введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Миа

Функции

Зимы не будет. Леди Рианна Крейкхолл

Событие: Время королей
Последнее изменение: 22.07.2008 в 02:20
Отчеты принято делить на отчеты персонажа и отчеты игрока. На самом деле частей будет три. Отчет игрока: Ребята, огромное вам спасибо. За все-за все. И за пошив перед игрой, и за веселый выезд, и за дом, который теперь будет долго-долго вспоминаться, как самый родной и настоящий, и - самое главное - за команду, которая действительно стоит этого названия. Отдельные благодарности я буду писать почти каждому. За организацию, за чай с медом, за пошив и неизменную поддержку - Огастусу и Степе, моим двум дядям. За нескучную дорогу - Марвину с Кошкой и Вольту. За собирание черники и настоящую игру от первого до последнего момента - Кате. Я очень благодарна тебе за эти дни. И я этого не забуду. За опекание и заботу о каждом из нас - Нафане. Без тебя наш дом потерял бы половину своей радости. За неиссякаемый источник смеха - нашей смелой и отчаянной гвардии. За огненное шоу - Алиасу. За живой и уютный дом - всем девушкам команды. За музыку и уговоры септона - Фарфу. За помощь - Галине. За игру в трудные для меня часы - Кате и мейстеру дома Каннингтонов. За самоотверженность и уравновешенность - Маттео. За оборону Ланниспорта - всем его защитникам. Та часть игры, которая зависела от нас - была великолепна. У нас практически не было неигровухи, был прекрасный дом, дружная и хорошая семья, веселая гвардия и очень хорошая дисциплина. Мы вывезли достаточное количество антуража - за что спасибо тем, кто на своих машинах и спинах вез все это на полигон. Наша гвардия составляла около трети защитников Ланниспорта. Сильных просчетов и каких-то помарок я вспомнить не могу. По большому счету, это все дает понятие о нас, как о команде. Я считаю, что мы - молодцы. Теперь минусы: мастера показали, что надеяться на выполнение всех договоренностей и правил - нельзя. Это касается как обещания привоза воды в локацию, так и прогибания под потребности всех игроков. Подтверждение моим словам можно найти как на форуме игры, так и в отчетах игроков. Мои попытки пообщаться с мастерами, конечно же, почти ни к чему не привели. Игроки тянут одеяло каждый на себя, мастера, исключая пока что Астальдо, нервничают и не могут сказать ничего конкретного. Из этого я могу сделать вывод: не знаю, как, но надо сделать так, чтобы команда ни от кого не зависела. Хотя бы по большому счету. Лучше бы мастера просто не принимали решений. Вообще. Мне кажется, имеет смысл научиться играть, несмотря ни на что. Взяли замок - все бывало, города не прекращали жить. На полях оставались крестьяне, союзники шли освобождать пленных и мстить за убитых. На мой взгляд, нам стоило бы просто продолжать играть на третий день, как бы это ни было обидно. Да, знаю, сил не было. И было очень обидно. Но этому надо научиться. Тогда у нас не будет ощущения пустоты, недоигранности и обиды. Потому что тогда мы по крайней мере, сами будем отвечать за свою игру. Если кто-нибудь придумает, как этого можно добиться, я буду рада умным мыслям. Но самый главный вывод, который можно было просто выложить вместо отчета: ребята, вы - самая лучшая команда. Спасибо вам за игру! Отчет персонажа: Зимы не будет. А если и будет, то пусть она будет хорошей. (с) лорд Ланс Сегодня, спустя много дней после этих событий, я снова держу в руках неровные листы бумаги, на которых записывала всё, что было мне дорого и важно. Чтобы прочесть их все, мне не потребуется много времени. Но много моего сердца уйдет на то, чтобы пережить все это вновь. Шестнадцатое