введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Хыиуду

Функции

Война и мир староместского мейстера

Событие: Время королей
Последнее изменение: 11.08.2008 в 03:19

 http://hyyudu.livejournal.com/67634.html

Отчет по Времени Королей.
  Поехать на эту игру меня подбил замечательный Иван Кузьмин, когда я пришел на мастерку по Aeria Gloris за две недели до ВК. Я сначала думал поехать каким-нибудь обычным простолюдином, поглазеть на великолепные наряды дам и величественных рыцарей, но потом он сказал, что Рингл вывозит Цитадель в Старомест, и им туда могут потребоваться мейстеры. Я связался с Ринглом - вуаля! Я - мейстер Аламар, специалист в области криптологии в Цитадели Староместа.
  Две недели пролетели быстро, подготовиться я практически не успел - максимум, прочитал до середины вторую книгу, состарил себе кучку листов, распечатал все имеющиеся к тому моменту трактаты, в том числе свой, по криптологии, рожденный за несколько дней на работе, и договорился с Фионой, что она мне привезет из Питера мантию. После чего укатил на Радужный Мир.
  С которого приехал поздно в воскресенье, в понедельник отсыпаться, во вторник закупаться едой и алхимией, в среду рано утром встать и ехать на вокзал. Добиралово прошло благополучно, к тому же в автобусе собралась половина команды Цитадели (а именно Слон, Реми и я). Полигон был не тот привычный тверской, на котором проходили Герои, Варкрафт, Маджести, Нарния, Балдур и прочие, а другой, в другую сторону от дороги.
  Как мы добирались до Староместа - это отдельная песня. Карта была феерически неверной, правда, Старомест был на ней показан абсолютно верно, но большая часть остальных локаций плавала, как хотела. Впрочем, радоваться надо было уже тому, что мы находимся практически в центре полигона (не считая Харренхолла), и поэтому нам до всех близко. Точнее, учитывая нашу специфику, до нас всем близко.
  По пути с нами шла девушка-целительница из дома Фоссовеев, которая сразу очаровала нас своим обаянием, и мы позвали ее приходить к нам почаще. Она пообещала ходить в гости, несмотря на весь цитадельский целибат. В результате пол-игры она провела где-то как раз с нами, поскольку квалифицированно выучиться на лекаря больше нигде нельзя было.
  Тирреллы могли пронаблюдать следующую картину: стоит под стенами Фоссовеев парень (в смысле я) и кричит через стену "Лорд Джон! Лорд Джон! Добрый день!". Из-за стены раздается: "Кто там?". Я думаю пару секунд и свирепо выдаю: "Вылазь, не то схлопочешь по затылку!". Через секунду из замка с радостным криком "Хы!" вылетает половина Фоссовеев. По крайней мере, та, которая входит в наш театр на Аэрии Глорис.
  Идем это мы по дороге, тащим рюкзаки и сумки - видим классическую картину "Один пашет, семеро руками машет". То есть один строит, а все остальные стоят над ним и громко глумятся. Здесь я не буду в точности цитировать их изречения, смысл их в том, что этот солдат-новичок, поминутно сравниваемый с гулящей женщиной, имел интересные анатомические дефекты в области нетипичного крепления плечей в районе бедер. Мы поинтересовались, что это за лагерь, на что услышали ответ: "Х%й! Тауэры!". Понятно, решили мы, значит, нам сюда!
  В Староместе уже стояла и Цитадель, и Звездная Септа, служившая на данный момент складом всего и вся, и Ант с Димкой. Мы распаковались и сели заниматься главным мейстерским делом - чтением всего, что под руку подвернулось. А заодно - проверкой наших знаний. Перед нами стояла трудная задача: за время, оставшееся до начала активных игровых действий впихнуть в себя всю мудрость Цитадели за последние века. Надо сказать, что это было не очень сложно.
  После штудий наши пути разошлись: Слон и Реми пошли в мастерятник, а я отправился в Ланниспорт к Фионе, чтобы одолжить у нее хогвартскую мантию. Хорошенько поблуждав по маршруту Харренхолл - Уоде - Талли - Кеннинги, я-таки вышел к искомому кабаку, где нашел Фиону, угостил ее по дороге пойманной черникой, получил мантию, и мы вдвоем отправились бродить по полигону и здороваться с друзьями. Первым делом мы пошли по дороге, потом заблудились, ломанулись через лес и, не пересекая никакие дороги, вышли к Тиреллам. Тогда полигон нам был знаком слишком плохо, чтобы мы сильно удивились такому топографическому парадоксу, поэтому просто поздоровали Химеру, Миль и Локи, и пошли дальше, к Фоссовеям Зеленого Яблока, где стояли наши друзья - Некросс, Норда, Эленсиль и другие. Ну, от Фоссовеев добраться обратно до Староместа было совсем несложно.
  Слон и Реми еще не вернулись. По сведениям, принесенным пришедшими коллегами, наши архимейстеры задержались в Королевской Гавани, где сдают экзамены Редигеру. А мы пока занимались выковыванием цепей, то бишь вырезанием колечек из кусков проволоки и прочего доступного материала. Каменный цветок выходил тяжело, ну так а кто сказал, что жизнь мейстера легка и безоблачна?
  Потом сходил я в мастерятник сдать взнос, но обнаружилось, что я снова занимаюсь самобакланством, и пришел на регистрацию без паспорта. Вздохнул и потопал обратно в Старомест. По пути обратно прошел через Харренхолл. Они как раз перегородили всю дорогу, так что приходилось проходить через все их катакомбы, прежде чем добрался до ворот и вышел-таки на оперативный простор. Пообещав себе больше не ходить в Харренхолл, отправился в Цитадель.
  Потом визиты наших коллег приобрели прямо-таки массовый характер: все мейстеры полигона считали своим долгом придти к нам и попросить принять у них экзамен. Мы этого, естественно, сделать не могли, поскольку сами пока были не прочипованы и не проэкзаменованы, но по крайней мере свои архимейстерские дисциплины исправно принимали: я - криптологию, Ант (мейстер Хириам) - военное дело, а отсутствовавшие на тот момент Рингл и Слон (мейстеры Арчибальд и Магнор соответственно) - медицину и инженерное дело. К сожалению, не помню архимейстерских дисциплин Реми и Димы (мейстеров Армана и Вимана) - прошу прощения.
  Долго ли, коротко ли, а дошел до нас (через нашу региональщицу Маримей) слух, что-де надобно бы уже выдвинуться на парад, да? Собрались и пошли. Много где прошли, хлопс - поле! На поле стена, под стеной парад. Опа!
 Первое время я скакал по поляне, как в хвост раненый заяц, снимая все, что попадалось в объектив, но потом, когда мой видоискатель нашел Сандру и Анджея, он сказал, что болен, бюлютеню, нету сил - и вырубился нафиг. Я счел это неким знаком...  Во время беготни еще успел поймать Редигера, которому тут же на ходу сдал экзамен по религии. Так что дома меня теперь ждало кольцо из меди в розовой оплетке ("Потому что религия - это розовые сопли").
  На самом параде порадовали те, кто помнил хотя бы девиз своего дома, а также стоящие рядом с нами Тиреллы, которые до самого последнего момента его придумывали. В итоге получился следующий: "Расти большой! Дитям - мороженое! Бабе - цветы!". Еще запомнился межевой рыцарь Саймон Санд со слугой Марко-с-Марок ("У меня из всего имущества есть только эти боты и это чмо в ботах"), которые вместо знамени носили сапог на шесте.
  Вернулись с парада назад в Старомест, предупредив перед этим всех региональных мейстеров, что нынче в полночь будет Первый (и последний, как выяснилось впоследствии) Общий Совет Мейстеров. По пути назад активно сдавали друг другу экзамены, поэтому к моменту прихода весь архимейстерский состав обзавелся цепями не меньше, чем у Пицеля. Это было очень своевременно, поскольку потом к нам мейстеры повалили просто валом. Все желали быстро сдать экзамены и получить свои кольца, поэтому приходилось их экзаменовать, не покладая рук, языков, конспектов и всего остального. Что отрадно - большинство сдающих учило материал очень добросовестно, при этом многие волновались на экзамене так, будто за несдачу их лорд заберет в армию.
  Еще ближе к ночи пришла делегация Кровавых Скоморохов, хотели у нас учиться. Мы вежливо спросили, умеют ли они читать и писать. Оказалось, что только по-браавосски, на что мы пожелали им удачи и напутствовали приходить тогда, когда они смогут хотя бы трактаты на всеобщем вестеросском читать. Скоморохи постояли-постояли, да и ушли.
  Ночью мы выгнали всех не-мейстеров из Староместа и устроили совет. На котором напомнили всем пришедшим, что мы 1) мирные, 2) бескорыстные 3) добрые 4) служим не лорду, а месту и 5) пусть нас хоть одна скотина тронет! Кроме того, напомнили всем, что им всегда помогут в Цитадели в трудную минуту, что к нам можно обращаться за маткомпонентами и прочее-прочее-прочее. По идее мы еще должны были договориться об общем способе шифровки, но общим решением решили: пока никто ни с кем не воюет - можно не шифроваться. А потом уже все поменяем, если что вдруг.
  Мейстеры распрощались и разошлись по своим местам службы, а к нам заглянул Редигер, который вызвался нам быстренько зачиповать всяких смесей. Часть рецептов выдал сразу, в том числе абсолютно все смеси с корой мирийского дуба. По его словам, у нас недавно в Цитадели жил ученик-мириец, который был жутким фанатом этого мирийского дуба и умудрился поэкспериментировать со всеми без исключения его простыми смесями.
- Экстракт коры мирийского дуба и растертое мумие - мазь, ускоряет лечение тяжелых ранений в два раза. Кора мирийского дуба и зола страж-дерева - это... ммм... Это кора дуба, испачканная золой, толку не имеет. Кора мирийского дуба плюс вино...
- Это глинтвейн.
- Варите по жизни!
 Кроме того, мы тут же напредлагали еще несколько смесей, которые и были зачипованы.
- А может, сделать растертую печень львоящера с маком? Например, настойку всего этого на вине...
- И что у вас получится?
- Ща посмотрим. Вино - основа, мак - снотворное, печень львоящера... ммм, короче, зелье будет называться "Любовь, похожая на сон".
  Мы призадумались: полезное это дело - алхимия! Надо бы к завтрему список составить с еще кучей всякой гадости для наших добрых мейстерских нужд. Вы не забыли, что у нас из шести членов Совета все шестеро - игроки Хогвартских Сезонов, из них пятеро - слизеринцы, из них трое - Упивающиеся Смертью? ;)
  Еще к нам приходили наемники из Ланниспорта (Денис Торгашов и компания), которые беседовали с нами о добре и зле. Душевная вышла беседа, я даже катарсис получил. Спасибо, давно такого не было.
  Утром в четверг после прогулки по полигону к нам пришел архимейстер Виман (Димка) и обрадовал нас новостями следующего характера: 1) у нас на игре нет магии и мистики, 2) у нас во дворе есть гигантский пятнадцатиметровый кракен в дохлом виде. Мы сопоставили 1) и 2) и протащились. Меня усадили за расчеты: могло ли его так выбросить волной? Я добросовестно строил графики, прикидывал, сокращал и упрощал, в результате пришел к выводу, что если его и вынесло волной, то эта волна должна быть высотой метров двадцать с небольшим плюс-минусом. А с учетом того, что такой волны я вроде бы ночью не слышал (а также того, что мы до сих пор стоим в Староместе и не смылись куда-нибудь в Хайгарден), сомнения в правомерности 1) возникали вполне серьезные.
  Основной поток мейстеров схлынул, теперь к нам начали приходить всевозможные лекари, костоправы и просто деревенские знахарки, которые сильно желали у нас поучиться. Мы на тот момент еще не соприкоснулись с игровой экономикой, поэтому учили всех бесплатно. Ближе к середине игры мы, правда, ввели таксу на обучение для всех, кроме мейстеров (два золотых - благородные, два серебряных - среднее сословие, два медяка - беднота), но, насколько я помню, денег за обучение так и не взяли ни с кого. Мы щедро раздавали трактаты и манускрипты с текстами по медицине, которые наши студиозусы усердно читали, учили и конспектировали.
  Примерно в то же время выяснилось, что черных воздушных шариков для моделирования воронов у нас нет, зато есть черные полиэтиленовые пакеты для мусора. Надули один такой, завязали веревкой, привязали к палке, назвали "Пухлик", и стал он у нас жить. Во время этого процесса мэтру Арману в голову пришла мысль написать трактат об использовании небольших воронов в качестве противозачаточного средства.
 
