введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Артем Серов (Hate of LRPG)

Мы все под колпаком

Последнее изменение: 08.10.2008 в 21:13

Кроме большого количества слухов, сплетен и домыслов, кои, не переставая, крутятся внутри ролевого сообщества, не меньше по ней циркулирует и различных страхов… То все в ужасе от того, что ФСБ возьмет под колпак все мастерские группы и ролевые клубы, заставляя их проводить лишь игры, восхваляющие «кровавый путинский режим». То летит страшная весть, что скоро политические партии начнут предлагать ролевикам полигоны в вечное пользование, несметные деньжищи для закупки тушенки для мастерских кабаков, а самым отличившимся даже дадут по бэушной шестой ауди с мигалкой на крыше. И все это, естественно, за бессмертные ролевые души на выборах! Но чаще всего замирает ролевое сердце от мысли, что станут игры популярным корпоративным отдыхом и как ломанет в игры топ-менеджмент нефтяных компаний, поп-звезды всякие с олигархами да маститые чиновники…
Переубеждать цепенеющее от страха ролевое сердце нет ни сил, ни времени, ни желания. Но вот представить себе вышеописанные страхи в лицах, картинках и действиях очень даже интересненько.

 

 

- Проходи! – раздался утомленный многократным повторением за день этого приказа голос. Через секунду ручка двери повернулась, и в кабинет заглянула лохматая голова, которая тут же стала с любопытством оглядываться по сторонам. Но насладиться открывшимся для нее видом голове не дали. Обладатель вышеупомянутого голоса, прапорщик Федор, могучей дланью впихнул ее внутрь. Сразу же стало ясно, что голова абсолютно не автономна, а всего лишь является приложением к тщедушному тельцу. Данное тельце после контакта с конечностью Федора влетело в кабинет и плюхнулось оземь, правда, тут же опять задрало голову и стало оглядываться, видимо не удовлетворив в прошлый раз своего любопытства.