июля. Наш день начался со спешного дошивания костюмов. Весь дом готовился к свадьбе. На скамьях появились красные подушки, на дверях - праздничные портьеры. Девушки шили, не поднимая глаз, Тётушка готовила ужин, гоняя гвардейцев. А Вольтер ходил по двору и сочинял свадебную песню. Чую, что-то будет... И что-то было. Улучив минутку, меня отозвала в сторону Лиенна, рассказав мне о том, что Мерлон, младший сын милорда, уже неоднократно говорил ей о своей любви, и сегодня назначил ей встречу за казармой. Она просила совета, и я ничего не придумала лучше, чем посоветовать ей не ходить на это свидание, решив про себя, что устрою им встречу во время девичника. Лиенна убежала, а я отправилась за казарму сама - там была лучная тренировка. Да, я знаю. Битва - это не женское дело. Но моей первой игрушкой был лук, сделанный дядей, и он учил меня, пока я не была отправлена на воспитание в Крейкхолл. Я владею им так же хорошо, как иглой, и мне трудно от него отказаться. Поглядев на меня, Китиара тоже взялась за лук. У неё прекрасно получается, вот только плечи она поднимает, как напроказивший ребенок. Впрочем, именно это она и есть. Вскоре девушки пришли посмотреть на тренировку, и конечно, дело не обошлось без выговора Элии, что лук - это не женская игрушка. Но что же я могу сделать...если так хочется... Ужин оказался для меня коротким. Только успел милорд дозваться за стол младшего сына, только гвардейцы ушли в караул, как в дверях шатра показался посланец лорда Тайвина с приказом немедленно явиться к нему. Лорд-дядя остался с нами, и стал говорить о смерти Эддарда Старка. Кто знает, был ли он прав? Кто знает... Через некоторое время милорд возвратился, и подошел ко мне. Я должна была сопровождать посольство от лорда Тайвина к лорду Ренли. Даже несмотря на много лет, проведенных в Крейкхолле, я помнила дорогу в Штормовой Предел. Сопровождать нас отправились Дед, Алиас и двое Клиганов, имен которых я так и не знаю. Когда мы дошли, была уже глубокая ночь. Люди на воротах отказались впустить нас, говоря, что лорд Ренли ушел в Хайгарден. Возможно, они говорили правду. Спустя некоторое время нас все-таки впустили в город. Но вот что странно - город начинался в кабаке. Было странно видеть милорда среди изрядно выпившего и недружелюбного сброда. Кабатчик отказался пропустить нас дальше в город, пока мы не выпьем его напитка - все равно ведь короля в городе нет...Но тут я успела попросить стоявшую в дверях девушку найти моего отца, лорда Корнелла, если он ещё не лег спать. У нас появился предлог подождать ещё некоторое время. Когда девушка вернулась, не сумев найти наш дом, мы вышли обратно к воротам, попутно пытаясь понять, что делать дальше и успокоить кипевших Клиганов. На наше счастье, в это время в ворота вошел человек в черной одежде. Я узнала в нем мейстера. Ни один человек в Вестеросе не ходит с таким достоинством, и в то же время с такой скромностью. Господин мейстер указал нам вход в город, за что был оскорблен привратником, который не желал нас впускать. Поняв, что это наша единственная возможность, я упросила милорда отпустить меня повидать мою семью, и он согласился, как и мейстер, пообещавший помочь мне и принявший меня под свою защиту. Мы долго блуждали в темноте, натыкаясь на веревки и поваленные бревна. Наконец мы увидели дом Грандисонов, погруженный в темноту. В доме спали. Не желая уходить ни с чем, я взмолилась мейстеру, чтбы он передал письмо с просьбой о встрече лорду Ренли, и мейстер согласился. Он отвел меня в свой дом, нашел бумагу и перо, и, доверяя мне свою жизнь, повернулся ко мне спиной. Я написала письмо и пожелала ему хорошего огня, на что он в шутку спросил, не являюсь ли я приверженцем культа Рглора...