введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Эрман Ольга Вячеславовна (Мэг)

«Леди старенькая, ей всё равно» - отчёт о том, как и почему блаародные дамы шляются чёрт знает где.

Событие: Железный трон
Последнее изменение: 31.07.2018 в 15:37

Леди Аготе Торн было за 50. И с ней явно было что-то не то. Конечно, остаться бездетной вдовой главы дома и не суметь выйти повторно замуж — это повод. Но не для того же, чтобы устроить прямо в Красном замке, в покоях дома Торн то ли дом свиданий, то ли пыточную! Ну и не для того, чтобы называть себя Вейлой Таргариен, лишённой права наследования! В конце концов, начал даже являться призрак покойного супруга старой леди — не иначе как призвать к порядку.

Но последнее время старушку попустило: она целыми днями сидела у окошка, вышивала, что-то записывала в книжечку, прислушиваясь к крикам из тюрьмы, приговаривая: «дак разве ж так пытают! Вот в моё время...».

Единственным источником беспокойства были два племянника. Именно в эти изнеженные дипломатические ручонки попало всё благополучие дома в отсутствие не заехавших лорда сотоварищи. Бедняги постоянно куда-то нервно ходили, потом нервно стояли часами в душных очередях на подходе к трону. Денег в доме от этого не прибавлялось а убавлялось — потому что жалованье задерживали, а дипломатов без охраны на дороге нещадно грабили.

Так в доме Торнов появился Бозок.

Племянники стали бегать гораздо бодрее. Правда, у леди Торн от этого не появилось ни денег, ни новой скамейки, ни даже самой завалящей служанки, чтобы волосы причесать. Зато деньги появились у Бозока: он любил отдыхать подле леди, пока она вышивала, и своими скудными словами рассказывал, как он наказал разбойников, ограбивших Эверина, как он подработал в Железном Банке, как прогулял деньги в кабаках и борделях. Да. Больше всего Бозок рассказывал про женщин, и особенно - про весёлых, красивых и смешливых дорниек.

В общем, леди Торн начала понимать, что помимо каменных казематов, пыток и вышивания, есть ещё что-то. И когда в Косах Вестероса в очередной раз сказали, что все мастера заняты, запись у них на полгода вперёд, а цена одной причёски — это ровно все её сбережения... Леди Агота Торн плюнула, позвала Бозока и сказала: «Говорят, дорнийки умеют делать красивые причёски, а цены не такие чудовищные, как в столице. Рассказывал про свой Дорн — теперь показывай!». Спрятала за пазуху подвеску с гербом дома, надвинула пониже накидку и — вперёд!

Дорога оказалась не очень трудной: ну, с каждым шагом жарче — так ведь мы на юг идём! Ну, каждые пять шагов Бозок шипел «к обочине» и провожал каждого встречного направленным копьём. Ну, не дал в озере искупаться — так заботится как о матушке! И девицу, готовую заплести волосы и рассказать сплетни, нашёл. В борделе, конечно, нашёл, он, кажется, больше нигде и не бывает. Девка сказала, что она честная, кальянщицей работает — так они все так говорят! Но потом! Потом, когда леди Торн, оглядев себя в зеркало, сказала: «А теперь — домой» - Бозок вдруг заупрямился. Оказывается, у него были свои дела! Оказывается, ему надо в бордель! Вы представляете? А куда деваться? Ну и интересно же! В общем, вечер пришлось провести, наблюдая, как торгуются за девку попригожей нищие лорды.

А самое ужасное — атмосфера Дорна и обратная прогулка так взбодрили не такую уж старую, как оказалось, леди, что...

Что утром вернувшийся племянник застал тётушку в объятьях дикаря. «А твой дядюшка служанок трахал, и ничего!» - сказала Агота вслух, а про себя подумала: «Зарежет! Хотя нет, такой даже не задушит, разве что в септу настучит, или куда ещё у них принято обращаться, чтобы высылали позорящих родственниц... Надо быть осторожнее!»