  Один из учеников сдает мейстеру Арчибальду экзамен по специальности "Воронье дело":
- Какого цвета оперение ворона?
- У молодого ворона - матово-черное без отлива. У взрослых воронов оперение приобретает зеленоватый или синеватый отлив.
Находящийся рядом гость (то ли из Талли, то ли из Фоссовеев):
- А у нас в замке живет ворон ярко-лилового цвета.
Мейстер Арчибальд, тоном старца Фура:
- Да, это ОЧЕНЬ старый ворон!

  Тут вдруг хлоп - первый раненый! Пришли к нам двое харренхольских пасечников (Рингиль и девушка, не помню, как звать), у парня было обожжено лицо. По его словам - факелом тыкнули. Ну что - быстро лежать, наварили ему макового молочка, сделали тампоны с эссенцией коры мирийского дуба для лечения ожогов, напоили, приложили - пусть лежит. Он, правда, постоянно порывался встать и уйти, да разве ж мы первого клиента просто так отпустим? А уж потом раненых только так приносить начали. Кого приносили, кто сам приходил. Лечили всех, и все забесплатно - мы ж добрые! А добрый мейстер Магнор (Слон) еще и цыганкам кибитку сколотил - любо-дорого было посмотреть.
- А что это у вас в углу?
- А это лежанка. На ней лежат больные и мастера.
  Приходили какие-то важные господа, просили продать им яд. Щаззз! Я говорил, что мы добрые? А добрые яд не продают.
  Потом подумали мы и решили, что надо бы все ж таки как-нибудь деньги заработать - сварили несколько зелий, намешали мазь, да и послали меня и мейстера Стивенси (Джерри) побродить по полигону с целью распродать. Заодно дошел до нас слух, что Ланниспорт осаждают, засим надо бы им помочь зельями, не так разве? Ну, мы и пошли.
  Дошли до Ланниспорта - сидят Ланнистеры, вместе с ними Кеннинги. У Ланнистеров вроде все живы-здоровы, у Кеннингов пустая крепость с открытыми воротами, внутри сидят четверо в белых хайратников и кофий кушают. Мы их спросили, не нужны ли им лечебные зелья, на что получили ответ, что они все мертвые, кроме тех, кто на стенах Ланниспорта, и ваще поздняк метаться. Постучались в ворота Ланниспорта - тамошние позвали местного мейстера, с которым мы и потрепались за жизнь. Хотели продать зелья - он сказал, что у него денег нет, сейчас попросит у лорда Тайвина. И ушел.
 
  Архимейстеры Стивенси и Аламар сидят возле крепостной стены Ланниспорта и ждут. Мимо проходят мастера (вроде бы Битютень и Иван Кузьмин):
- О! Мейстеры! Вы что, убиты?
- Нет.
- В бессознанке?
- Нет.
- Ранены?
- Нет.
Мастера уходят.
- Коллега, я думаю, нам следует после возвращения в Цитадель обратиться к Архимейстеру Арчибальду, чтобы он проверил наше психическое здоровье. Мы сейчас вдвоем сидели и говорили стене "Нет!".