А мне всего лишь нечего было больше сказать ему, человеку, на свой страх и риск пропустившему меня в спящий город. Когда мы уже подходили к воротам, мы услышали возглас: "Король в городе!" И я поняла, что идея тянуть время была правильной. Милорд уже сидел за одним столом с лордом Ренли, рядом с ним сидели Бриенна Тарт и мой отец. Они договорились о том, что лорд Ренли пришлет гонца или ворона, если надумает встретиться с лордом Тайвином. И, поприветствовав отца, мы отправились в обратный путь. Домой мы дошли почти к утру. По дороге в спальню я зашла попрощаться с Лансом, который стоял в карауле. Наверное, это был правильный девичник. И, наверное, мой отец действительно придет на мою свадьбу. Наверное... Жаль только, что мне не удалось устроить на ночном гулянье встречу Мерлона и Лиенны. Жаль... Семнадцатое июля. Утро дня моей свадьбы началось с тревоги. Вокруг Ланниспорта проходили вооруженные отряды. В крепости стоял отряд одетых в доспехи людей. Когда нам надоело ждать осады, я ушла за шатер танцевать. И милорд с семьей пришел следом. Лорд-дядя наотрез отказался танцевать официальный бранль, говоря, что учиться надо было раньше, а теперь он старый, и никакие силы не могли поднять его с мха. Все же мы немного потанцевали, несмотря на дождь и разброд чувств. После обеда, хотя я не смогла проглотить ни ложки, я ушла в казарму с разрешения тетушки. Что-то подсказывало мне, что вот именно сейчас мое умение стрелять из лука пригодится, как никогда. Так и вышло. Лорд Тайвин и лорд Тирион собрали отряд, чтобы пройти по окрестным замкам и потребовать вассалитета. Конечно же, семейство Крейкхолл отозвалось и пошло все целиком. Включая милорда, лорда-дядю и Ланса. В крепости остался отряд Клиганов и небольшой отряд Кеннингов, чей замок сегодня утром был разграблен в их отсутствие. Лучников в крепости осталось двое, не считая меня, и я поспешила забраться на стену. Пожалуй, это было самое долгое дежурство. Иногда на стене появлялись Клиганы, иногда - черно-желтые котты Кеннингов. Но самое главное - это непременное соседство с Ингрид - женщиной-гвардейцем, дочерью в прошлом богатого лорда. Через пять часов у меня устали глаза, и никакие усилися не могли заставить их различать людей среди деревьев. Я спустилась вниз за водой, и сразу же ушла обратно. Лора играла на флейте, Лесса что-то плела, Китиара ушла к роднику. Тётушка, как всегда, возилась на кухне, отгоняя всех остальных, как назойливых мух. На стене стояли гвардейцы Кеннингов, и от скуки пели. Пели прекрасно, хотя и одно и то же. На песни прибежала Лора, и присоединилась к хору. Не знаю, слышал ли нас кто-нибудь, но надеюсь, что им понравилось). Дежурство выдалось неспокойным. То и дело мимо крепости проходили отряды в десять-двадцать человек. По сравнению с утренним - в пять раз больше - нас это уже не пугало. Хотя наводило на мысль, что это неспроста...Не составляло труда заметить, что это все были знамена Старков и Талли, и нам в скором времени придется трудно. Но вечером должна была быть моя свадьба, и ни о чем другом думать не хотелось. Тем более о возможной осаде. Оставалось только волнение и тревога за Ланса и всех тех, что сейчас в походе. Они вернулись только поздно вечером, к полуночи. К тому времени я уже поверила, что свадьбы не будет. Просто не будет. Наверное, так бывает. Когда я увидела их, входящих в ворота, усталых, пыльных, но таких гордых за себя и друг друга - я скатилась с лестницы, бегом за водой, и только потом увидела, что они пришли, сопровождая короля, его сестру и брата. Женщины присели в глубокий реверанс, а я только ждала, чтобы король Джоффри прошел как можно быстрее через этот строй, и я смогу донести до своих людей воду. О, Семеро, как я была счастлива увидеть их! Они ушли на реку, умывшись и напившись родниковой водой, и я осталась одна. Не умея найти себе места, я бродила возле дома. На стене снова были Клиганы, и идти туда не хотелось, я уже сдала свой пост, а вроде бы была уже никому не нужна...