введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Берг Евгений Вольдемарович (Berg)

Функции

Ролевой отчет.

Событие: Стоимость жизни
Последнее изменение: 12.07.2011 в 18:24

 

Рихард лежал на траве животом вниз. Трава была мокрой от недавнего ливня, камуфлированная куртка давно промокла насквозь, да и сам Рих весь взмок ни то от нервного напряжения, ни то потому, что последние пятьдесят метров он преодолел ползком.

 - Джейн! Джейн, веревки не хватает!

 - Ее хватает, дурень! Ты зацепился за ветку!

Рихард аккуратно потянул правой ногой, к которой была привязана альпинистка. Со второй попытки веревка поддалась, сзади легонько хрустнуло и натяжение спало. Можно было ползти дальше.

 - Рожой в землю! Ниже голову! – орал сзади Джейн.

Сталкер еще сильнее прижался к подлеску. Было сыро, грязно, противно, мелкие веточки кололи исцарапанное лицо. Эх, видел бы его сейчас DJAlkatraz – перепачканного, мокрого насквозь – точно бы зарплаты поднакинул, шоумен фигов. «Рыжий, отрабатывай рейтинг! Рыжий, больше энергии!» Тьфу, черт. Тебя бы сюда, под эти аномалии, на эту траву, с этой веревкой к ноге. Посмотрел бы тогда на тебя сталкер Рихард, как ты тут будешь пузом своим землю вспахивать да траву глотать. Зараза… Да и черт с тобой, и с Шоу твоим…. А ведь поначалу Рихарду даже нравилось. Они с тремя товарищами, среди которых, был и Джейн, держащий сейчас другой конец веревки, уже год героически бегали по предзоннику, делали кульбиты на камеру, палили из СВЧ-пушек друг по другу и по бутафорским киберам, демонтировали бутафорские бомбы и спасали сисястых журналисток – хоть и живых, но от этого не менее бутафорских, потому как что, черт возьми, в этом городе было не бутафорское? Но этот спектакль со временем опостыл. Приходили новички, смотрели на них с распахнутыми глазами, грезящими загадочной Зоной, но о настоящей Зоне даже понятия не имевшие, и в ней никогда не бывавшие.

А вот Рихард там был. И был прямо сейчас. И аномалия над его головой была самая, что ни на есть, всамделишная. Он аккуратно приподнял глаза, чтобы разглядеть куда ползти, но тут же прижался обратно к земле, почувствовав, как заорало внутри и без того обезумившее от нервов чутье. Черт, напьется же он сегодня! Выйдет отсюда, сбросит шмотье и завалится с Джейном в какого-нибудь «Леннона» и будет хлестать там виски, а потом их накормят в «Гоголе», а затем, быть может, они отправятся в «Трублад» и будут умиленно пускать слюни, глядя на девочек у шеста, отплясывать на танцполе и травить байки полупьяным девахам. Они так и спасались, по-крайней мере Рих. Ненастоящность Шоу он заменял ненастоящностью обезумевшего города и его кабаков. Люди конвульсировали под кислотную музыку, и Новая Венеция вторила их конвульсиям. Риху это нравилось, в эти сладкие минуты он забывал про подложность всего, что его окружало – про поддельность Алькатраса, про поддельность Шоу, и поддельность города. Не была подделкой только Зона. Дальняя, настоящая, та, по которой он полз сейчас, спустя четыре года. Полз к Золотому Шару, к которому его вывел Джейн. Рихарда теперь отделяли каких-то полтора метра и упавшая поперек тропы молодая сосна. Вот же ведь незадача, как же через нее перебраться?..

 - Ты чего остановился? – крикнул сзади Джейн.

Рих не ответил. Он перекинул через ствол СВЧ-пушку, а затем начал медленно перебираться сам, сначала правую руку, потом плечо, голову… Тут сверху он получил по затылку два крепких удара.