   Лорд Тайвин денег так и не дал. Зато ланниспортский мейстер просил передать через нас заказ на нашу любимую КМД, Мирийский огонь и мак. На что мы ему радостно ответили, что КМД у нас завались, пусть приходит и берет, Мирийский огонь - это оной коры эссенция, так что изготовляется на месте, а мак - пускай у лорда Тайвина отнимает плюшку с маком и соскребает с нее. А для макового молочка пусть еще там же сгущенку добудет.
  По пути обратно сделали крюк и прошли через кабачок "Дынька". Девушки-кабатчицы пожаловались нам на крыс и попросили крысиного яду. Это была самая элегантная попытка вытрясти из нас отравляющие вещества. Но, увы, у нас с собой было только три лечилки для легких ран (одна пробирочка и два бутылька) и баночка мази для лечения тяжелых. Трезво рассудив, что от киселя с корой местные крысы вряд ли скопытятся, мы радушно развели руками.
  Пошли дальше - пришли к двум воротам напротив: Талли и Уоде. Сидит там себе народ и дудит друг на друга в рога. Мы это послушали-послушали, потрепались слегка с уже знакомой пасечницей, да и решили дальше не идти. Ну их. Дудят сильно, уши болят.
  Развернулись - и пошли на поле, где Асгард стоял. А тут догоняют нас Яр и Рыжая, и отправляют в мастерятник (конкретно меня), поскольку вчера я до того славного места так и не дошел с паспортом, и хожу это я бездушной и безжизненной скотиной. Ну и ладно, повернулись и пошли.
  Проходим мимо Харренхолла - начальник стражи поднялся на стену и сказал... Ну, я не буду повторять, что именно он сказал, но общий смысл сводился к тому, что нам там не рады. Пообещав себе больше никогда не ходить в Харренхолл, отправились по дороге. Навстречу - харренхольское войско с Анджеем во главе. Предложил им купить зелья - нас хлопс под белые ручки, да повели в Харренхолл. Где Анджей минут десять общал всяких важных лиц, пока мы не напомнили, что в общем-то не как мебель здесь стоим, и на минуточку зельями торгуем.
  Дальше начался фарс с продолжениями - бюрократия по-харренхольски. Мы с мейстером Стивенси мотались, как мячик в пинболе, между Анджеем, Сандрой, казначеем, каким-то министром, одним из мейстеров (не тем, который Ангус, а вторым), причем все эти граждане нас посылали друг к другу, а сами при этом норовили быстренько заняться какими-нибудь важными делами и на нас не отвлекаться. А за нами хвостиком ходила харренхольская девушка и просила отвести ее в Старомест, чтобы она там обучилась на целительницу. Мы обещали ей отвести ее, как только закончим все свои дела здесь. Знали бы мы, сколько на это потребуется времени!
  Наконец, нас ведут в шатер леди Клариссы, но ей, как выяснилось, нужны не зелья, а Стивенси, а меня просят выйти вон. Исчерпав последние остатки своей корректности, я круто разворачиваюсь и в сердцах выхожу, с намерением каким? - правильно, уйти и никогда больше не вступать на земли Харренхолла. Однако, не успел я выйти за ворота, как меня поймал мейстер и сказал, что зелья нужны - пошли к нему в шатер.
  Приходим, я называю цены (два серебряных за одну дозу легкой лечилки, четыре - за одну бутылочку, золотой за баночку с мазью от тяжелых ран) - мейстер с трудом подхватывает челюсть и выходит за деньгами. В тот момент у меня зародились первые подозрения, что назначенная далекими от экономики мейстерами цена немного завышена. Пока я предавался этим размышлениям, снаружи слонялась несчастная девушка - неудавшаяся целительница, а в городе продолжал идти тот же фарс, часть вторая, спектакль одного актера - "Мейстер ищет деньги на снадобья". Наконец, он добрался (примерно теми же кругами, что и мы раньше) до леди Клариссы, которая ему щедрой рукой отсыпала горсточку монет. В горсточке оказалось три серебряных и восемь медяков. Оставшиеся два медяка собирались по всему городу. Наконец они были собраны, и в распоряжение мейстера поступило содержимое бутылочки. Между прочим, пока они нас гоняли, пробирочка успела опустошиться, а бутылочки протечь (это все-таки перечницы, для жидкостей не предназначены), поэтому большая часть лечебного зелья теперь могла быть потреблена только путем пожевывания ткани моей сумки. Но это обнаружилось только к вечеру, а пока мейстер тщательно перелил немногочисленные остатки драгоценного зелья к себе в бутылочку, и я наконец направился к выходу из негостеприимного города. Девушка куда-то делась, пообещав сама прийти в Старомест попозже.
  Однако и уйти из города тоже было затруднительно - под воротами стоял вербовщик со Стены, и вся охрана дико стремалась: "Да что его бояться?" - "Ты что, книгу не читал? Это вербовщик со Стены! А Стеной знаешь что отыгрывается? Мертвятник! Он, наверное, нас всех убьет!". Короче, спасли меня от длительного ожидания только уход вербовщика и приход каких-то милых девушек. Их стражники впустить не побоялись, и я, уличив момент, выскочил за ворота.
  Иду дальше по дороге - Орлиное Гнездо:
- А кто это там идет?
- Фиг знает, черный кто-то.
- Что-то он мне не нравится...
- Стража, подъем!
- Стройся!
- Он сюда идет! На стену!
- Арбалеты приготовить!
- Кажись, это мейстер...
- Отбой!
  Им продать тоже ничего не удалось. Услышав про четыре серебряных, воины дружно уровнили челюсти, и пришлось уходить ни с чем. Оставалось только зайти в мастерятник, что я и сделал. Сейчас Шелли спокойно записывала всех уже без паспорта и без страхового полиса. Сдал я свой взнос, получил амулет и отправился обратно.
  Путь назад лежал через Штормовой Предел. Смотрю - от Штормового Предела в сторону Староместа двигается процессия из грейджойской леди и семерых ее сподвижников (у нас к тому времени появился порт, где очень любили обретаться Грейджои и остальные водоплавающие). По пути встречают человека:
- Стой, кто такой?
- Купец из...
- Оглушен, связан!
Леди:
- Грузите его! Сейчас найдем десятого - и можно будет на этом корабле плыть, а то я задолбалась его на плече тащить!
Что характерно, мейстера, который "плыл" рядом с ними и активно жрал чернику (меня, в смысле), никто не тронул.
  По пути встретили еще делегацию Тиреллов то ли после Стены, то ли до нее.
  Вернулся в Старомест, сдал деньги Арчибальду - снова занялись наукой. В Цитадели на койке для больных лежит бронемишка:
- Так, ты больной?
- Нет, просто прилег полежать.
- А, ну раз все равно лежишь, на вот, выпей макового молочка!
- Архимейстер, тут его грамм триста! Я потом вообще проснусь?
- Не уверен. Но мне в любом случае надо освободить турку, тут срочно надо зелье сварить, так что пей!
  Там же, тогда же:
  - Архимейстер, хорош жрать печень львоящера! У нас здесь целибат!
(печень львоящера была главным компонентом местной Виагры, отыгрывалась финиками).
  Учеников у нас было - просто-таки в количествах. Много с кем происходили такие диалоги:
- Нам нужен мейстер! Пришлите нам мейстера!
- Нам самим мало! Пришлите ученика - мы его обучим.
- А сколько это будет по времени?
- Ну, сначала мы его обучим кузнечному делу, криптологии и уходу за воронами...
- Это сколько длится?
- Шесть часов.
- В сумме?
- Нет, каждая дисциплина по шесть часов!
- Ой б..!
- Потом еще пару дисциплин по выбору...
- Я ему дам по выбору! Медицину и алхимию!
- ... и после этого он приносит клятву и становится мейстером!
- Итого сколько на это времени нужно?
- Тридцать часов обучения.
- $_$ А попроще как-нибудь нельзя?
- Ну, можем обучить просто целителя. Это шесть часов.
- ШЕСТЬ? Ура! Ура! Ура! Так, ты, ты и ты - остаетесь здесь учениками!
Архимейстер Арчибальд (Рингл) входит в главный зал цитадели. Повсюду сидят, стоят, лежат ученики и усердно штудируют трактаты по различным дисциплинам. Рингл:
- Мейстеры, цыгане, наемники, дети лордов... Коллеги, у меня одного возникло желание создать в нашей Цитадели четыре факультета?
Я:
- А зачем так много, если пять членов Совета из шести со Слизерина?
  Чуть позже был замечательный момент, когда воевода Староместа приходил со своей женой, чтобы уточнить у нас, что ему грозит по закону, если он будет пороть свою жену плеткой. Мы ему ответили, что если это соответствует законам их родины - то ничего, а если они живут по здешним законам - то надо уточнить у короля. А поскольку их сейчас много - их гораздо больше интересуют они сами, да еще Харренхолл, нежели какой-то лорд малого дома и его флагеллянтские наклонности. Вопль ужаса несчастной девушки слышно было, думаю, даже у Фоссовеев. Она просила нас помочь, но мы в подобные семейные конфликты не вмешивались. Предложили ей после экзекуции придти, если совсем уж худо будет - намажем анестезирующей мазью. Супружеская чета удалилась под отчаянные взвизги, вопли про "тирана, грязное животное, злодея" и одобрительный хохот отдыхавших у нас на пристани Грейджоев - видимо, в их краях это тоже было нормой.
  Игра продолжалась, Старомест жил обычной жизнью. Мы алхимичили, вели научные диспуты (ах, как мы чудно поговорили с мейстером Стивенси про кровопускание и про мелких, невидимых глазу животных, живущих в воде!) и принимали экзамены у учеников. В основном - начинающих лекарей.
  Принимаю экзамен по медицине у Мартина (наш самый юный ученик). Он безбожно путается в конспектах. Я:
- Нет, пока тебе этот экзамен я зачесть не могу. Знания у тебя есть, но пока все вперемешку. Это еще нестрашно, пока ты здесь, экзамены сдаешь. А вдруг, когда потребуется раненого полечить, ты ему кору мирийского дуба не в виде эссенции на рану намажешь, а в виде настоя выпить дашь? Знаешь, что с человеком тогда будет?
- Н-нет...
- Пошли покажу!
 Кстати, это было очень своевременно, поскольку как раз за пять минут до этого к нам в Цитадель принесли человека, которому для нейтрализации в глотку влили настой коры, обеспечив ему полчаса цветных глюков. Казусы были не только у медиков: например, во время приема экзаменов по истории у мейстеров на вопрос "Как звали дракона Эйегона Завоевателя?" (а звали его Балерион) были среди прочих получены ответы "Бейлон" и "Бейелор". Хорошо, что этого не слышали ни Грейджои, ни кто-нибудь из септонов!