Когда совсем стемнело, а они ещё не вернулись, я нашла мейстера и попросила его отправить ворона в Штормовой Предел. Мне хотелось, чтобы хоть кто-то ещё вспомнил о моей свадьбе. Ведь если мой лорд-отец придет на мою свадьбу, не может же её не быть? Но ворон не долетел... И тогда мне стало так горько, что я забралась на стену в надежде спрятаться от всех, и выплакаться, чтобы никто не видел. Но на стене оказалась девушка в пышном платье. Присмотревшись, я узнала принцессу Мирцеллу. Ей было скучно, она ждала королеву Серсею. Я предложила ей чаю, и, заручившись её согласием, ушла поглядеть, есть ли в доме горячая вода. Когда я вернулась, принцесса уже спускалась, ей нужно было найти брата. Я сидела на стене, глядя на город, и думала - как же так бывает, что на все может найтись время: на поход, на воинский долг, на служение стране и лорду - а вот на свадьбу может не найтись...Мне казалось, что все нянюшкины сказки, хотя я и перестала слушать их очень рано, могут сбыться, и время может вернуться вспять, и снова будет сверкающий день, и лорд-отец, и леди-бабушка, и свежие цветы...И это будет самая лучшая свадьба на свете... И тут такая грусть охватила меня, что я наконец заплакала. Я видела, как кто-то ходит с факелом по двору, я видела, как Лора идет куда-то. Но никто не искал меня, и никто не подошел к стене. Только мейстер, которому нужно было отправить ворона. Но он ушел и тоже забыл про меня. Спустя какое-то время на стену поднялся Ланс. Я пыталась ничего не сказать, но слезы меня выдали, и я продолжала плакать. Следом за Лансом пришла Лора с сообщением, что пришел септон, и он уже ждёт. Ланс взял меня за руку, и мы спустились со стены. Девушки помогли мне одеться, и Лора отдала мне свой плащ. У меня так и не было родового плаща. Каким-то чудом уцелевший детский плащ был мне настолько мал, что не застегнулся бы во время обряда на плечах Ланса. Септа была освещена, и септон приветствовал нас. Мы преклонили колени перед изображениями Старицы и Воина, чтобы рассказать все то, что тяготило нам душу. Ланс закончил говорить раньше, чем я. Но пусть я не успела сказать всего, я почувствовала, что могу успокоиться. Я поднялась с колен, и тогда септон начал обряд. Я не помню всех слов, которые он говорил, но, пока он говорил, в меня вселялась уверенность, что все будет правильно и хорошо, что Ланс будет защищать меня, а я буду ему верна, что он будет заботиться обо мне, а я - о нем, что вся наша жизнь пройдет в согласии и доверии друг другу, и все на самом деле будет хорошо... Каждый раз, когда мы давали ответы, септон прикасался к нашим лбам семью елеями, каждый раз, когда мы говорили "да", свет играл на гранях священного кристалла. Когда свидетели накинули плащ с гербом Крейкхоллов на мои плечи, а мой плащ на плечи Ланса, я в первый раз за вечер взглянула ему в лицо. Мне было стыдно за свои слезы, за недоверие к нему, я боялась, что он сердится и я увижу в его глазах обиду...