 - Мать твою! – крякнул Рих, и перекинул быстро остальную часть туловища. Черт, что же это? Вроде не «мясорубка»… «плешь», может быть? Хотя, какая разница. Живой еще и ладно. Ему вообще везет. Вчера ночью, когда они вдесятером спасались бегством от «машинок», падая, ударяясь о стволы деревьев и разбивая в кровь ноги, он выбрался почти невредимый. А вот Джейна накрыло пулеметом, он выбрался чуть дыша. Бранкович отстал, теперь, должно быть, висит на дереве кишками наружу. Молот и этот араб из «Амбреллы» вообще побежали в другую сторону, тупицы, их теперь тоже нет. Зона щедро торгует смертью. Вчера Светозар не вернулся, его подруга в коме лежит, что с Арнольдом и двумя «черными» до сих пор не ясно. И теперь Рих ползет тут, по этому устланному останками ковру. Лишь бы всё не зря…

 - Ты дополз? – сзади крикнул очкарик из лаборатории, он тоже отправился с ними – в надежде вынести хабар.

 - Да, я около него!

 - Башку не поднимай! И быстрее давай! Я не хочу тут откинуться, - прохрипел Джейн.

Рихард полез за своим желанием. Это было чертовски неудобно делать, не поднимай головы. Он с шумом выдохнул, выдувая из носа очередную букашку, норовившую в него залезть. Изловчившись, сталкер выудил амбрелловскую визитку из перчатки. Ручки с собой не было, поэтому желание он нацарапал веточкой прямо в лесу, десять минут назад. Он уже и не знал, стоило ли оно того, и сработает ли теперь, но сомневаться точно было излишне, ведь он добрался, хотя, казалось бы, что может быть опаснее центра Зоны. Рих вспомнил вдруг, как пару ночей назад они с Джейном нашли на улице где-то в Дорсодуро изрезанное тело коменданта. Они отволокли его в больницу, но тот был уже бездыханным трупом. Они прошмонали его карманы, и пока сидели, склонившись над несчастным, в больницу приносили новых жертв ночных разбоев. Кто-то еле живой, кто-то уже в коме, кто-то мертвый, как и комендант. А бедный мистер Эцио, его же так и не вызволили! А Менгель! Самоотверженный доктор – кажется, Рихард слышал, что и его постигла печальная участь коменданта. В городе постоянно кто-то умирал. Умирал под вспышки фотокамер, под звук аплодисментов и дружный смех, а потом записи с убийствами набирали сотни просмотров в Сети. Последние два дня Рихард ходил по городу, крепко держась за нож, заткнутый за пояс, но и это не спасло его от больничной койки и операционной. А здесь его нож совсем был не нужен. На этой траве, под этой аномалией, с этой веревкой, привязанной к ноге, было гораздо безопаснее, чем по ту сторону купола. И Рихард так не хотел снова возвращаться в этот больной несчастный город, пропахший порохом от взрывов, он так хотел, чтобы всё вдруг изменилось, чтобы кончился обман и началась настоящая жизнь, и, раздери его Зона, должно же получится! Иначе зачем он здесь, сейчас, надрываясь, пытается дотянуться до Шара и вложить в него свою, такую простую и такую ясную, просьбу, просьбу сделать этих сумасшедших людей чуть менее безумными, и чуть более добрыми, просьбу наконец-то сделать их всех счастливыми…

Взгляд Риха упал на лежавший рядом пакет с листом бумаги. «Это что за херня?» - подумал он, протягивая руку. В отсыревшем пакете была коротка записка.

«Это пишет Ларго Ложич. Шар не работает. Он ненастоящий. Это лайфкост».

Рих молча перечитал эту строчку. Посмотрел на Шар. Потом перечитал еще раз, повертел бумагу в руках. Потом скомкал ее и запихнул в задний карман вместе с визиткой; отер рукой пот со лба и еще раз шумно выдохунул.

 - Джейн! Тащи меня обратно!

В нагрудном кармане булькала фляжка. Рихард подумал о том, что сегодня он точно напьется.

 

 

интересно