  Среди тех, кто пришел к нам учиться, была Айрен. Услышав, что после прочтения трактата ей придется где-нибудь медитировать шесть часов, она сразу выдвинула рациональное предложение:
- А давайте я вам в это время обед сварю!
  Несогласных не нашлось, учитывая что Совет не ел уже полтора дня и был слегка неудовлетворены желудочно. Рис она сварила так, что любой ресторан мог бы позавидовать, а с рыбными консервами это стало и вовсе райской пищей. Изголодавшиеся архимейстеры (в число которых прошлой ночью был зачислен и я) смели все подчистую.
  Когда начались вечерние сумерки, к нам в гости пожаловали две сестры из Ридов. Это были самые интересные наши пациенты: пять лет назад мать хотела отравить старшую из них, но по ошибке яд достался обеим. Они обе провалялись в забытьи несколько недель, причем старшая пришла в себя ночью (если я ничего не путаю), а младшая днем. И с тех пор старшая ночью была абсолютно слепа, а днем слепла младшая. Сначала мы попытались вылечить их целительным мейстерским массажем и лечебным мейстерским поцелуем, но не помогло. А жаль ;).
  Мы уже собрали консилиум по поводу этого необъяснимого феномена, и где-то полчаса бились над этой проблемой, как вдруг проблема нарисовалась другая, более глобальная. По сообщению мейстера Ангуса, пришедшего из Харренхолла, леди Кларисса решила довести до конца какой-то ритуал, не доведенный еще фиг знает сколько лет назад, и с этой целью она уже замуровала в стену заживо несколько человек. Был немедленно созван Совет Архимейстеров, на котором мы постановили, что а) магии, конечно, не существует, но все, что с ней как-то связано - это исключительно наша прерогатива, и леди Кларисса, не посоветовавшись с нами насчет ритуала, сделала большую бяку, и бэ) замуровывать в стену живых людей - это уже ни в какие, даже харренхольские ворота не лезет. Засим надо бы ее остановить.
  Мейстер Арчибальд сказал, что он уже беседовал с Бринденом Талли, который приходил к нам вместе с остальной делегацией Талли за несколько часов до этого, и сказал, что независимо от наших действий Талли возьмут Харренхолл в ближайшее же время, при этом вырезав всех подчистую. Что делать? Все высказались. Большинство собравшихся было за то, чтобы нейтрализовать верхушку Харренхолла, при этом мейстер Ангус предлагал оставить в строю одного из сыновей леди Клариссы, который наиболее лоялен к мейстерам и наиболее охотно прислушивается к советам. Как нейтрализовать - выдвигались разные предложения, от "напитка Джульетты" (летаргический сон на несколько часов, за время которого с телом можно было сделать все, что потребно - убить, спрятать, отправить в Дорн), до "Слез Лиссы". Против, если я не ошибаюсь, был только мейстер Арман, который утверждал, что это означает измену принципу политического нейтралитета Цитадели. Мы некоторое время обсуждали, является ли жертвоприношение людей той причиной, которая позволяет переступить через нейтралитет, наконец председатель Совета - Арчибальд - взял слово.
  Он сказал, что понимает, что его решение может показаться кому-то неправильным. Он сказал, что если это решение не понравится большинству, мы можем сместить его на следующем Совете и назначить другого председателя. Но в этот раз все сделают так, как скажет он.
  Он сказал, что мы не будем сотрудничать с Талли и сохраним свой нейтралитет, но сейчас пошлем двух мейстеров в Харренхолл, чтобы они следили, что там происходит. На всякий случай - пусть возьмут с собой несколько зелий, чтобы нейтрализовать леди Клариссу в случае чего. Только он сам не пойдет, потому что в такой ситуации председатель Совета должен оставаться в Цитадели. После этого разом отказались Арман, Вимар, Магнор и Хириам, поскольку имели все основания полагать, что конкретно к ним леди Кларисса будет относиться очень предвзято. Мейстер Ангус отпадал, поскольку он уже ушел обратно в Харренхолл сразу по окончанию совета. Оставались только я и мейстер Стивенси (Джерри).
  Я: Предлагаю произвести мейстера Стивенси в ранг архимейстера и допускать его на собрания Совета.
  Архимейстер Арчибальд: Поддерживаю. Правда, это повышение надо было провести не после, а перед заседанием Совета, на котором он присутствовал с начала и до конца!
  Кое-как, в темноте и спешке я сварил зелье, залил его в бутылочку, и мы отправились в путь. Еще перед отправлением у меня было четкое предчувствие, что меня там убьют. Перед этим мне еще звонила мать и говорила, что плохо себя чувствует, поэтому я был морально готов уехать с полигона утром в пятницу. Ладно, решил я, поживем-увидим.
  И вот мы доходим до ворот Харренхолла, куда я уже неоднократно собирался больше никогда не приходить. Нас там некоторое время маринуют под стенами, и мы решаем, что если они не откроют через десять минут, то мы пошли. Как выяснилось, за это время мейстер Ангус успел наплести леди Клариссе, что к утру их придут выносить Талли, а сейчас в город отправлена по ее душу рота мейстеров с батареей ядов персонально по ее, клариссину, душу. В общем, Ланс вел какую-то свою темную игру, которую я, честный безвинный мейстер, так и не понял. Поэтому прием нам был оказан соответствующий: нас оглушили прямо на входе и увели в тюрьму. Первым делом, естественно, обыскали. Какими глазами на меня смотрел тюремщик, когда понял, что у меня с собой ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕТ НИ ОДНОЙ ИГРОВОЙ ВЕЩИ! Ну, не считая цепи, но она никакого интереса не представляла, кроме коллекционного.
  За Стивенси я не волновался - он с Клариссой всегда умел находить общий язык. За себя поволноваться я тоже не успел, я еще не успел придти в себя, как в камеру пришел Эдвин и меня зарезал. Падая на пол, я еще успел расколошматить в куски свой талисман. После чего срезал-таки с меня злополучную цепь и забрал себе.
- Поверь, я не хотел! Я не со зла!
- Не верю.
- Ладно, со зла и хотел. Мне твоя цепь понравилась.
  На самом деле, как опять же выяснилось позднее, леди Кларисса велела Стивенси обыскать, пытать и допросить, а меня прирезать, чтобы не мешался под ногами. Так что Эдвин просто решил взять на себя ее вину передо мной. Офигеть, до чего в Харренхолле благородные тюремщики!
  А после этого он сделал заявку, которая целиком и полностью определила моего дальнейшего персонажа, а может быть даже решила судьбу Харренхолла:
- Ну, чтобы не было чумы, или другой какой гадости, я тебя вытаскиваю на улицу и сжигаю!
  Потом он мне рассказал, как идти на Стену, я снял с себя остатки талисмана (в талисмане я походил восемь часов за всю игру), положил в карман, капюшон на лицо, руки на груди, как положено трупу - и пошел. В Харренхолле царила легкая параноидальная истерика, трупа два раза успели оглушить, четыре раза закулуарить и без счета охреначить тимбарами, пока я не соизволил открыть рот и гаркнуть: "Да труп я, идите вы все на Север!". Это вызвало еще небольшой всплеск паники среди вдалеке стоящих: "Мля, у нас труп по городу ходит, как его выносить?". Я посмотрел на ворота, вспомнил нрав стражи и пошел вполне в своем праве через конверты.
  Иду это я, ищу Стену - за мной увязывается какой-то подозрительный тип. Выхожу к Стене - он продолжает за мной идти, при этом оглашая окрестности заунывным монологом примерно следующего содержания:
- Слышь, ты, в балахоне, ты кто такой? Ну ты отзовись хотя бы, да? Или ты не желаешь со мной говорить? Или ты ассасин? Или ты не желаешь со мной говорить, потому что ты ассасин? Или ты вообще не желаешь меня видеть, потому что я пьяный? Да, я пьяный! И я не помню, как мне идти обратно! И не помню, как меня зовут! Нет, как зовут - помню... А ты вот знаешь, как меня зовут? Знаешь, да? Или не знаешь?
  Тут со стены раздается голос:
- Доброй ночи, сир в ж..у бухой Хэлакс Тридцать Три Несчастья!
- Мля... - бормочет Хэлакс, уходя куда-то вдаль, - почему я напиваюсь всегда в тех местах, где меня все знают?
  Дохожу до стены, некоторое время беседую с настенными стражниками и выясняю, что харренхольский чудо-географ прислал меня в Асгард, а Стена-мертвятник где-то вовсе даже далеко за Старками. Разворачиваюсь и иду туда. Долго ли, коротко ли - дохожу. На Стену мне лезть совершенно незачем, вонзаться не умею, да и нечем, в роли всяко игротехнической твари мастера не хотят меня выпускать, поскольку поздно, хозяйством в темноте заниматься затруднительно. Говорю:
- А может, я за гитарой в лагерь схожу, да вам тут поиграю?
- А где у тебя гитара?
- В Староместе.
- Тю, и вольно ж тебе в такую даль тащиться?
- С меня станется! А мне время хождения за гитарой за время сидения засчитывается?
- А как же!
- Ну, тада я пошел!
Иду мимо Ланниспорта. Мейстерская мантия, на голове капюшон, руки в рукава - одним словом, черное угробище. Навстречу гоп-компания:
- Опа! Кто такой, деньги есть?
- ...
- Слышь, существо, ты кто такое?
- ...
- Эй, че молчишь, а?
- ...
- Ты хоть палец к губам приложи!
Прикладываю к губам палец. Вся толпа с воплями "Аааа! Мертвяк!" разбегается в стороны.
  Дошел до Староместа (тихонько проховался мимо Цитадели в пожизневый лагерь, чтобы не выбивать мейстеров из игры своими неигровыми хождениями и дать им возможность поволноваться еще немного), вытащил гитару, пожелал спокойной ночи Аллерасу Сфинксу - нашему новозаехавшему ученику, а точнее ученице, но я по игре об этом как бы не должен был догадываться - и утопал опять через пол-полигона в мертвятник. Со всей этой беготней я отходил себе ноги до такой степени, что большой палец правой ноги еще минимум на три недели онемел - сказались новые неразношенные ботинки из Донжона. Разносить их раньше времени не было, поскольку брались за день до игры.
