введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Марта (Нижний Новгород)

Функции

Равника. Торжествующий обыватель.

Событие: Равника
Последнее изменение: 07.08.2012 в 13:56

Я первый раз в жизни отыграла обывателя настоящего, концентрат даже обывателя, если можно так выразиться. Со стороны мне было страшно за мою Иви, когда обрушился ее мир, но еще страшнее стало, когда я поняла, что персонаж лихорадочно заделывает дыры и ищет способы закрыть глаза на настоящие события мира. И находит эти способы. «Сделайте меня развидеть это» - яростный крик персонажа. Она хочет обратно в уютный мирок собственного бара, сплетен, кофе с ликером, благодарных клиентов, сильных и зрелищных Арлекинов, танцев, праздного любопытства и чужих историй. Она хочет платьице, билет на бой с участием Адского Гончего и не хочет ничего решать.
Наверное, она имеет право быть такой.

Иви


Интересно, кто первый назвал Чокнутую Иви чокнутой? Иви не помнит. Но ее саму это прозвище всегда удивляло – она-то знала, что абсолютно (насколько это может быть в Равнике) нормальна, просто у нее есть несколько любимых, холимых-лелеемых страстей, из-за которых она порой выглядит странновато. Впрочем, на улице Туманов она, пожалуй, одна из самых нормальных. Вот угораздило же открыть бар именно здесь, где на каждом шагу безумцы, цыгане, пауки и паучьи колдуны, архивные гоблины, зомби и вообще неуютное соседство с Голгари… Ну что поделаешь, если компаньон Пепел никак не хотел перебираться на другую улицу – у гильдии проводников свои приоритеты.

Что же касается страстей, то у Иви их не так уж и много – всего-то-навсего пламенная страсть к деньгам, возникшая из боязни стать после смерти одной из зомби роя Голгари (а значит, нужно набрать достаточную сумму, чтобы ее тело после смерти смогли выкупить и просто похоронить), еще страсть к сплетням и историям, но тут-то что может быть естественнее для хозяйки бара, стоящей за стойкой? Ну и прочее по мелочи – страсть гонять и поучать своих работниц, страсть к сладкому и крепкому кофе с пряностями, милое головокружение от комплиментов посетителей. И, конечно же, то, к чему больше всего подходит слово «страсть» - Карнариум с его боями Арлекинов, безумными ночными танцами, ослепительными Ангелочками и самым прекрасным из всех – Арлекином по имени Адский Гончий. По поводу Гончего у довольно экономной Иви (а как же, надо еще денег на счет в Банке Орзов положить!) порою случались приступы мотовства – купить билеты в сектор Арены с самым лучшим обзором, поставить всю наличность на Адского Гончего (и выиграть, да!), угостить кого-нибудь полезного и интересного коктейлем в баре. Впрочем, это не самые бессмысленные траты, потому как все это делало жизнь Иви насыщенной и сочной, как спелая ягода на ветке. Спелая ягода, еще не раздавленная ничьими равнодушными руками или подошвой сапога.

A1KlgKqGbns

Итак, год за годом Иви Райнстайн, более известная на улице Туманов как Чокнутая Иви, копила деньги, тихонько прислушивалась к разговорам проводников, главе которых принадлежала половина заведения, спорила с этим самым главой по поводу трат бара и вложения прибыли, почти честно отстегивала десять процентов прибыли кланам Груул, под чьим протекторатом находился «Фонарик», пила кофе (и что покрепче) и сплетничала с Саю, соседкой из «Почты Равники», любовно пересчитывала свою долю прибыли, прежде, чем положить ее в банк, без особого шума обсуждала с представителем Синдиката Орзов возможность перейти под их протекторат (а Пепел был против этого… но Иви пока что ему ничего не скажет!), гоняла официантку Стеллу, а потом и официантку Марон, обменивалась сплетнями, за небольшую мзду передавала записки, оставленные странными посетителями, другим странным посетителям, визжала на боях в Карнариуме и танцевала ночами до упаду. Иви была горда собой и своим «Фонариком» - в его завсегдатаях значились не только простые горожане (господа из газеты «Голос Равники», из Лиги Войек, скажем, или служители Гильдий или просто негильдейные люди, эльфы, демоны, ведалкены), но и серьезные господа из Орзов, из Культа Ракдоса (хотя этот Шут всегда ее пугал своими разговорами…), из Симиков и, конечно, из Груул (какие бы они ни были, но их покровительство пока что надежно защищало «Фонарик»).
Пока в один непрекрасный день все не изменилось.
u6hqIa-PJhU

