введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Гоменюк Илья Владимирович (Мариус)

Функции

Привычка Побеждать. Отчет князя Сонтреда.

Событие: Восхождение падших-2. Всадники Апокалипсиса
Последнее изменение: 23.06.2008 в 21:48
Отчет Мартина фон Плауга Князя Великого Королевства Сонтред, Жреца Нарны, Властителя земель Книгтон, Великого Светлейшего бога Люксуса. (простите, за долгий титул, я ненарочно)


Сейчас, когда я пишу эти строки, я задаюсь вопросом, почему всегда получается так, что всегда судьбы пусть и придуманного мира держат в своих руках невежественные злодеи и кровавые тираны?
Я Князь Сонтреда Мартин - всегда стремился к яркой и непротиворечивой цели – единоличное господство над миром. Меня конечно можно заподозрить в мании величия, но как показала практика – у меня получилось всё и даже несколько большее, но об этом чуть позже.
Являясь единственным жрецом Демонессы Нарны, мне было достаточно трудно соблюдать своё инкогнито, постоянно поддерживая и направляя Орден паладинов Люксуса. Я постоянно строил свою игру на манипулировании силами света и поклонниками черных богов Хаоса для достижения своей единственной цели. Себя постоянно оправдывало моё кредо – «Если говорить людям то, что они хотят от тебя услышать, то договориться можно со всеми». Честность – лучшая политика, но можно же не врать людям, а просто не говорить им всей правды.
В моих руках были четыре козыря – фанатичный Орден Люксуса, Боевая Гвардия Сонтреда, Маг – Лазарь – демонопоклонник и истинная наследница Княжества Книгтон.
Каждый из козырей сам по себе представлял для меня не только подконтрольную силу, но и некоторую угрозу. Сначала я хотел идти по пути Нарны и совместно с архимагом Лазарем искал артефакты и свитки, которые могли бы помочь мне получить силу демоницы. Лазарь вёл свою собственную игру, как отличный дипломат, шпион и террорист. Он уходил на территории других княжеств в поисках информации: ценных книг и древних рукописей, способных пролить свет на воскрешение Нарны. Я сам обладал некоторой долей информации и планировал самолично возвыситься над культистами, захватив тёмную силу Хаоса. Именно для этого, в качестве дополнительного козыря и всячески потворствовал культистам деревень на территории родного княжества, спас их от орденского костра и привел к нерушимой клятве Хаоса.
В отношениях с орденом мне приходилось вести себя с максимальной осторожностью, играя в некоторых ситуациях на их стороне. Именно для этого я казнил и выдал нескольких нарнитов, которые даже не подозревали о моих взаимоотношениях с силами тьмы. Селяви, иногда приходится кем-то жертвовать для обретения иллюзии безопасности.
Очень плохой новостью для меня стали взаимоотношения договоренности между Орденом, жрецами Тооса и гномами. Эти фракции собирались возвести алтарь светлых богов на территории моего княжества и я не мог противодействовать этому силой, так как хорошие отношения с Орденом для меня были чрезвычайно выгодны. Я решил этот вопрос экономически, лично скупив все чипы дерева и необходимые алхимические реагенты для этого.
Гномы стали одной из целей по захвату княжества Книгтон, подконтрольные мастера не могли бы возводить никаких алтарей, кроме тех, которые я бы посчитал нужными. Единственного человека, которого я прямо заказал – стал жрец Тооса, к которому был отправлен один из моих гвардейцев, со специальной способностью – убивать подобных жрецов прикосновением смерти. Но в дальнейшем я понял что убивать того, кто постоянно возрождается из Серых пределов – по меньшей мере бессмысленно.
Помимо возможной службы Нарне, я хотел подстраховать своё величие на поприще мирского правителя, и ловко сыграв на призыве Ордена утихомирить Князя-вампира направил стопы своей армии в Книгтон. После того, как выяснилось, что никакого вампира там уже нет, мне пришлось разыграть истинную наследницу и воспользовавшись затянувшимися переговорами – атаковать и захватить неприятельский город. Здесь сыграл на руку прекрасный тактический талант моего комтура Гаррета, который перешел труднопроходимый ручей и перебрался на вражеский берег пользуясь временным перемирием, причем абсолютно без моих указаний. Старый и расторопный генерал – это огромный подарок всей моей внешней политике. Я сам по началу хотел решить вопрос миром, и даже призыв богов сыграл мне на руку, ведь Паладин Ордена ощутил острый кризис веры, так его было легче перетянуть на свою сторону. Нужно отметить, что только чрезмерное упрямство лже-Княгини Книгтона послужило причиной для атаки гвардии на сам Книгтон.