  Прихожу опять в мертвятник. Данаэлла уже ушла спать, большинство мертвых - тоже, на Стену идти не хотелось, поскольку там было только два человека и водка (мне в данном случае общество одинокого безалкогольного мастера Леридана было более предпочтительным), поэтому я сел к костру и настраивать гитару. Через некоторое время в мертвятник пришла какая-то леди в сильном расстройстве чувств: пьяные стражники ее убили просто для развлечения, прервав тем самым древнейший дорнийский род, представителей коего насчитывалось всего четверо, и она была последней. Я понял, что увещеваниями ее в норму не привести, поэтому просто взял гитару и начал петь.
  Через некоторое время к нам присоединился Леридан, потом леди была отпущена искать по полигону Маккавити, который должен был ее прогрузить на новую роль, раз уж такая неприятность получилось, а мы сидели и наблюдали гаснущий костер. Через некоторое время пришел еще один убитый, с которым мы так и просидели - втроем у костра, под байки и гитару. В четыре часа утра мастер по мертвятнику пошел спать, а за недосиженное мной время сказал с утра сходить в мастерятник за медальоном.
  Я вернулся обратно в Старомест. По пути полностью сформировалась новая квента: мой новый персонаж - семнадцатилетний сын горшечника из Харренхолла. Большую часть свободного времени проводил в кельях мейстеров, потому что они рассказывали умные вещи и кормили конфетами, а папаша постоянно выпивал и бил сына.
  День назад по приказу леди Клариссы отца замуровали в стену. Жалко, честное слово - хоть недобрый, но отец! Юный Аллистер (да, вторую мою ипостась именно так и звали, хотя об этом всю игру не знал никто!) целый день ходил по городу сомнамбулой. А к вечеру он увидел, как стражники оглушают двух пришедших в город мейстеров и тащат их в тюрьму. А через пять минут вытаскивают окровавленное тело одного из них и сжигают. Парень понял, что отсюда пора сваливать и - правильно, баян уже - больше никогда не приходить в Харренхолл ни под каким соусом. Он дождался глубокой ночи, когда стража заснула, вылез из города (по лебедке, подземным ходом, :D) и убежал, куда глаза глядят. Глаза глядели прямо по дороге, потом поворот налево (потому что дальше прямо дерево росло) - и вот я в Староместе.
  Сначала я, естественно, залез в палатку, бросил гитару и прикинулся в другой антураж, а потом зашел в зал Совета с намерением рассказать всем о том, какие нынче славные обычаи в Харренхолле. Однако никого из мейстеров там не было, чего в общем-то следовало ожидать в полпятого утра. Единственным человеком, бывшим в тот момент в зале, была староместская цыганка, коей я и поведал свою горестную историю, после чего извинился и ушел спать.
  Проснулся я поздно - когда вся Цитадель уже встала. В общем-то, мне того и надо было. Я плюхнулся перед господами архимейстерами на скамью и еще раз повторил свой рассказ. Мнение Совета было единодушным - мы хотели сохранить нейтралитет, но Харренхолл первым его нарушил! Ритуалы ритуалами, замуровывать людей - это кощунство, но убивать мейстера - это открытое объявление войны! Решили этого дела так не оставлять, а меня, раз уж я пришел, и раз идти мне сейчас совершенно некуда, приняли в ученики.
  Радостно сим обрадованный, объяснил свою квенту Маримей и пошел в мастерятник получать новый талисман. Иду себе, иду - навстречу Редигер. Подозрительно ко мне присматривается:
- Тебя что, убили?
- Ага.
- А ты уже ожил?
- Не только ожил, но даже уже был принят в ученики!
- Эммм... ну ладно, если еще раз убьют - приходи ко мне, у меня для тебя роль есть.
  Спасибо за внимание, не пригодилось, слава Семерым! Дошел до мастерятника, попросил талисман - был встречен сочувственным смехом. Талисманы уже давно закончились и в мастерятнике, и в мертвятнике. Развернулся и пошел обратно. Мимо по параллельной дорожке проходит какая-то непонятно-вооруженная толпа. Через некоторое время встречаю крадущегося по дороге воина:
- День добрый, сударь!
- Добрый... относительно... Вы никого не встречали?
- Ну, вот там толпа какая-то проходила. А у вас какие новости?
- Да вот вынесли нас...
- Кто?
- Ну, судя по всему, та самая толпа и вынесла.
  Возвращаюсь к Староместу, талисманов - ни шиша. Все равно вся жизнь прекрасна и местами хороша! С головой ухаюсь в учебу и с головой бухаюсь в учебу. В результате к середине дня, поимев изрядно практики (особенно в вороньем деле), сдаю вороноводство и кузнечное дело (пришлось поковать звеньев для цепей). Потом - практикум по алхимии, принцесса Мирцелла (Сэнди), что было очень мило с ее стороны, принесла нам под юбкой весь запас Дикого Огня из Королевкой Гавани. Мы было обрадовались, но мастер нам сказал, что пока мы не разберемся с составом Дикого Огня, не можем его использовать. Вот еще новости! Вы разбираете компьютер до основания, прежде чем его включить? Впрочем, ладно, не поттеротолчков алхимей пугать - собрали самогонный аппарат и стали раскладывать Дикий Огонь. Нашли в его составе экстракт жгучецвета, спирт, нефть и жгучую соль (точнее, до соли не стали доводить - решили, что она все равно выпадет осадком, поэтому выпаривать ее будет слишком долго). Ладно - сказал мастер - вы разложили. Пользуйтесь!
  На радостях и учитывая практикум, мне зачли экзамен по алхимии. Но отдельное кольцо на это дело все равно не полагалось, да и третьим кольцом все равно может быть только криптология - до этого никак. Поэтому усадили меня за трактат по криптологии. Читаю я быстро, а запомнить эти 11 страниц мне пришлось аж три минуты, потом я бросил попытки медитативно убедить себя, что я по игре не помню ничего из трактата, который сам писал за неделю до игры. Поэтому пошел отыгрывать "укладывание знаний в голове" - взял с собой двух учеников Цитадели и три ведра, и пошли мы на речку за водой. Заметьте - без машины, отряда бронемишек и белых хайратников! %) А по пути я у них проверял знания по криптологии и читал лекцию по кузнечному делу. Так что трудовая практика вместе с учебным процессом была отыграна в полном объеме. Пешком из Староместа до родника через Хайгарден и обратно с ведрами - как раз часовая лекция и получилась. Кстати говоря, я на любой игре, где есть какая-то наука или что-то вроде, пытаюсь сделать так, чтобы игроки для себя вынесли какую-то информацию, полезную и по жизни. Надеюсь, что криптология кому-нибудь когда-нибудь понадобится, а уж про опущенный мартенсит, сорбит и тростит я буду помнить долго :)
  Кстати, если меня не дезинформировали, пока мы бегали за водой, в Харренхолл уже кто-то сбегал и закинул через стену то ли зелье, то ли порошок, распространяющий оспу. Правда, на самом Харренхолле это никак не отразилось.
  Далее было сидение в Цитадели и хоровое пение под гитару, а также делание массажа забредавшим девушкам. Впрочем, случаев последнего было столько, что я в любом случае все не запомню :) Две милых леди даже сказали, что у нас почти как в Королевской Гавани - сажают, кормят и делают массаж.
  Еще был момент, когда все куда-то ушли, а к нам пришел Лорд Фоссовей Красное Яблоко. Хотел обучиться военному делу. Я сказал, что вопросы обучения военачальников обсуждаются на общем совете - это раз, один я обучить не смогу, поскольку сам ничего не умею - это два, и вообще, у вас, лорд, навык военного дела есть по умолчанию - это три.
  Потом прошла военная делегация Грейджоев - все в ружье, мы идем воевать с Харренхоллом (леди Грейджой пригласила за компанию). Брутальные воины с Железных островов (особенно впечатляющ был Вася Варбосс), отряд славных воинов Хайтауэров, суровые лица архимейстеров, хоть влюбляйся в весь Совет поголовно, будь я девушкой, несколько учеников и выпускников обоих полов (причем все по специальности лекаря), плюс двое учеников, которые твердо хотят остаться в Цитадели - Аллерас Сфинкс (на самом деле Сарелла Санд, но я в первоисточнике до того места не дочитал, поэтому был абсолютно по игре уверен, что это юноша), ну и сирота Аллистер моей собственной персоной.
  Пришли, встали под стенами. Погоду на следующие три часа задал следующий диалог предводителя армии и мастера:
- Вы чего здесь стоите?
- Штурмовать пришли.
- А осадные орудия у вас есть?
- Нет.
- Ну, стойте дальше.
  Правда, еще до того, как мы подошли, лорд Хайтауэр успел сбегать и выплеснуть на ворота кувшин Дикого Огня, отчего они весело погорели. Гавр мне после игры еще потом говорил: что ж вы так вероломно, без объявления войны, сразу огнем на ворорта... После взаимных оскорблений начали работать лучники. Один даже метко снял вылезшего на стену Урфина. Тот еще некоторое время повисел, после чего сполз вниз, где его подхватили и унесли лечить. Ответные залпы харренхольских лучников тоже возымели действие: подбили Арадана. Ну, мы его под белы ручки и в походный госпиталь. На первого раненого  накинулись с бинтами, мазями и зельями все, кому не лень. Правильно, первым - всегда лучшее. Потом, когда раненые пошли косяком, стало уже сложнее.
  Еще был показательный бой на тимбарах между Блэки и лордом Хайтауэром. Наш победил, мы так радовались!
  Пока лучники развлекались переговорами с использованием гуманизированных аргументов, Аллерас сбегал и вторично запалил ворота. После чего на стену выползла леди Кларисса, прокричала что-то пафосное (в районе "Иафах не горит в принципе, он каменный!") и облила ворота водой. Ага, видимо, никогда не пыталась затушить водой горящий напалм. Лучники продолжали стрелять (один из наших лучников даже умудрился пробить харренхольскую баллисту), воины продолжали получать раны, мейстеры, лекари, знахари и травницы продолжали работать. Будни полевого госпиталя, ч.1.
 
