введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Лейн Семен Александрович (Void)

Функции

Без названия

Событие: Город над Темзой
Последнее изменение: 16.05.2013 в 21:43

Пора написать и отчет от техники.
Одной из первых идей при создании игры было создать Теорию Всего – некоторую концепцию на основе которой можно было бы написать все или большинство моделей для пластов и которая объяснила бы сюжетные линии технического прогресса и расслоения реальности подЛондона. Можно сказать ,что замысел удался и не удался одновременно. После нескольких месяцев бурных обсуждений мы пришли к тому, что модели игровых и сюжетных пластов начали жить своей обособленной жизнью и развиваться с нуля. При этом, по мере их развития стали выявляться места соприкосновения и получилось завязать, например, магию с техникой, а медицина получилась хотя бы внешне монадно-тетрисной. Когда я узнал, что гаитянско-русская бригада пыталась взломать фундаментальные принципы отличия живой и не живой материи, то очень пожалел о незаконченном объединении. Надеюсь в следующих играх мы сможем сделать более связанный мир, который сможет с достаточной адекватностью отвечать на запросы игровой фундаментальной науки.
Теперь о самой модели техники. Стимпанк в техническом плане подразумевает не просто торжество прогресса викторианской Англии, но и свободу апологетов прогресса выбирать его пути. Именно это мы и пытались представить в нашей модели. Также мы решили уйти от реальной науки, при этом попытавшись сохранить признаки научной и технической деятельности в полностью вымышленном мире. Было решено сделать различие в споре Лейбница и Ньютона. Победа монадологии, и наслоение на нее вымышленной энергетической теории с несколько похожими на скрытые пространства теории струн энергетическими поверхностями, позволили отказаться от существования физики, химии и других наук. Все объяснялось свойствами материи – некоторой совокупности монад по которым течет энергия. Это позволило избежать когнитивного диссонанса у мастеров при столкновении с более образованными в вопросе игроками и у игроков при столкновении с неизбежно упрощенной моделью.
Еще одной вещью, которую мы хотели привнести в игру была необходимость изобретателей не запираться у себя в лабораториях, а активно взаимодействовать друг с другом и с внешним миром. Этим объясняется запрет на копирование гистограмм и топограмм и низкие характеристики многих игроков. Также в игру были введены очки известности, за которые можно было заказать плюшки по своему желанию. Но их нужно было получать за участие в некотором общественном событии. Например, если Уолт Дисней получал известность за киносеансы и лекции про кинематограф, Лорд Кельвин как-то получил немного известности в результате сравнения его с обезьяной в одном из выпусков газеты. Также были сделаны два открытия с большим содержанием пафоса – джетпак Томаса Маккинли из трех монад и водолазный костюм Джонатана Легга без единой монады. Также чистым пафосом был починен станок на заводе О`Мансер.
Модель подразумевала достаточно тесное общение с мастерами. Однако расположенное в центре города Патентное бюро и три мастера по моему мнению решали все вопросы очень оперативно и без лишней беготни по полигону. К тому же Патентным бюро пользовались игроки для связи и с другими мастерами.
Это была теоретическая вводная, как и полагается в научной статье, а теперь результаты.
Мне как мастеру по технике игра принесла огромное удовольствие. Я не ожидал встретить такое количество прекрасных игроков, которые разберутся в достаточно громоздких правилах и действительно начнут изобретать и исследовать все подряд. Были моменты, когда я боялся, что модель не выдержит энтузиазма игроков.
Хочу сказать спасибо всем, кто сделал Лондон по-настоящему живым городом и особенно кто продвигал идеи научно-технического Прогресса: изобретателям и техникам, всем, кто придумывал механизмы, строил чертежи и энергетические диаграммы, придумывал теории устройства мироздания, читал лекции и участвовал в Промышленной выставке.
Отдельно спасибо:
Томасу Маккинли за огромное количество изобретений, которые, кажется уже просто не помещались на заводе О`Мансер.
Уинстону и Джастину Легг за живую техническую мысль – ваших идей было гораздо больше, чем времени их реализовывать, но то что получилось было невероятно интересным. Момент со случайным излечением пациента от подагры, был именно таким, каким должно выглядеть настоящее научное открытие. На встрече отдам патенты, я про них помню.
Николаю Теслову, братьям Дюпон и команде профессора фон Зимменштайна, а особенно его ассистентке. Ваши опыты по изучению техномагии и мозговые штурмы были просто незабываемы. Меня поразило ваше стремление отдать последние деньги на проведение очередного эксперимента. Благодаря вам я поверил, что на ролевых играх возможно играть в фундаментальную науку и надеюсь на следующих играх смогу реализовать ее более успешно.
Лорду Кельвину за то, что все, что творилось на улицах Лондона не поколебали веру в абсолютную истину академической науки.
Аделаиде Бишоп за организацию Промышленной выставки. Кажется ты больше всех переживала за ее проведение.
Уильяму Кристи и Эрлин Рокуэл за интересные публичные лекции, изобретение копировальной бумаги и неоновой рекламы.
И всей мастерской группе Круговерть и игротехам – спасибо, что вы есть и аккумулируете столько творческой энергии.

Конечно было много недоработок – по балансу монад, недочитке собственных и смежных правил, кривой модели расхода топлива и полхой проработанности технических квестов (список можно дополнять для учета на следующих проектах). Надеюсь это не сильно испортило персонажам жизнь.

Войд,
мастер по технике

интересно