введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Харитонова Наталья (Кнопка)

Функции

Без названия

Событие: Ведьма!
Последнее изменение: 16.03.2020 в 14:07
Отдых был сладок, но, увы, недолог. Следующее задание ждало меня в маленьком эльзасском городке Сан-Мари. Я приехала вечером. Город меня не впечатлил – узкие улочки, дымные фонари, не мощеные тротуары. Фонтан на площади пожалуй ничего, грязноват только. Я остановилась в еде и выпивке, единственной приличной гостинице, на втором этаже таверны. Только успев распаковать вещи в маленькой комнатушке, я зашла в местную лавчонку за замком. Вдруг на площади послышался шум и крики. Любопытство всегда было моей наградой и моим проклятием. Оказывается, на улице жгли ведьму, которая недавно убила ребенка. Мне это было на руку – дороги перекрыли и теперь не надо было объяснять, чего я торчу в этом городке как приклеенная. Когда палач вывел жертву, я с удивлением узнала Жерара. Он прошел мимо не глядя на меня. Он очень умен мой дорогой братец. Одну ведьму сжечь успели, а казнь второй остановил трибуна Страсбургской епархии. Приехали, только инквизиторов мне не хватало, надеюсь Жерар не выдаст меня по неосторожности. Сидеть в тюрьме за треклятое клеймо мне не улыбалось. Я поспешила прочь с площади, захватила в номере контракты на бронзу от кардинала, и пошла на биржу. Денег было впритык, точки надо снаряжать, армия сама себя не прокормит, если она конечно не мародеры. Торги тут проходили не так как обычно, так что я не сразу сообразила. Но зато поговорив с миленькой рыжей Ритой Вагнер, поняла что девица хваткая и заплатила ей за услуги. Теперь биржа была у меня в кармане, но появляться там надо – доверять Рите контракты, разумеется не следует. Вечером в Еде и выпивке ко мне подсел обаятельный месье Себастьян. Он уверял что его интересует война и политика, но ему так, для личного пользования. Кажется игра шпиков началась. Сделала вид что верю ему, поболтала о ситуации с городом и ведьмами. Выходя на улицу столкнулась с Портосом. Душа ушла в пятки, в голове пронеслось – пропала…
Месье Портос улыбался, кланялся, целовал ручку и интересовался здоровьем. Я чуть не упала в обморок, как юная послушница перед ротой гренадеров. Мы поднялись в комнату. Я была практически уверенна, что не выйду оттуда живой. Но Портос, пил чай, и говорил как он мне рад, готов мне помогать и спросил про мою ангину. И тут все встало на свои места – дворянин в маске устроивший липовую казнь вместе с Жераром, ангина после лежания в одной рубашке в канаве. О ней мог знать только он - человек спасший мою бедовую голову. На немой вопрос во взгляде, он сказал лишь одно – лилия покорила нас всех. Очевидно что Исаак де Порто в отличии от де Ла Фера, умел читать, был любопытен, и видимо узнал историю с насильником и клеймителем. Мы немного обсудили его войска в Сантии, на которые я признаться рассчитывала, обменялись любезностями и я поспешила на биржу и отправить гонца. Когда я возвращалась в номер рассчитывая немного поспать раздался взрыв. Я уверена, что это было покушение. В стене и потолке была дыра, если бы я чуть чуть порасторопнее и никакой Портос меня бы не спас. Меня перевели в соседнюю комнату. Но мне не спалось, и встретившись с Ангеликой – соседкой итальянкой, мы сходили в местное казино. Оно было совершенно очаровательно, почти такое же как в Париже и Лондоне. Проиграв там талеров 200, выпив немало джаги (убойный компот) и основательно успокоившись, я пошла и уснула как младенец.