- У него ранение в голову!
- Накладывайте шину, чтобы не сломалась!

- Слышь, мужик, ты чего меня раздеваешь?
- Вы ранены, вас надо перевязать! Где рана?
- Я не ранен, я просто полежать прилег!

- Выпейте лечебного зелья!
- Тьфу, ну и гадость!
- Неужели вам попалось лечебное зелье на крови? Это не мое, я на вине варил!
- Ой, слушай, а можно я еще раз под стрелу залезу, только принеси мне твоего зелья!

  В перерывах между ранеными (а их пока было достаточно много - в смысле, перерывов) я выцепил архимейстера Хириама и попросил принять у меня экзамен по криптологии. Мы отошли от слишком громко беседующих солдат, уединились за елочкой (а то летающие мимо стрелы немного мешали сконцентрироваться), и экзамен был сдан четко, быстро и успешно. Ага, четвертое кольцо!
  Под воротами появилась еще одна армия - уж не помню, кто точно. Они, умницы, принесли с собой баллисты (одна из которых, по слухам, героически погибла после того, как об нее споткнулся кто-то из бронемишек) и мантелеты. Однако этого для разрушения ворот оказалось тоже недостаточно. Сидим, ждем дальше. Решили было уже послать третьего человека с третьим кувшином огня, но тут подошел Астальдо. Все на него бросились и хором задали ему задачку: "На ворота был вылито два кувшина Дикого Огня. Когда эта тупая деревяшка все-таки сгорит?". Астальдо спросил, сколько уже горит, мы сказали, что полчаса, на что он махнул руками и приказал отпирать ворота - сгорели! Союзная армия штурмующих восприняла это радостными воплями.
  Открывают ворота - а там мужик с катапультой. Плюс еще катапульты на стене заработали. Число раненых быстро стало расти. Армии зачем-то стояли под воротами и тупили. Будни полевого госпиталя, ч.2.
 
  Двое тащат раненого к мейстерам, укладывают в "госпиталь" и бегут дальше к стенам.
- Что с вами? Куда попали, чем?
- В голову, из катапульты!
- Коллега, похоже, у этого офицера тяжелое ранение!
- Я не офицер, я прапорщик!
- Тогда легкое.

- Куда вы ранены, чем?
- Из катапульты в ногу
- Опять тяжелое ранение. Это значит, надо смазать мазью на коре мирийского дуба, напоить маковым молочком... Проклятье, молочко скоро кончится!
- Меняю свою дозу молочка на двух медсестер!

Тащат очередного раненого. Попадание в бедро из катапульты.
- Так, надо дезинфицировать! Закатать штанину! Шлем тоже снимите, сейчас все равно усыплять будем, негоже ему будет в шлеме спать! Что?.. Это не он? Это девушка? Отставить закатывать штанину, снимайте все штаны целиком!
Девушка, кстати, немного стеснялась раздеваться при всех, поэтому пришлось утаскивать ее в близлежащие кусты и обрабатывать там ;). А закатать эти штаны все равно не было никакой возможности. И не надо мне кричать про целибат, у меня на тот момент было всего четыре кольца, и мейстерскую клятву я еще не принес!
  Кстати, мастера всем громко крикнули, что получившие тяжран на штурме в дальнейших боях не участвуют. Мы это сначала объясняли всем, потом стали забывать. Кто лез в бой снова - сам себе злобный, мы всех отследить не могли физически. И тех, кто не отлеживал тридцать минут - тоже. У нас, мейстеров, схема действий была стандартная - молочко-раздеть-мазь-зелье-перевязать-лежи-спи. Стоять над спящим телом с секундомером в этой схеме не было.
  Назрел вопрос: что делать с внутренними воротами? Было предложено послать туда самоубийцу под прикрытием щитников, который героически обольет ворота Диким Огнем и героически сдохнет, поскольку выйти обратно ему вряд ли дадут (если вообще дадут дойти). На роль самоубийцы вызвался я - собственно, а мне-то что было терять? Зато потом, в случае чего, менестрели в песнях помянут, да еще возможно всплакнут над телом так и не состоявшегося мейстера прекрасные ученицы нашей Цитадели!
  Гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Варбосс - спасибо ему, конечно, и за то, что сообщил своим, что ворота будут гореть минуты три, поэтому переться туда всей армией не надо, достаточно нескольких маньяков - совершенно забыл донести до своих подчиненных три простые истины:
  1. Это не штурм, а диверсия!
  2. Мы идем не штурмовать, а умирать!
  3. Их задача - прикрывать камикадзе, а не противоположную стену!
  И главное, что совершенно упустила из виду вся остальная армия:
  ЗА НАМИ - НЕ НАДО!!!
  Короче, как это выглядело со стороны. Четверо или пятеро щитовиков плотным строем, отбивая стрелы щитами, идут к воротам. За широкой спиной Варбосса полуприсядом иду я, сжимая в руках заветный флакон симпатических чернил. Метров за пять до ворот Варбосс рявкает какую-то команду, и все эти широкие, и что для меня сверх-важно, бронированные спины, бросаются вперед бегом. Я секунду стою в ступоре, пытаясь докричаться до бронеспин, потом бросаюсь сам вперед и получаю стрелу в ногу. Вспоминаю орка с факелом во второй части Властелина Колец ("Вали шахида, Леха! Он в сортир бомбой метит!"), цепляясь руками за траву, мох и валяющиеся бревна, доползаю до ворот и выливаю на них флакон. После чего тем же путем доползаю обратно до первых ворот... б%@! Нет, даже не так: БЛ%@@@@@@@@@@!
  Как бы вам объяснить, что чувствует мирный и абсолютно бездоспешный семнадцатилетний сын горшечника (просто для статистики - рост 168, вес 59), который только что вылил кувшин Дикого Огня на ворота своего родного и горячо ненавидимого города, у которого за спиной стоят пятеро союзных бронемишек и за каким-то фигом подпирают противоположную стену, прямо над головой - навес, где стоят минимум четверо вражеских солдат, среди которых есть лучник, а то и не один, а прямо перед ним - склон, откуда на вас с надеждой смотрят десятки глаз союзников, плюс еще на полной скорости несется сметающий все на своем пути железный каток?
  Знаете, в этот момент все правила полигонной ролевой игры "Время Королей" абсолютно вылетели у меня из головы. В голове телетекстом прошла строчка из абсолютно других правил абсолютно другой игры: "В случае массового боевого столкновения убитые могут кратчайшим путем покинуть зону боевых действий, дабы не быть затоптанными по жизни". Я себя трупом по игре еще не считал, но хорошо понимал, что еще пять секунд - и буду трупом по жизни, потому что в полном шлеме с щелочкой для глаз узреть скорчившегося среди бревен красно-желтого колобка совершенно нереально. Почему колобка? Потому что передо мной был склон, а в ноге торчала стрела, поэтому я предпочел не бежать, а катиться. Ну, я и покатился. Очень быстрым кувырком, с матами и попытками уклонения от несущихся бронемишек. Одна из таких попыток закончилась тем, что меня по невнимательности охерачили кромкой щита по голове. Видимо, чтобы адекватнее отыгрывал стрелу в ноге. Я докатился до мягкой травки, где распластался под руками заботливой Айрен, которая тут же влила в меня лошадиную дозу макового молочка. Не успел я заснуть, как сзади подскочил мастер и прокричал, что поджог не засчитан, поскольку, цитата, "ты был на штурме без шлема!".
  Здесь надо сделать лирическое отступление. Следующий час мы упорно общали всех доступных мастеров, почему, ну почему ворота не сгорели? Какой нафиг "в шлеме на штурме", когда это не штурм, а диверсионная вылазка? И почему тогда оператор катапульты внутри дворика Харренхолла сидел без шлема? Учитывая путаные объяснения мастеров, мы пришли к единодушному мнению, что мастера (в частности, Астальдо) просто против того, чтобы мы сожгли ворота. Они хотят, чтобы их выносили тараном. Поэтому Цитадель на мастеров изрядно обиделась. После игры Астальдо разъяснил позицию: поджог не был засчитан из-за того, что я, получил стрелу в ногу, должен был свалиться без чувств немедленно и на месте. Здесь согласен, мой невольный чит. Впрочем, поджечь-то мог кто-нибудь и кроме меня, но мейстеры с самого утра столь старательно распространяли дезу, что Диким Огнем могут пользоваться только они, что все простые воины уже воспринимали это как аксиому.
  Короче, ладно, фарш обратно не проворачивается. Ворота не сожжены, неудачливый камикадзе в тяжелом ранении и в бреду просит, чтобы его отнесли подальше, а то там, где он лежит, 1) мокро, 2) стреляют. Айрен таки дозвалась всех остальных мейстеров, и Совет спокойно и не теряя чувство собственного достоинства отнес меня туда, куда совсем незадолго до этого я сам вместе с Арчибальдом относил Арадана. Где мази, зелья и доброе слово подняли меня на ноги через полчаса. Кстати, я даже в тяжране сумел послужить науке (если я ничего не путаю): на примере меня ученикам показывали, как обрабатывать колотые раны. Будни полевого госпиталя, ч.4
 