В тот день Стелла не пришла утром на работу, зато вместо Стеллы пришел слух, что она на самом деле была вовсе не человеком, а вовсе драконицей. Просто голова кругом! Потом Саю стала очень странной, попрощалась навсегда, ушла с потерянным взглядом, а вернулась в образе демона, прекрасная и ужасающая. И теперь уже совершенно чужая, как показалось Иви. Дальше было только хуже – один из проводников, болтун и слишком яркая личность, Красный, подсунул Иви документ, на котором было написано слово «Конституция». Какие-то люди решили, что достойной альтернативой Договору должна стать Конституция Равники, в которой у негильдейных появятся права и защита, без необходимости для этого всеми правдами и неправдами прибиваться к какой-то из гильдий. Кто-то, возможно, сказал бы, что это прекрасно, но для Иви в воздухе отчетливо запахло цветущей сиренью, и замаячили призраки Комариной улицы, призраки тех, кто рискнул встать в защиту простых горожан и был убит, забыт и запрещен к упоминанию. Красный получил свою гневную отповедь, отказ в подписании документа, а Иви кинулась к Винсенту из Лиги Войек, давнему знакомцу, чью подпись она увидела под документом.

- Вы идиоты? Вы подписали себе смертный приговор – со всеми подробностями подписали, поставив свои имена, род деятельности, место жительства. Половина подписавшихся – из Стоков, нищета и голь или же беглые преступники, вторая – с улицы Туманов, где тоже нормальные люди не часто встречаются, и тут же вы – ты, Дора, твои товарищи. В хорошей компании будете умирать! – кричала Иви Винсу, - Да и нашли, кому документ доверить – Красному, который с ним подойдет к каждому встречному и рано или поздно нарвется на тех, кто донесет про вас. Повторения Комариной улицы гильдии не допустят, вам не дадут поиграть в республику.

Дальше Иви хотела высказаться, что предпочитает живых друзей, но Винс перебил ее и начал убеждать в том, что без этой самой конституции простые жители Равники совсем бесправны. Что ж, Иви это слышала не первый раз, но к себе никак не относила – ее-то уж точно не коснутся подобные беды, ее защитят или Груул или Орзов, к которым можно перебежать под покровительство, да и господа из Ракдоса вроде бы неплохо к ней относятся… Пусть горожанин не может чувствовать себя защищенным без покровительства, но найти покровителей не очень сложно, так казалось ей. И вот тут Винс выложил Иви такую информацию, от которой мир Иви начал шататься и трещать по всем швам…

Утренняя история с драконицей была сущей ерундой по сравнению с тем, что Иви узнала сейчас – о том, как ее именем прикрывались в махинациях, как на ней висели такие подозрения, что с большой вероятностью никакая гильдия не дала ей своего покровительства, потому что от ловко сфабрикованного компромата на Иви за милю разило запахом сирени. И это прилетело от тех, кого она считала если не друзьями, то по крайней мере хорошими знакомцами… Мир встал на голову и бодро заявил, что так было всегда, а Иви просто была слепой самодовольной курицей.
- Давайте вашу самоубийственную бумагу, я ее подпишу,- услышала Иви и поняла, что произнесла это сама. Все катилось в тартарары.

Только к вечеру она немного пришла в себя – работа очень помогает не думать слишком много, но все равно ощущала какую-то неудобную ясность и резкость окружающего мира, словно он из мягкого и яркого стал прозрачным, стеклянным, угловатым и оскольчатым – непонятно, куда поставить ногу, слишком светло, слишком скользко и опасно. Неужели другие так живут годами? И тут, в ее собственном заведении произошло убийство – странное пугающее существо убило Винса, и никто не успел помешать, даже сама Иви, стоявшая в одном шаге от двери, у которой все и произошло. Иви потом корила себя, что не успела хотя бы наступить на нож, который существо выронило, а потом снова подобрало.

В качестве свидетельницы убийства Иви вместе с Дорой Северин, цензором Азориусов и подругой Винса, проследовала в казармы Войек и внезапно оказалась среди заговорщиков, связанных с бумагами о Конституции, и увидела здесь и представителей лиги Войек, и служителей гильдий, и корреспондентов «Голоса», в том числе завсегдатая «Фонарика» ведалкена Эльнара, и даже Эмму Виг, наследницу нелюбимого в городе богатейшего семейства, которая оказалась совсем не такой, как гласили слухи. И все они были хорошие люди (и не только люди), простые, искренние, понятные. Или Иви так показалось… Искренние люди, которые вряд ли сумеют что-то сделать, - подсказал Иви внутренний голос. Но она ринулась в этом омут с головой, потому что после смерти Винса стоять на осколках этого ясного и сверкающего мира стало еще больней. И кому какое дело, что в этот заговор с Конституцией Иви ввязалась не из идеологических соображений, а просто потому, что развалился ее прежний мир, и стало слишком больно просто оставаться на своем месте…

Иви выпросила себе поручение и помчалась в Карнариум, в котором на этот момент находился документ с подписями заговорщиков. Почему именно она? Потому что ее появление в Карнариуме на шоу уж точно никого не удивит – Иви-то завсегдатай этого заведения, фанатка и постоянный гость. Документ нашелся в Карнариуме вместе с Мясником, который собирал недостающие подписи, но отдавать этот документ Мясник отказался даже после долгих уговоров. Иви не поняла и половину объяснений, решив, что самое простое – вернуться к заговорщикам и сообщить им об отсутствии результата.

