотник. О, Спящий! Будто кару свою, взвалил ты на нас эту нудную, утомительную работу. Ноги наши были изрезаны, руки исколоты, сами мы были утомлены до крайности, когда с закатом солнца вернулись со свежим урожаем.
Идейный лидер тем временем читал мессу - собрав в храме, у алтаря, гостей, рассказывал им о Спящем. В воздухе витали ароматы благовоний и курений, свечи тревожно мерцали, и в их бликах гуру выглядел ещё более просветленным, чем когда-либо. Гости с удивлением и восхищением на лицах слушали заповеди Великого Шушпанчика из евангелия от Ю-Бериона. Мы с сестрой Лией с удовольствием присоединились к мессе.

Получив зарплату, шушпанчики первым делом идут в Макдональдс.


Вечером, когда все уже разошлись, гуру позволил нам с Лией отправится отдохнуть в кофейную. Я же по собственному опыту зная, что скоро там соберется весь свет колонии решила, что это будет ещё и полезно. Пусть у Спящего повсюду будут верные глаза и уши.
К кофе нам подали не только заморские сладости, но и порцию философских и религиозных диспутов. Мы горячо отстаивали веру, устали, но и тут Спящий не бросил нас - будто бы к нам на помощь подоспел наш мужественный воевода. Сначала казалось будто он и не замечает верных послушниц, "невест Спящего" - он выпил, вступил в споры, развлекся с одной из девиц, и только потом случайно наткнулся взглядом на нас. Ойкнул. Быстро оценив ситуацию, вошел в права заместителя гуру, окружил себя нашим вниманием и заботой, пригрозил на всякий случай утренними маневрами. Испугавшись, мы мысленно взмолились Спящему.
Хвала Шушпанчику, маневры прошли отлично, только без нас. И без воеводы.

Утром, сходив как обычно за травками, мы с названной сестрицей мрачно переглянулись. В нас разбудили праведный гнев и феминистические настроения. Как же так - у всех жизнь кипит и бурлит, в борделе веселье, у магов интриги, а у нас травоведение сплошное! В последнем, однако ж, мы поднаторели - сестра Лия собирала лекарственные травы буквально одной левой! Или правой. Короче, редкие травы собирались пучками и сваливались Кор Галому кучами.
А ведь мы наложницы. Мы танцевать, развлекать хотим! А то от столь тесного общения с дикой природой одичаем-с.

Жизнь похожа на шушпанчика. Такая же беспросветно-весёлая.



За утренним кофе/чаем в борделе решили - танцевать будем везде, где пригласят. Заодно позанимаемся разведкой - в конце концов, чем не Маты Хари?
К середине дня планы стали куда более кровожадными - во имя Спящего было решено попытаться самим добыть реликвию магов огня - альманах. Созрел коварный план: явиться к магам "потанцевать", когда их будет не больше двух, одного оглушить/зарезать в танце, второго очаровать магией и он сам, как миленький, альманах и отдаст. А назад в лагерь лесом и бегом. В крайнем случае убьем парочку неаккуратных магов - облегчим нашим храбрым воинам задачу. Погибнем во славу Шушпанчика.
Ободренные собственным коварством, мы стали планировать ещё и кровавую баню в борделе, куда тоже для танцев нагрянем... Но увы, планам этим не суждено было сбыться...

И пришел Ксардас...Я всегда была уверена, что темная магия к добру не приведет. Но он обещал помочь, правда, в качестве цены требовал лично меня, но не просто так, а для орчьего шамана. На съедение. О, Спящий! Чего мне стоило не выдавать свой ужас!
Я уже мысленно простилась с жизнью, когда наше храброе воиско засобиралось нападать на Старый лагерь. Заволновалась. Ушедшая туда на разведку Лия долго не возвращалась, мои надежды были лишь на то, что она мирно попивает кофе, а не лежит связанная в подвале. Увы...
В предстоящем нападении моя роль была - ждать сигнала, прибежать и украсть нужные вещи, выпить зелье скорости и отнести их в целости в лагерь. Прямо на моих глазах разразилась бойня - охранники борделя погибли на месте, девочки выбежали...и здание охватило огнем. Маги! Ксардас нас обманул!
Я стояла и смотрела, как прямо передо мной гибнут все, кого я знала и любила. Лия, моя драгоценная Лия...

Жил-был один шушпанчик. А потом умер. Hо не сразу.