К заутрене я проспала. Грех конечно. За что была немедленно наказана – все мои контракты и сертификаты пропали. Мне конец, вертелось в голове, пока я бежала на биржу. Торги окончились, Вагнер честно отрабатывала свои талеры. Перехватив по дороге Герхарда Шредера, я узнала, что сейчас случаться перевыборы бургомистра и у него есть все шансы стати оным. Свой человек в этом городе мне нужен был до зарезу и я ссудила его 650 талерами для залога на выборы. И молилась господу чтобы не зря. Если в выборах победит Коль, уговорить совет будет непросто, придется по одному советнику уговаривать – времени на это остается очень мало. Зашла к Марте Волленберг. Та разумеется, ничего не знала про дела Карла, зато указала что он вел дела с Моцартом. Коего я отловила в соседнем доме. Тот упрямился, ссылался на занятость, плел что-то про отсутствие денег. Я не занимаюсь благотворительностью, я плачу за работу уточнила я. Вагнер сказала мне, что у Моцартов не очень дела, их душит налог установленный имперцами на доходы города. После Моцартов, я поела и зашла к мадам Меркель. Хеймбург пребывала в обычном язвительном состоянии, но чрезвычайно оживилась от понимания что Франция может снизить налог и помочь с обороной города в случае войны. Кажется один есть. По дороге домой меня перехватил месье Себастьян. Он был предельно вежлив, но руки сжимали оружие, в глазах стыл лед. Разговор все ставил на свои места – он работает на империю, будет воевать. Но на бирже я его не видела, значит на него работает кто то другой. Коль, они всегда были на короткой ноге с имперцами. Месье Себастьян не особо церемонясь изложил мне мою биографию и мягко намекнул на сотрудничество, особенно его интересовало подсидеть фогта. Это было в моих интересах – перессорить имперцев, отвлечь от себя. Я прикинулась дурой, и сдала ему Герхарда с потрохами. Про Меркель и Моцарта умолчала. Отдала ему Марту Волленберг, сказав, что она врет и это она укрывает пакет скорее всего. Ритой он не интересовался, хотя судя потому что Коль неумело предлагая яблочки, пытался ее перекупить, информацию он воспринял. В тот момент я твердо знала что все пропало. Контракты и сертификаты попали в руки врага, расследование Воленберга зашло в тупик, имперский шпик сидел на хвосте. Я пошла в церковь. Отец Вильям отпустил мне грехи, я помолилась. И бог простил меня видимо. Потому что документы нашлись у аптекаря, он отдал их мне, даже не попросив денег. Герхард стал бургомистром. Я готовила документы на переход города под протекторат Франции. Точки все какие есть я снарядила, и почти уговорила Агнессу Дикстон продать мне поле под точку сбора. В 4 часа пополудни должно было состояться заседание совета, я готовила речь. Ко мне зашел Портос, и предупредил, что я слишком сильно засветилась. И есть вероятность, что мне пора обзавестись парочкой бравых ландскнехтов. На мои деньги мы снарядили Сантию и отправили корабль. Который к счастью не потоп, не был ограблен, а счастливо доплыл туда и поплыл обратно. К этому времени я была уверенна в половине совета – Меркель, Моцарт, Вагнер. Портос отвлекал Себстьяна на себя. Тот забыл про вражду с фогтом, поняв, что я ему никак не союзник. Моцарт нарыл мне Клару Шмид, любовницу Волленберга. Пакет очевидно был при ней. Я рассудила что по переходу города под протекторат Франции, уговорить ее будет проще и дешевле. Близилось время совета я нервничала. Аптекарь наконец-то придумал что он хочет – университет в Сан-Мари. Ни фига себе подумала я. Мадам да вы там обалдели, где мой Эльзас? написал мне Ришелье. Стул подо мной шатался, ландскнехты все еще плыли, от пылких взглядов фогта, Себастьяна и Рема (убившего недавно испанского шпика кстати), дымилось перо на шляпе. Я намертво приклеилась к дону Педро, брату покойного Рамиреса, человеку с огромной шпагой. Вечно когда надо при мне не оказывается оружие - пистоль и ножи погибли в пожаре.. Я уговорила его составить союз со мной пообещав, ему военную поддержку в аннексии Нидерландов и безпошлинную торговлю. Снарядила его точки и отправила испанцев в Лотарингию. Не захватим Эльзас, так хоть не отдадим Лотарингию. К 4 часам, у меня подгибались коленки, но лицо я сохраняла спокойное. На совете меня выслушали благожелательно, потребовали документов. Узрев «То что сделал податель сего…», все оживились, а Коль скис совсем. Итог – переход под протекторат, большинством голосов. Как только об этом было объявлено на площади, в ратушу ворвался Себастьян и попытался арестовать меня. Жест отчаяния. Разумеется отцы города меня не отдали.