И я увидела в его глазах любовь. Светлую и бесконечную, как небо. "Этим поцелуем я клянусь любить тебя вечно", произнес септон, а за ним и мы. А потом... А потом мир приобрел другие краски. Нежно-голубую с белым, как наша одежда, и золото свечей, которым были залиты столы в нашем замке. А потом милорд говорил речь, и гвардейцы пели свадебную песню, и лорд-дядя сказал нам слова, которые я запомнила навсегда. А ещё позже в шатер зашел лорд Тирион в нижнем белье. Он пришел поздравить нас, и пожелать нам долгого и настоящего счастья. Но лорда Тириона затмил черно-красный Алиас, выступавший под флейту леди Лоры. В этом огне, мне казалось, заключено что-то важное, очень важное - только бы он его не уронил... Но все оказалось хорошо, и после Лоры за флейту взялся милорд Роланд. Он играл, а мы танцевали. Сколько могли и как могли. Правда, к концу танца гвардейцы запутались в ногах и попадали, устроив шуточную драку, а я, улучив момент, подошла к тетушке спросить, что же будет дальше. И тётушка стала рассказывать мне про птиц, напугав меня до смерти тем, что мне придется нести яйца...Я сказала, что я не хочу, и тётушка решила не пугать меня, посоветовав поцеловать мужа так, чтобы у него закружилась голова, а дальше он все сделает сам... Поцелуй я ещё помню, дальше - все расплывается перед глазами... Восемнадцатое июля Утро началось с тревоги. Просыпаясь, я слышала звуки рога и крики: "Ланниспорт в осаде!" Через несколько минут после просыпания мы стояли у ворот замка совершенно одетыми. Я - в обычной одежде и с луком в руках, Ланс - в доспехах. Я заняла свое место на стене. Под стенами замка стояла огромная армия. По сравнению с нашими защитниками - действительно отгромная. Их было сто двадцать человек. Не зря они вчера собирались целый день, ох, как бы нам не оказалось слишком мало. Тридцать семь латников, пять лучников. И, как назло, именно сейчас Кеннингов осталась примерно половина...сегодня с утра они ходили отвоевывать свой замок... На стену поднялся Алиас, попытался прогнать меня. Но я не могла уйти, особенно теперь, когда у Ланниспорта осталось так мало защитников. Когда началась осада, меня и Ингрид все же отправили вниз, объяснив, что мы должны стрелять из-за мантелетов. Пока лучники Старков расстреливали свой запас стрел, я бегала и раздавала бойцам еду, хотя бы немного, чтобы было не так голодно в бою. Лорд Тирион не выдержал бездействия, и стрелял за стену навесом. Стрелял метко. Так, что я отдала ему половину своих стрел. Когда Старки пошли на приступ, и появились первые раненые, я поняла, что просто не успею расстрелять свои стрелы, и отдала весь колчан лорду Тириону, пожелав ему удачи. Сама поцеловала мужа и ушла в шатер, где уже находились наши женщины и принцесса Мирцелла, наблюдавшая за штурмом. Мейстер и леди Лесса, его ученица, лечили и перевязывали раненых. Старки вот-вот должны были сломать ворота. И тут в шатре оказался раненый в ногу лорд Джейме. Он быстро пришел в себя и посадил принцессу Мирцеллу с братом и девушек Крейкхолл на корабль, который стоял в порту. Я успела только увидеть Бронна на стене, как раз на том месте, где обычно стояла я, и шлем мужа, еле видный из-за мантелета. Увидимся ли мы ещё? Дайте Семеро, увидимся... Тётушка, Лесса, мейстер Маттео, до встречи! На корабле мы доплыли до Королевской Гавани, по пути едва не заблудившись. И снова помогло мое знание географии - мы плыли через Штормовой Предел. И вот тогда у меня зародилась мысль просить помощи у лорда-отца. Быть может, он не откажется помочь? Ведь нам не хватает всего-то десятка человек! Но тем временем мы оказались в порту Королевской Гавани. Город почти весь спал, за исключением гвардии, приводившей в порядок свои доспехи. Нас отвели в шатер принцессы Мирцеллы, где оставили на долгое время. Мы говорили о том, как будем жить дальше, и что будем делать. Наши мнения разделились, и стало понятно, что вместе мы не останемся. Леди Лора, леди Элия и леди Лиенна решили плыть, куда им позволит Мокроголовый. Леди Китиара согласилась делить трудности со мной. Я была рада этому едва ли не больше, чем возможности спастись - мне так не хотелось быть теперь одной...