Мейстер: Чем вы ранены?
Воин: Шестопером в ребра.
Мейстер: Это плохо, может быть заражение крови. Продезинфицировать бы, а у меня с собой ни сока жгучецвета, ни других антисептиков.
Проходящий мимо септон: Антисептик? Что это за богопротивная мерзость?

Мейстер: Куда попали и каким оружием?
Боец: Из баллисты... в бедро...
Мейстер (громко, на весь госпиталь): Попадание из баллисты! Ранение в бедро! (потом обычным голосом дает указание "санитарам") Так, снимайте с него штаны.
Боец: эээ... мейстер... я... того... антуражен... ну то есть абсолютно...
Мейстер: Кхм... Концепция поменялась... Ну тогда так - (опять голосом конферансье) Попадание из баллисты! В плечо!
Насчет последнего - думаю, это мейстер Виман. Не думаю, что у нас в Цитадели был еще хоть один такой показушник (не считая меня, конечно!). Димка, если что, извини - я не со зла!

  В ворота вломилась толпа воинов с таранами (таран лично Архимейстер Магнор изготовил в лесу с помощью Кузнеца, Старицы, Воина, бензопилы и такой-то матери), стали ломать ворота, но раньше им сломали таран. Магнор изготовил другой (в лесу валялась вторая половина того бревна), и долбание в ворота продолжилось. Я горным козлом носился рядом, помогая чинить мантелеты, леча раненых, которых появилось в немеренных количествах (в том числе и Айрен, в которую попал снаряд катапульты, когда она вытаскивала из-под огня очередного раненого). Работы становилось все больше, лекарств и мазей - все меньше. Архимейстеры Арчибальд и Магнор узнали у мастеров, что Дикий Огонь мы использовали неправильно, а надо его разводить в воде и наливать в воронов, тьфу, пакеты, и в таком виде бросать. Они немедля отправились в Старомест, наделали там запас из тридцати кувшинов и привезли его в цыганской кибитке. Однако мастера и тут не разрешили использовать Дикий Огонь. Почему - поди теперь пойми.
  Из мертвятника высылали совершенно левых граждан без амулетов с квестом "убивать мейстеров". С квестом они справлялись топорно (не добивали), но дело свое делали. Рассказ одного из персонажей после игры:
 
  Иду я себе по госпиталю (а проще говоря, по тропинке, с обеих сторон которой лежат раненые). Слышу голоса раненых:
- Когда мы ворвемся, я убью всех харренхольцев до последнего!
- Черт, больно!
- Ааа! Молочка мне! Молочка!
- Долго мне тут еще лежать?
- Хрр-пссс, хрр-пссс...
- Какой девиз у дома Грейджоев?
- "Мы не сеем"
- А у дома Баратеонов?
- "Нам ярость"
  Оборачиваюсь - лежат два тяжело раненных мейстера, один сдает другому экзамен по истории.
 
  Это были я и Виман. Обоих нас убили совершенно по идиотски: тычок в бедро кинжалом - "Убит", удар по голове - "Добиваю!". Мы хотели было сказать, что тычок - это тяжран, а удар по голове - это самовынос, но этот деятель уже убежал. Пришли наши ученицы-целительницы и уселись нас лечить. Прибежал мастер и спросил, что с нами. Какая забота с его стороны, прослезиться можно! Мы честно ответили, после чего я предложил, раз уж нам все равно лежать полчаса под мокрым дождичком, принять у меня экзамен по истории. Пролежали мы пятнадцать минут - приходит мастер и говорит, что слухи о нашей смерти оказались сильно преувеличенными, и у нас всего лишь легкое ранение. Немного посетовав ("Вот блин, вырезали аппендицит, а умер от воспаления легких!") здраво рассудили, что легкое ранение - не тяжелое, и после всех мазей и зелий нам лежать не полчаса, а пятнадцать минут. Которые мы уже успешно отлежали до прибега мастера. Встали и пошли опять работать.
  Наконец - радостная весть! Войска союзников (а это уже и Хайтауэры, и Старки, и Грейджои, и Талли, и Баратеоны - что Ренли, что Станнис) разбили-таки ворота к дальней матери, ворвались внутрь и усиленно готовят там винигрет по-вестеросски. Мы подождали, пока все закончилось, и пошли внутрь лечить раненых. Впрочем, там был только один, который получил заражение крови, потому что его в спешке перевязали поверх доспехов. Я, хоть и занимался лечением весь штурм (кроме тех 45 минут, когда занимались лечением меня), все-таки кольца медицины еще не имел, и понятия не имел, что можно сделать в таком случае. Прибегаю к архимейстерам:
- Там человек лежит с заражением крови! Что ему принести нужно?
- Ну, можешь принести свои соболезнования. Вряд ли мы чем-то еще поможем.
  Однако типчик оказался упрямым, и просто так умирать не пожелал. Он добежал до Цитадели быстрее, чем мы туда успели вернуться, и попросил его вылечить. Что делать - напоили его смесью мирийского огня с чем-то еще, уложили на лежанку - пущай себе отдыхает. А потом и мы стали отдыхать и пользоваться всеми остальными радостями жизни, которых были лишены с утра. Например, возможностью спокойно посидеть на скамейке.
  Неспешные рассуждения мейстеров, в ноль умотавшихся на штурме Харренхолла:
- А может, нагрузить кибитку всеми оставшимися кувшинами, да толкнуть с горки?
- Можно, только на Харренхолл сворачивать надо. А кибитка поедет прямо по дороге.
- Значит, Ланниспорт спалим к Рглору, все развлечение...
- А если теперь Харренхольцы оживут и пойдут нас штурмовать?
- Нет, штурмовать не пойдут. У нас Дикого Огня полно. Если только осаду начнут.
- А толку начинать осаду? По игре у нас тут пятнадцатиметровый кракен лежит, мы им месяц можем питаться. А по жизни мы и так второй день ничего не ели.
Вечером после штурма в Старомест приходит мастер Кай и смеясь спрашивает:
- А вы знаете, что вам выносили раненых не только от союзных войск, но и из Харренхолла, и вы харренхольцев лечили?
Весь Совет Архимейстеров, с широкими добрыми улыбками:
- Знаем! Если бы нам леди Клариссу вынесли, мы бы даже ее вылечили... поначалу...
  Собственно, никакой неприязни к Харренхоллу мы не испытывали - именно поэтому и лечили простых харренхольских воинов.   Воевали мы исключительно с леди Клариссой.
  В общем-то, активная наша игра, насколько я ее заметил, после этого штурма закончилась. Было только сидение в локации в прикидах, песни под гитару и треп за жизнь. К нам приходили Джинни, Сэнди (Мирцелла), Лансель, Лео Парт (Джоффри) и мы там мило болтали обо всем. Короче, в гостях в Староместе перебывали все принцы и принцессы Ланнистеров. Оставшийся последним Джоффри сказал:
- Ладно, пойду я обратно, помогать нашему детскому саду город удерживать :)
  Потом приехала Винсдейл, привезла нам хлеба и колбасы, засим мы смогли впервые за последний день сытно поесть, за что ей огромное спасибо! Ну а дальше - традиционно. Последняя ночь, песни под гитару, пришедшие в гости леди Хайтауэр
 девушка-целительница из Фоссовеев, которая была с нами, по-моему, чаще, чем со своей родней, и Марко-с-Марок, который мало того, что прекрасный слуга, так еще и прекрасный менестрель. Сидели и пели мы где-то до пяти или шести утра, в перерыве между песнями я еще успел сходить в Звездную Септу и принести там клятву мейстера. А под утро меня (по принципу "А пуркуа бы и не па?") приняли в Совет и присвоили звание архимейстера. Вот, собственно, и все, о чем я не забыл за три недели, прошедшие с окончания игры.
 