Через темную ночь Иви, усталая и нервная, добралась обратно до казарм Войек и не обнаружила там никого – все заговорщики куда-то делись. Их забрали? Они сами куда-то ушли? Где их теперь искать? В холодных промозглых коридорах было пусто, неуютно и хотелось плакать. Она не будет плакать, решила Иви, она вообще не плакала лет с десяти – с тех пор, когда пропал отец, и сейчас не будет тоже.
Иви поплелась обратно и, конечно же, по закону подлости уже на подходе к Карнариуму очень нехорошо подвернула ногу и упала. Она сидела в пыли на дороге и рыдала во весь голос. Жаль, что этого нельзя делать вечно – рано или поздно ты перестаешь плакать, и тогда возвращается способность воспринимать мир и думать, а это было очень больно, куда больнее, чем просто упасть.

Дойдя все-таки до Карнариума, Иви обнаружила очень странное явление – Карнариум ужасно изменился, словно с него содрали всю позолоту и блеск, словно вместо прекрасных танцоров вяло дергались зомби, словно вместо роскошный бойцов на арене теперь были малопонятные смазанные тени. Ушел восторг, ушла радость, как теперь жить, если последнее прибежище радости и наслаждения потеряло свою привлекательность?
Иви, словно в тумане, бродила по Карнариуму, натыкаясь на людей и никого толком не узнавая, и тут небеса разверзлись, и пугающая фигура возвестила громовым голосом:
– Договор расторгнут! Конституция подписана! Новое Древо Жизни посажено и растет!

Они успели. Эти бунтовщики, эти идеалисты, эти верившие в лучшее люди, успели собрать нужное количество подписей на своем документе, нужное для того, чтобы этой магической бумагой был заменен теряющий силу Договор. Они праздновали и веселились, а Иви было все равно. Какой смысл в этих поздравлениях? Одну бумагу сменили на другую? Вряд ли что-то изменилось бы от этого для нее самой – все тот же бар, те же клиенты, те же дела. А сейчас все для Иви пошло наперекосяк.

Иви так не умеет, она не знает, что делать, она растеряна и в панике, она не хочет пронзительно ясного вИдения мира, не хочет резкости этого злого хрусталя. И Иви начинает метаться от человека к человеку, пытаясь найти того, кто ее спасет и вернет все обратно, сделав ее спокойной и счастливой. Пара бокалов коктейлей в баре начинает делать свое дело, и она хотя бы может спокойно дышать. Танцевать тело отказывается, говорить ни с кем не хочется, и Иви глупо улыбается Эльнару, который пьет за победу заговорщиков. С другой стороны, Культ Ракдос продолжает свое шоу, значит, ничего смертельного не случилось, ведь верно?

MPrnINHyZq4

И Иви натыкается на Адского Гончего. Кажется, на ней действительно лица нет, раз этот блистательный и безжалостный Арлекин садится рядом и начинает беседовать с ней. Иви прислушивается к себе: кажется, все-таки стеклянный мир начинает затягиваться привычной дымкой интересностей и приятностей. Адский Гончий – это сейчас спасение! Один разговор с демоном Маммоной, и Иви со спутником отправляются во внутренние комнаты дворца Рикс Маади. Какое счастье, что ближайший час можно ни о чем не думать, ничего не решать, просто закрыть за собой дверь и повиснуть на чужих сильных плечах!

Когда Иви выходит из комнаты, мир уже снова обрел краски и приятную размытость. Теперь можно еще раз прогуляться до бара, потанцевать с радостными посетителями (надо же, Эльнар так хорошо танцует, никогда бы не подумала про ведалкена! надо будет пообщаться с ним поближе – необычные личности Иви нравятся), можно даже спокойно пойти домой, чуток посидеть в «Фонарике» с запоздалыми гостями и отправиться спать, точно зная, что утром мир будет прежним.
Утром Иви откроет глаза в свой обычный приятный мир, где нет боли в груди, тяжелых выборов и ответственности за других. Только вечные праздники по вечерам, кровь и азарт Карнариума, приятный счет в банке и новые любопытные истории, услышанные из-за стойки. И кофе, конечно же кофе.
Иви за стойкой

По крайней мере, Иви надеется, что так оно всё и будет.

интересно