Когда всё закончилось у меня хватило сил лишь на то, чтобы подползти к пепелищу и разрыдаться. О, Спящий, за что? Дай мне сил это перенести...
Откуда-то сзади появились маги и бордельные девки. Меня окликнули. Но было уже всё равно. Я повернулась. Меня схватили, связали руки и ноги, обыскали. Сняли всё - даже кинжал, спрятанный на внутренней стороне бедра, с ним были связаны мои последние надежды - если не спасение, то смерть.
Я спросила у них только одно - погибла ли моя дорогая Лия, но о чудо! Они ответили, что она в подвале, скорее всего ещё жива, её нужно только быстро откопать из-под завалов. Меня связали и уложили рядом с пепелищем борделя. Не только я потеряла всё - девочки были очень расстроены. У меня осталась только Лия.
Маги помогли взорвать завалы и скоро я её увидела. Она была в сознании - взрывы не повредили ей. Нам предложили остаться в борделе. Сказать, что у нас не было выбора не честно - мы могли умереть. Только зачем? Я поняла, что злодейка-судьба всю жизнь водившая меня из борделя в бордель, так просто не отпустит. Вздохнув и поплакав, мы согласились.

Шушпанчик, вооруженный вилкой, являет собой неиллюзорную угрозу.


Начало новой жизни было, мягко говоря, впечатляющим. На пепелище явился новый рудный барон - юный Бред, и держал длинную бессвязную речь, к концу которой все присутствующие решили его прикончить. Сколько идей было предложено - "а-ля Цезарь" все девушки в борделе нежно окружают его, достают кинжалы и режут, "Очарование" - с помощью магического свитка, и двух милых девушек, одна из которых режет, другая очаровывает, а также самый куртуазный - одна из девушек во время праздника режет барона в тайной комнатке, а в зале в это время все пьют за его здоровье.
Увы, и эти планы остались парить в воздухе - Маман исчезает. Барон, преисполнившись доблести или хитрости собирается на её поиски. Маги, предчувствуя перемены, предлагают нам с Лией улучшить наши оккультные знания парой-тройкой кругов магии. Лия уходит к Акве, я к Вайолет, она в воду, я в огонь.
Тихие научные изыскания были прерваны неожиданным возвращением Маман. Как всегда, хочешь сделать что-то хорошо - сделай сам. Бред с воинами в поисках никаких успехов не достигли, зато сама Маман, будучи сильной женщиной, героически бежала из орчьего плена. Там ей, судя по всему, орки вынесли мозг, ибо говорила она не лучше юного Бреда. Я начала задумываться о тяжелом детстве парнишки...
Начинается полная неразбериха - воры из Нового лагеря вконец обнаглели и воровать начали буквально средь бела дня и у всех подряд. Попрошайки мгновенно обжили только что отстроенное здание борделя, маги разбрелись по делам, праздник, назначенный на вечер, оказался под угрозой. Что-то повисло в воздухе. И это точно не был наш красный фонарь у входа.

Иногда шушпанчики творят такую шуёвину, что страшно становится.


Пришло время собирать камни. Сначала погибла Вайолет...
Я мирно горела на костре - маги огня посвящали меня таким образом в ученицы. Неофициально. Они милые, но немного странные. В этом я убедилась, когда прямо на моих, и не только моих, глазах вор из Нового лагеря напал на Верховного мага огня. Мало того, что она была в одиночестве, так ещё и никто не попытался прийти ей на помощь. К счастью, избавится от магов действительно куда сложнее, чем от насекомых - на руке Вайолет был браслет, да не просто, а магический, исцеляющий. Аримейн, приемница магички, оказалась не в меру доброй и честной - вместо того, чтобы самой занять опустевшее местечко, она выдернула начальницу из могилы. Да так быстро, что та даже остыть не успела.
Стало ясно - если маги не снимут барьер быстро, то не сделают этого уже никогда. Воры и убийцы из Нового лагеря и там и тут показывали свою молодецкую удаль. Проведя консилиум и ещё тысячу чайных церемоний, маги рассудили, что для снятия барьера должно быть достаточно мага воды, мага огня и орчьего шамана, за отсутствием идолов представлявшего магию Спящего.
На холм с ними я не пошла. Хватит с меня магии, таинств и смертей.
Чему быть, того не миновать - Шелли выросла и остается в борделе...

Шушпанчики некочепыжны. Это - Истина.
 

интересно