Спасибо, Федя, - поблагодарил прапорщика хозяин кабинета, и дверь закрылась.
Распластанный напугано было дернулся головой вниз, затаившись на время. Но буквально через минуты уже снова осторожно осматривался. Кабинет, в котором он находился, был обит деревянными панелями. Тяжелые гардины закрывали окна, создавая атмосферу полумрака. На стенах висели портреты в золоченых рамах, с портретов сурово хмурились незнакомые лики. А посреди стоял массивный стол, за которым, по всей видимости, и сидел хозяин кабинета. Правда распластанный не решался поднять голову так высоко, чтобы в этом убедится. И терпеливо выжидал. 
- Долго лежать будем? – наконец услышал он.
- А что можно вставать?
- Как угодно! Можете продолжать, но что-то мне подсказывает, что вам будет неудобно со мной общаться в такой позе.
- А мы будем общаться?
- Нет, польку танцевать!
- Ой, - замялся распластанный. – А вы знаете, я как-то в польских танцах не силен…
- Хорош комедию ломать! Встать!
Тело с полу метнулось вверх так быстро, как будто его дернули крюком с башенного крана.
- Так лучше…, - сидящий за столом мужчина указал на рядом стоящий стул. – Садитесь.
Его невольный собеседник аккуратно опустился на краешек стула и прилежно положил руки на колени. Правда любопытное выражение лица у него так и не пропало. Теперь он так же рассматривал сидящего напротив хозяина кабинета, который тем временем внимательно изучал бумаги в оранжевой папочке. Но не успел он, и сосчитать всех звезд на его погонах, как тот оторвался от бумаг и резко спросил:
- Элендил?
- Трандуил! – немедленно послышался четкий ответ.
- Тьфу, звать тебя Элендил?
- Ага.
- В девичестве… тьфу, по паспорту Макар Ипатьевич Табуреткин?
- Ну да…
- В террористической группировке «Боевые Тушканы Барад-дура», для конспирации называемой «Листья Свободного Лориэна», состоите последние пять лет?
- Простите, не Тушканы, а Каштаны…
- То есть не отрицаете?
- А чего тут отрицать-то? Тут как дело-то было… я тогда еще в размышлениях был, эльфом мне заделаться или в орки податься. А Колька-Берсерк как раз команду решил создать! А так как на тот момент он прочел всего две книги, «Властелин Колец» и «Боевые искусства народов крайнего севера», и при этом у него еще и вся информация из них в голове перемешалась, поэтому команду он так и назвал – Боевые каштаны Барад-дура. Боевые – это значит, что команда беспрестанно ратается…
- Чего она делает???!!!
- Ратается, - ни минуты не смутившись, пояснил Элендил. – То есть занимается ратным делом, сиречь воинским! Дерется, короче…
- Это что из военного словаря народов крайнего севера?
- Ой, а как вы догадались? – подивился Элендил. – Это же, как получилось-то. Колька как вычитал, что каштаны – это самый распространенный боеприпас для пращей чукотских самучаров, так…
- А самучары – это надо полагать местные спецназовцы?
- Ну, типа того, традиционно, это охрана якутского императора, но, в принципе, они так же привлекались для выполнения спецопераций, особенно на территории Аляски, которую к тому времени продали Америке, но некоторые…
- Мой юный друг, позволь я тебя перебью и задам несколько вопросов. Во-первых, что у тебя было в школе по географии, в частности, по экономической, биологии и истории? И, во-вторых, как точное название сей увлекательной книги, что читал вышеупомянутый Николай-Берсерк? А то не хочу, чтобы детям на глаза попалась…
- Э-э… так и называлась Боевые искусства народов крайнего севера, автор – доцент кафедры физики…
- Достаточно. Продолжай про свою бригаду.
- Не бригаду - команду! – обиженно поправил Элендил, который тем не менее был доволен, что у него не требуют ответа на первый вопрос про школьную успеваемость. – Так вот, поэтому команду Колька так и назвал Боевые каштаны! А уж потом когда ему на остатки мозга еще и «Властелин колец» ухнул, тут и Барад-дур прибавился. Я как раз все-таки определился, что буду орком, поэтому к Кольке подался. 
- А Элендил это надо полагать такое распространенное орочье имя?
- Ну что вы? – «орк» посмотрел на хозяина кабинета как на ребенка. – Это уже потом, Колька с его страстью к отрицательным героям, когда прочел «Последнего кольценосца», заявил, что на самом деле плохие не орки, а эльфы! И мы стали «Листьями Лориена», а я соответственно эльфом – Элендилом.
- Ясно. Расскажите все-таки поподробнее о террористической деятельности вашей организации.
- Ой, - зарделся Элендил. – Это вы про то как мы на Хишках зеленку рубили? Мы нечаянно, честное слово… Там темно было. А мы немножко нетрезвы.
Судя по тому как Элендил прятал глаза, были они не то что бы немножко нетрезвы. А, прям скажем, мертвецки пьяны. Поэтому им и было темно, несмотря на два часа дня, и они хотели разжечь костер, чтобы рассеять вековечную тьму, наступающую на них из чертогов Мордора.
- Какая нафиг зеленка?! – сорвался на крик хозяин кабинета. – Какие хишки???!!!
- Прошлогодние ХИшки…, - пролепетал испуганный Элендил. – Когда еще по третьей эпохе играли, по классике, так сказать. Мы еще, верные идеалам «Последнего кольценосца», хотели концлагерь построить, чтобы оккупированных орков туда отправлять, а мастера крик подняли, что мы порочим труды Профессора, а мы, между прочим…
- Так! Стоп! Надо полагать, что попытка постройки «концлагеря» на этих самых хишках это и есть «разжигание межнациональной розни и призыв к геноциду»?
- Эт вы про то, как Феанор на октябрьской кричал, что орки насилуют роханских лошадей, и их всех надо уничтожить?
- Кого лошадей?
- Да не-а… орков!
- Тааак… А незаконный оборот наркотиков в особо крупных объемах – это где такое было?
- О! Это я хорошо помню! Это на позапрошлом Ведьмаке мы мешок муки зачиповали как фисштех и нафиг сторчали всю Реданию! При этом денег подняли не меряно и в кабаке гуляли два дня! Да и то деньги еще остались. Вот вы сами поглядите, как закладку с собой таскаю.
С этими словами Элендил достал из заднего кармана поношенных джинс смятую бумажку, на которой были напечатаны какие-то странные символы, и гордо выложил ее на стол.
Хозяин кабинета некоторое время рассматривал предложенную его вниманию скомканную бумажонку, а потом потянулся к телефонному аппарату.
- Владимир? Узнал? Ну и чудно… Слушай, я конечно понимаю, что как тебе денег выделили и полномочий дали, так ты все рвешься инициативу проявлять. Но вот тебе один добрый совет… Что сам понял? Ну и отлично… Всего, так сказать, доброго.
Закончив разговор и положив трубку, он повернулся к Элендилу и коротко произнес:
- Вон отсюда!
- Ой, правда, можно идти? А мне сказали, что раз на Лубянку попадешь, то либо расстреляют, либо в шпионы завербуют. Вы меня разве вербовать не будете? Я могу быть полезным. Я знаете, как двумя катанами верчу? А если мне копье дать, то вообще, никто не подойдет. Щитовика, правда, сложно завалить, но да щит – это для трусов, сами понимаете же, да? А когда мне задание? В Америку, небось, забросите? А оружие дадут? Или мне свой Имгдрасиль брать? Я его целый день, кстати, делал из книжной полки. Мама еще долго ругалась… В общем, я готов! Служу…
- Федор!!! – дверь немедленно открылась, и на пороге возник прапорщик. – Возьми нашего нового агента и всы… в смысле, проведи с ним первичный инструктаж по поведению в тылу врага. 
- Ремень у тебя вроде широкий, - совсем невпопад добавил он, когда Федор уволок упирающегося Элендила.

 


 

Теги: Юмор
интересно

Обсуждение статьи