В четыре часа пополудни Сан мари перешел под протекторат Франции. А милорд Себастьян едва не арестовал меня. Я разумеется понимала что это уже жест отчаяния с его стороны, потому как возможность устранить меня он благополучно потерял. Отцы города недружелюбно указали ему на дверь, а мы с госпожой Меркель занялись бумагами. Через полчаса когда бумаги были составлены и подписаны, я очень быстро побежала на биржу. Протекторат протекторатом, а точки я снарядила далеко не все. Разумеется я поминутно оглядывалась ждя предательского кинжала в спину от Рэма, или дворянской шпаги Себастьяна. Но это прекрасные люди сделали мне подарок - и не тревожили меня. Хотя месье Себастьян иногда сверлил меня злобным взглядом, если мы встречались на улице или в таверне.
Меж тем Рита Вагнер оказалась сокровищем, натурально сокровищем - она вела торги, оставляла мне лоты и заранее сообщала цены. Я даже прибавила ей зарплату. Агнесса Диксон пыталась вымутить с меня то верфь, то корабль, но остановилась просто на деньгах, впрочем больших. Дурацкое поле под ополчение обошлось мне в 1000 талеров, которые как я понимаю были потрачены на лечение ее матушки. Матушка чего то пыталась грозить мне из-под маски. Неубедительно, в ее положении. Поле я снарядила под ополчение, Рамирес любезно отдал мне две точки лучшей Испанской пехоты. Набиралась ничего себе так войско. Если фогт решить штурмовать Сан-мари у меня будет чем ему ответить. Сам фогт, впрочем не изъявлял никакого желания со мной пообщаться. Все к лучшему думалось мне. Ужинать я присела в королевской охоте. Ко мне присоединился Жерар. И рассказал чудную историю о том что граф де Э и есть тот самый дворянин который оставил мне на плечике дивный подарок, причину любви ко мне де Ла Фера. Господь всемогущий и милосердный, как же я жажадала немедленно воткнуть в него нож поострее. Но месть должна быть холодной. Успокоив Жерара, жаждавшего немедленной и мучительной кончины мерзавца, я решила что надо бы для начала отобрать его точку сбора. Людовик любезно предоставил мне ее просто так. Глупец, идиот. Тем горше было осознание что именно этот
человек виновен в моих бедах и горестях.
Перед мессой пришел Портос, мой добрый ангел. Себастьян требовал моей крови, он не мог его сдерживать не вызывая подозрений. Мы договорились разыграть небольшой спектакль с арестом и возможно даже с казнью, опыт у меня уже имелся. Хотя повторять сцены уже бывшие в употреблении на мой взгляд бесвкусица. Ну да Бог с ним. На мессе я молилась за Жерара, за Ришелье и моего доброго ангела Портоса. После мессы Портос меня арестовал и даже препроводил в тюрьму - общая камера, один стул и какие то мужланы. Возмущению моему не было пределов. Согласившись с тем что несколько неприлично даму оставлять наедине с ландскнехтами и сатанистами (уж не знаю кто хуже), ПОртос сопроводил меня до комнаты в гостинице, и оставил под дверью полк бравых вояк. Охранять то ли меня от Себастьяна, то ли Себастьяна от меня. Оставшись одна я переоделась в пеньюар, написала несколько писем которые передала через служаночку. Назначила Риту управляющей, написала Ришелье про протекторат. Подремала. Решила поесть но тут дверь распахнулась и ко мне влетели бургомистр и Портос. "Миледи спасайте у нас бунт". Покушала, мрачно подумала я. Ну бунт а я то тут при чем?. В общем срочно одевшись я поспешила на площадь. Бунт был в самом разгаре. Мне было неудержимо смешно. До колик - люди ходили с факелами кругами и кричали. А где бунт? как можно язвительнее осведомилась я у губернатора, помятуя об остывшей яичнице и кофе. Никого не громят, не жгут, даже цыганок вон не насилуют. Чего за беда то? В общем полчаса покричав, чернь разошлась. Наскоро перехватив бутерброд в Еде и выпивке, я помчалась отдавать приказы движения войскам, покупать пушки, укреплять стены Сан-мари. Между делом получила герцогский титул, узнала об аресте Людовика д Э за сатанизм (эх не успела, я его отравить скотину, подумалось мне). Когда все улеглось мы с мадемуазель да Ботчелли приняли участие в крестном ходе, полюбовались на казнь оборотня и даже сыграли с мышками в сарае (угу в Париже бы пару таких сараев).
Когда я уже собиралась уходить ко мне подкатила тень смутно напоминавшая трактирщика из Еды и выпивки. Выяснилось, что я выиграла деньги которые до этого выиграла на бирже, это грех жадность. Он проделал непонятные мне манипуляции, ничего особенного я не почувствовала, и посему забыла все это и пошла спать. День был невозможно долгим и трудным.