Уж лучше бы нас убили вместе с ними - вот какая мысль крутилась все утро в моей голове, да, я уверена, и не только в моей. Когда вернулась принцесса, с нею в шатер вошли леди и лорд Спайсер, прибывшие из Ланниспорта на следующем корабле. Они сообщили, что ворота сломаны, и бой ведется внутри крепости. Мы сказали, что намерены плыть обратно, чтобы увидеть все своими глазами, и, несмотря на все уговоры, попросили у короля Джоффри разрешения отплыть. Разрешение было дано, и мы отправились обратно. На половине дороги мы стали обдумывать, что же делать в том случае, если крепость взята. Думать об этом не хотелось...А когда мы увидели развевающийся над крепостью флаг Старков, все нервы быстро собрались в один большой и тугой комок. Леди Китиара смотрела на меня глазами волчицы, и я понимала, что мне нельзя отпустить её руки. Иначе не выдержим ни она, ни я. Мы развернули корабль, и через некоторое время уже были у порта Штормового Предела. На мое требование впустить нас в крепость откликнулся сам лорд Ренли. Нас беспрекословно впустили в крепость, а Лиенна, Лора и Элия отправились дальше - да хранят их Семеро, и да не вспомнит о них Мокроголовый. У ворот стояла моя тетя - леди Эмилия. Она узнала меня и проводила нас к бабушке. У меня было много печальных известий для неё. Помимо предполагаемой гибели Ланса, я должна была рассказать ей о смерти моего старшего брата, который погиб вчера от рук разбойников по дороге в Старомест. Бабушка приняла вести спокойно, попросив меня сказать обо всем матери самой. Леди-мать вздохнула и не сказала ни слова, как-будто сложив в шкатулку мои слова. Мы с Китиарой помогли готовить обед, поели сами, но все падало из рук, и мы не могли ни на чем сосредоточиться, ни на разговорах, ни на рукоделии, ни на обеде. Единственное, что мы могли чувствовать - это рукоять оружия Бронна, которое он успел отдать нам, и руки друг друга. Нас теперь было только двое. Двое - кто помнил все. И мог держать эту тоненькую нить, за которую могли держаться мы. Не выдержав этого, мы отправились к мейстеру Штормового Предела учиться на лекарей, чтобы занять чем-нибудь свои мысли. Но каждую строчку, которую мы читали, мы должны были прочесть несколько раз, прежде чем написанное доходило до нашего сознания. Когда мы закончили обучение, мы уже могли думать о другом. И этим другим стало известие о смерти моего второго брата. У рода Грандисонов не осталось наследников, только я и моя младшая сестра. Отец сообщил мне, что теперь, когда род настолько обеднел, мне придется забыть о погибшем муже и снова выйти замуж, чтобы продолжить род. Выйти замуж так, чтобы мой первенец носил имя Грандисонов. Для этого даже был найден достойный кандидат - сир Робор Ройс. На все мои отговорки, что я в трауре, и что, может быть, мой муж остался жив, мне отвечали так искусно, что у меня оставался лишь один выход: бежать. Если бы рядом не было Китиары, я давно бы уже бросилась на меч. Но я должна была держаться, потому что у нас двоих не было никого больше, кроме нас самих. Отец запретил мне выходить из города, и это означало почетный плен. Моя младшая сестра ушла с лордом Ренли на осаду Харренхолла. А мне оставалось лишь сидеть и ждать. Леди Китиара предложила послать в Ланниспорт ворона, чтобы