  Ну, и традиционно - СПАСИБО ЗА ИГРУ!
  МГ Winterfell - как я неоднократно говорил, не создана еще та МГ, которая сумеет мне испортить игру до такой степени, чтобы я после игры не сказал им спасибо, поскольку все косяки обычно проходят мимо меня. Не считая косяков со штурмом Харренхолла, у меня к МГ только одна претензия: в субботу не отдавали эковзносы. Но тут уж я сам себе злобный баклан, надо было требовать лучше. Отсюда: спасибо МГ Winterfell за игру Время Королей-2008!
  Всем игрокам - ровно по тому же пункту. Спасибо за Время Королей-2008!
  Теперь по личностям:
  Ратимир - спасибо за то, что все это организовал, устроил, вдохновил и так далее. В общем, "вы сами знаете, за что мы так переживаем!" (с)
  Астальдо - за то, что нашел в себе силы разруливать боевку, хотя судя по виду, не спал дня четыре подряд. И за то, что несмотря на все принятые решения, продолжал общаться ровно и корректно.
  Маккавити - за то, что несмотря на проблемы со здоровьем, дежурил под дождем на мастерке.
  Редигер - не знаю, за что ты удостоился стольких нелестных отзывов - спасибо за все, что ты сделал для Цитадели! И спасибо за высокую оценку меня как игрока и персональный загруз на случай, если бы я помер во второй раз (не пригодилось, правда). Отдельное спасибо за свалившегося как снег на голову кракена.
  Маримей - добрая фея Староместа. Спасибо за твою стойкость, обаяние и постоянную связь с остальными мастерами (я слышал, ты была передаточным звеном между севером и югом). И еще спасибо за то, что от тебя я узнал о Дозоре.
  Иван Кузьмин - спасибо за то, что вытащил меня на эту игру (изначально я не хотел на нее ехать) и направил в эту замечательную команду. Я ни на секунду не пожалел о сделанном выборе и потраченном на игру времени и деньгах!
  Кай - за прекрасный вечер с песнями.
  Всей команде Цитадели - ребята, спасибо вам за все! Вы отличная команда, сыгранная и крепкая, и я рад, что смог влиться в нее удачно!
  Рингл - спасибо за мудрое руководство Цитаделью, дипломатию и уверенное спокойствие в любое время! Немудрено, что ни у кого не возникло мысли избрать другого председателя Совета. Отдельное спасибо за бутылочки с эфиром и прочую алхимию :)
  Слоник - за замечательного Архимейстера инженерного дела с большой буквы. Все изобретения Цитадели, начиная от цыганской кибитки, кончая светильниками в главном зале, неизменно подтверждали принцип "Все гениальное - просто!". Спасибо за житейскую мудрость и золотые руки!
  Ант - таким и должен быть Архимейстер военного дела - опытным и умелым, но совершенно не стремящимся ни воевать, ни поддерживать войну. И еще спасибо за педагогическую работу с нашим проблемным учеником ("Я изъявляю желание учиться в этом месте!" - "Выход там") :)
  Реми - спасибо за серьезнось с одной стороны и отчаянный авантюризм с другой. Плюс за красивое и проникновение песен "Тампля" и всех остальных. Этакий мейстер-рыцарь получился.
  Димка - за легкое отношение к жизни и постоянный оптимизм, которые, однако, совершенно не мешали серьезным занятиям научной работой. Спасибо еще за то, что принимал у сироты Аллистера почти все экзамены.
  Рысь - у тебя вышел великолепный образ студента-фанатика. Если Аллерас не занимался наукой, он либо спал, либо ел. Спасибо за варку лечебных зелий просто-таки в промышленных масштабах, твои запасы спасли немало жизней при штурме Харренхолла.
  Джерри Стархевен - просто за прекрасную игру, за научные диспуты абсолютно на все темы, по которым я принимал у него экзамен, за юного мейстера-новатора ("А вот если перенастроить систему линз в наших зрительных трубках, думаю, можно будет увидеть этих мелких животных, живущих в воде!") и за великолепные песни в субботу утром. Было очень приятно поиграть вместе!
  Цыганки Староместа (не помню по именам) - спасибо за то, что не боялись жить среди суровых мейстеров, измученных целибатом ;) Шутка. Ну просто - за все. И за понимание и сочувствие, проявленное в пять утра к харренхольскому беженцу.
  Лорду Хайтауэру - за замечательные навыки фехтовальщика, сильно поднявшие боевой дух союзных войск перед штурмом, и за прекрасный отыгрыш (вместе с женой) бурных семейных разборок. Я искренне тащился.
  Леди Хайтауэр - за красоту, аристократичность, обаяние и желание сотрудничать.
  Фионе - за теплоту и предоставленный прикид.
  Сандре - за то, что половине полигона всегда было чем заняться :)
  Мейстеру Ангусу - за то, что своими интригами втянул Цитадель в войну против Харренхолла :) Хоть это не по-мейстерски, но спасибо за движуху ;)
  Мейстеру Гвину - за то, что я закончил-таки квест "Продажа лечебных зелий" не совсем безуспешно.
  Яско - за сотрудничество до игры.
  Всем остальным мейстерам (не вспомню по именам) - за сотрудничество, мейстерское братство, взаимопомощь и увлеченность чистой наукой. Спасибо за верность образу!
  Айрен - за спасение меня от смерти два раза: второй раз под стенами Харренхолла от тяжелого ранения (впрочем, я ей там же тем же и отквитался), а первый - в Цитадели от голода (тут за мной должок!)
  Нашим ученикам и ученицам - спасибо за то, что вы были, прилежно исполняли все задания и трудовые повинности (особенно в тему пришлась трудовая повинность "шесть часов странствовать по Вестеросу и бесплатно лечить страждущих" двум странствующим знахаркам). Спасибо за то, что не спорили с заявлением, что мы всех лечим бесплатно!
  Рингилю и девушке-пасечнице - за активное начало игровых действий в Цитадели.
  Марко-с-Марок - за веселье, юмор и песнопения последней ночью.
  Сэнди (Мирцелле) - за радушие, приветливость и полный запас Дикого Огня.
  Ланселю и Джоффри - за посиделки с дружеским трепом.
  Винс - за приезд и накормку нас бутербродами с колбасой и колой :)
  Эдвину - за то, что одной неосторожной заявкой открыл такую сюжетную линию!
  Всем, кого не назвал (а есть же такие!) - просто спасибо за то, что вы были, играли и жили!
 
  Отчет с опозданием на три недели дописал дважды Архимейстер Цитадели Староместа Аламар-Аллистер. 11.08.2008

 

Оригинал здесь: http://hyyudu.livejournal.com/67634.html

интересно