Назначение гномов и определение княжества Книгтон в качестве автономной гномской области теперь уже Королевства Сонтред служило двум целям – поднятию курса соверена к марке и контролю над инженерными гильдиями гномов. К слову, отвечая на многочисленные вопросы: Я даровал жизнь лже-княгине Книгтона – просто так, потому что не отличаюсь кровожадностью и не склонен избавляться от ненужных и неопасных мне людей. Княгиня без воинской поддержки – не княгиня.
После похода я получил от Лазаря новые данные касательно Нарны, которая в человеческом теле уже давно находилась под контролем княжеской агентуры. Призыв Демонессы не играл мне на руку и был чрезвычайно опасен. Ужасные галлюцинации, которые я считал призывами Нарны нашли своё объяснение в одном из трактатов добытом Лазарем и путником Юко. Миру грозит смерть, и спасти его возможно лишь, собрав нескольких оставшихся выживших Избранных Всадников. То что сам я – являюсь Всадником Апокалипсиса стало для меня моментом, чрезвычайно неожиданным и я долгое время думал что же мне с этим делать. Всадников необходимо было собрать вместе, чем я и незамедлительно занялся. Достаточно большой проблемой стали Всадники Вампиры, для того чтобы собрать для них кровь и восстановить их жизнедеятельность мне пришлось пожертвовать одним из своих ближайших сановников – Селяви, отдать свою жизнь и кровь для воцарения нового порядка – это честь. Со жрецом Тооса была чрезвычайно легко договориться, нашлись объяснения его постоянным вопросам о моих галлюцинациях. Я собрал в своем замке избранных и проследовал на ритуал написания «Летописи» под прикрытием своих героических гвардейцев. Перед этим мне пришлось пережить совместный момент отчаяния, когда Паладин узнал, что всё время служил отродью Хаоса, но его мы успокоили, вера его уже давно пошатнулась
Всадники: Я, Эдвин – вампир, Девушка-мальчик люксианин с красными волосами, Жрец Тооса, Светлейший Паладин, Путник Юко, Вождь Орков.
После проведения первой стадии ритуала, сразу стало понятным кто здесь готов стать богом, а кого мучает совесть. J
Орк и люксианин-вампир – заняли позиции невмешательства, Путник Юко очень хотел спасти мир, Паладин хотел спокойствия, а мы с Эдвином чрезвычайно хотели божественной власти.
Споры, плавно переходящие из «белого совета» в базар длились очень долго. Позиции лузеров были сломлены, с Юко и Паладином был найден общий язык, я получил великую власть и всем мы стали богами, так как я и Эдвин хотели в самом начале совета.
Мир был спасен, все получили по заслугам, плохие наказаны, вампиры получили личного бога, а я стал новым воплощением Светлейшего Люксуса, бога власти и гнева.

Если немного абстрагироваться от происходящего и пофилософствовать можно задаться вопросом – почему же в нашем собрании Всадников не оказалось ни одного положительного персонажа? Мораль мне видится так: Божественной власти достойны лишь сильные целеустремленные личности, а сильный всегда вынужден балансировать на грани разумной жестокости.



Сколько чернеет травы у люксианских ворот?
Маску сменило добро на службе у правды,
Шапки ломает и пьёт привычный народ,
Делает вид толпа, что чему-то рада…
Из Серых пределов пахнет шепотом роз,
Мы удостоены все последней награды
Хватит бояться конца и нелепых угроз,
Замок наш выдержал пир. Остается осада.
Каждый из Всадников шел последним путём -
Мы оставались в плену этих лживых надежд,
Кто-то пел славу себе, кто-то горький псалом
Но все облачились в покровы белых одежд.
Старые боги готовят последний пир,
Страхи костров и голод мешают спать,
Тебе не ответил – отрекся бог и кумир?
- Если не веришь в бога – им надо стать.
интересно