узнать, что там, как, может быть, есть возможность вернуться, и мы отправились в дом Каннингтонов, к знакомому мейстеру, тому самому, что однажды уже помог мне. Он встретил нас, узнав и радостно поприветствовав, отправил ворона в Бобровый утес, и пообещал найти нас, если придет ответ. Но так и не нашел... Почетный плен оказался страшнее всякой смерти, и мы едва могли дышать, боясь остановить взгляд на какой-нибудь одной точке, возвращая себя к реальности холодом стали, которую мы прятали под своими плащами. Нам казалось, что если мы отдадим клинки, то станем совсем, окончательно беззащитными. Мы ждали ответа. Ещё вчера был разгромлен Хайгарден. Сегодня объединённым войском Станниса и лорда Ренли, присягнувшего брату, была взята Королевская Гавань и Харренхолл. Но из Ланниспорта вестей не было. К вечеру в город вернулась армия лорда Ренли, а с нею и моя младшая сестра. Я могла вздохнуть более свободно. Но с каждой минутой мой взгляд становился все острее, а руки все сильнее сжимали рукоять клинка. Когда в дверь дома Грандисонов постучался человек со светлыми волосами и короткой прической, я едва не воскликнула: "Дед!" - так он был похож. Мы встречали каждого человека, входящего в нашу дверь, с надеждой, а к звукам за воротами прислушивались так тщательно, что это не укрылось от взгляда моей леди-бабушки и леди-матери. Они стали смотреть за нами с Китиарой внимательней. А мы думали, как послать в Ланниспорт хотя бы гонца, если вороны в Вестеросе больше не долетают туда, куда их отправляют люди. Найдя минуту, мы вышли в город, и незамеченными подошли к воротам дома Каннингтонов. Вызванный к нам мейстер сообщил, что ответа по-прежнему нет, но указал нам на надежных наемников, которые могут отнести в Ланниспорт письмо. Это была наша последняя надежда. Мы вернулись в дом, и я уговорила отца оплатить расходы на гонцов. Кажется, у моей сестры назревала помолвка и отец не задумывался о том, что делает. Леди Китиара написала письмо с просьбой прислать за нами в Штормовой Предел вооруженный отряд - только при этом условии лорд-отец соглашался отпустить нас из города. Гонцы бежали долго. Так долго, что мы успели почти потерять последнюю надежду, что за нами придут. Мы забрались на стену замка, с которой лорд Ренли снял охрану по случаю победы, и стали смотреть в лес, окружавший её. В кабаке пел захожий менестрель, и я очень жалела, что у меня нет лука с собой...так нехорошо он пел. Под нами сновали какие-то люди, и с неожиданностью для себя я услышала, что разбойники перерезали семейство Каннингтонов. Мы бросились в дом предупредить семью, и тут увидели наёмников, которых посылали с письмом. Ответ все-таки пришел. Мейстер сообщал нам, что находится в маленьком замке Нива на земле Ланнистеров, и отряд будет послан. Как выяснилось, наёмники привели отряд с собой. Мы предупредили семью Грандисонов, и попросили лорда-отца проводить нас до ворот. Он вышел за ворота, дошел с нами до отряда и отпустил нас, предложив приходить в гости. Но ни Китиара, ни я не пришли бы уже в Штормовой Предел никогда. Мы дошли до замка без приключений, найдя там оставшихся в живых мейстера Маттео, леди Лору, Элию и Лиенну. Сейчас, когда я читаю эти слова, я оставляю в них большую часть своего сердца. В них - весь наш дом, и тепло нашего костра, и теплые руки тётушки, и шутки гвардии, и строгость милорда, и надежное молчание деда, и задумчивость лорда-дяди, и любовь Ланса, и все наше счастливое время, о котором мы никогда не забудем. Но уже поздно, и я закрываю глаза над последним листом. Мы вернулись. Но что же ждет нас дальше? Кто знает?
интересно