Но тут произошло падение Красного замка, а потом и свержение Ланнистеров. Кто-то бегал и прятался в доме, какой-то кожевенник так задрал ныть в темнице, что пришлось его под шумок выпустить. И было бы даже скучно, если бы сестра жены племянника... в общем, если бы Катарина Масси не навела бы на мысль, что солдаты, вынося деньги из покоев Ланнистеров, вынесли очень мало... а у нас покои дверь-в-дверь... В общем, за три ходки Масси, Торны и ещё какой-то примкнувший сэр вычистили все углы в доме Ланнистеров.

«То есть как скамейку тётушке сколотить — это мы не можем, а как тайник в полу для золотых слитков расковыривать — это мы запросто!» - ворчала Агота.

Теперь проблема — куда девать эти слитки? Ну хорошо, один, пробный, перевязали алой ленточкой и захватили на присягу. Агота постояла полчасика в очереди на присягу, пропустив без очереди какие-то особо Великие Дома, плюнула и ушла. Племянник потом сказал, что королева золоту не обрадовалась, должностей и особых почестей выжившим не ждать, и надо как-то крутиться дальше. Вспомнилось, что Бозок имеет связи в Железном Банке — может, сменяет? Но надежды было мало, и племянники в очередной раз рассеялись по весям в поисках благодарных лордов, нуждающихся в золоте.

Агота опять уселась за вышивку — за это время был готов полноценный герб на вход, и подвеска для жены племянника, тоже с гербом. Можно было бы задуматься об открытии вышивальной мануфактуры (и было всё необходимое), но нужно было в септу, потом сватовство в доме Масси, свадьба на добрых два часа... к вечеру Агота взбеленилась, вытащила из сундука старое девичье платье, достала какой-то корсет поудобнее, да из толстой кожи, навесила на пояс нож и пошла искать грязного варвара.

Грязный варвар нашёлся ровно на пути из Железного Банка в Дорн. Агота догнала подлеца, влепила ему пощёчину и вернулась домой. По дороге предупредив стражу замка и племянников, что грязный варвар — предатель и вор.

И надо сказать, не ошиблась — утром припёрся: мимо стражи и с кучей денег! Обещал искупить на защите замка — но и тут подлецу повезло: штурма так и не было. И что с ним делать?

«Леди Торн, а вам не надо на север?» - ну вот знает, чем улестить! Конечно надо! Ведь любимый спектакль леди Торн — про Красный Плащ — был как раз про север, лютоволков, одичалых и братьев Ночного Дозора. Пришлось придумывать дальнего родственника, усланного на Стену, и предсмертную просьбу супруга в его отношении :)

Собственно, на этом уж совсем неоправданном поступке заканчивается история леди Аготы Торн, и начинается несколько часов похода партии приключенцев. Там был прекрасный «город мастеров» (Риверран), были юные и невозможно хорошенькие бродячие барды с лютней, была стайка «дамзель ин дистресс», которую водил по северу Бозок, было решение квеста «найди капитана, построй корабль, отбейся от желающих на борт» - потому что Близнецы перекрыли дорогу, и ещё много всего. Был прогулян парад закрытия, потому что ноженьки уже не ходили, и вечер, посвящённый знакомству по жизни с теми, с кем Бозок успел познакомится на игре (и они все, кажется, — чудесные люди).

Вообще, через призму моих 24 лет знакомства с РИ (скрипит костями) — не, в игре ничего не меняется. И это прекрасно. Игроки могут ставить эко-стоянки, мини-здания, или обтягиваться нетканкой — это нюансы. Они могут иметь походные привычки, или уже вывозить унитазы с подогревом (но всё равно сорить прокладками). Но это же не игра. Игра — это когда каждый играет во что-то своё, мастера — козлы, погода — говно, «нам мешали, но мы поиграли» — но в целом создана целая книга историй, люди радостно строчат отчёты, поют песни с игры, шутят шутки, которые поймут только те, кто был при их создании, и завязывают море знакомств. В этом смысле «Железный Трон» - игра 100% удачная. Имхо :)

А ещё вечером субботы по Красному замку друг за дружкой носились трое мальчишек от 7 до 12 лет, в плащах, с мечами, кричали - «Это белый ходок!!!», «Ты не пройдёшь!», или что-то такое, а у моста девчонки, тоже лет 9, то ли варили зелье из подножного материала, то ли открывали таверну. Вот это я понимаю — ролевые игры. А у нас — так, попытки вспомнить, как это бывает.

интересно