тро было прекрасно. Я выкупила еще три пушки, мои войска стояли под сан мари, я выспалась. И зашла в совет на суд. Как же вовремя я это сделала. Узнав от отцов города и инквизиторов что они не имеют права судить графа дЭ, потому как он дворянин видите ли. И тут я решила что мой час пробил. К черту Ришелье и к черту герцога папашу д Э. Разберусь потом, сейчас сжечь его, мерзавца это единственное желание. И пользуясь тем что я "податель сего..", я разрешила эту казнь. И спокойно пила кофе от доброй хозяйки таверны. А после была казнь. Мне немного жаль протестанта который попал вместе с сатанистами, но инквизиторы грозили городу отлучением, а я и так могла за Людовика д Э попасть в немилость. И потом что значит какой то там протестант по сравнению с городом? Интересы государства превыше всего. Казнь была прекрасна. Я смотрела на горящего в муках графа и внутри меня все ликовало. Я бы сплясала на кострище если бы не люди вокруг.
А после была смешная война. Пакет укреплений на Лотарингию любезно предоставленный мне отцами города, защитил мою провинцию, Эльзас без единой капли крови стал моим. никто не решился напасть на сан мари, правда зачем то отбили Нидерланды. Ничего решила я, мы по договору их потом отобьем обратно.
И вот, я сижу пишу эти записки. За окном слуги упаковывают мои вещи в карету. Я еду в Париж богатой герцогиней. Исаак де Порто отбыл к себе в Рим, а я соскучилась по сыновьям. Вероятно я выпишу к себе Риту Вагнер, она умница, но за ней надо будет приглядывать, а то останусь без штанов как бедолага Бахофнер-Коль. Сан-Мари надолго останется в моем сердце.

Анна де Бель, графиней де Ля Фер, Шарлотта Баксон, леди Винтер, леди Кларик, баронесса Шеффилд, герцогиня Изабель де ла Круа.
Миледи.

И от игрока. Мне несказанно повезло. И когда мне говорят ты молодец сделала невозможное я смущаюсь. Потому что это не совсем так. Просто люди вокруг меня или помогали мне или не мешали. Я отлично поиграла и это несомненно одна из самых лучших игр в моей копилке. Так вышло что это игра была неким юбилеем - ровно 10 лет как я играю в игры. Я думаю что я ничего себе так отметила этот юбилей.
Ну и традиционные спасибы:
Мастерам - Дане, Тане и Стасу. Это было очень здорово, такой уровень подготовки к игре я не видела нигде:)
Игрокам - Анкерайту моему доброму ангелу. Ты натурально спасал и персонажа и игрока:) Зелену - ненавидеть тебя стало идеей фикс, особенно учитывая что ты так ничего плохого мне не сделал. Валере - мы вдвоем взорвали этот мир! Катерине - девочки любят деньги. Они красивые;) Коле - брат, ты был таким настоящим, я чувствовала твою поддержку. И в случае реальной угрозы кинулась бы конечно к тебе. Васе - отлично поиграли в экономику. Пампе - университет мы все такие открыли!
А так же Машке, Некроманту, Князю, Шаху, Шотачеку, Набекреню, Гале.
Очень классно было.
Кнопка
интересно