введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Гриневич Наталья Борисовна (Фалька Изверг)

Функции

Банальный день жителя Эсгарота или немного о быте производителей молочной продукции (отчет Восьмой Марты)

Событие: Хоббит
Последнее изменение: 14.08.2008 в 15:03

Как обычно, семья Хорса Укротителя Коров поднялась с первыми петухами. Кто же спит, когда торговать можно? Любой уважающий себя торговец активно проповедует эту истину. И ведь, правда, дел на повестке дня было не перечесть: коровник вычистить, корову накормить, выпасти и подоить; молоко развезти, товары приглядеть, что спросом пользуются, а затем - перепродать подороже. После следует подсмотреть, как идут дела у соседа: если у него все плохо – порадоваться собственным успехам; если все хорошо – быстро сделать так, чтобы у себя любимого шло еще лучше. Здоровая конкуренция, так сказать. Даром, что молоком более в городе никто не торговал - но ведь важен процесс и принцип! Любовь к торговле любой эсгаротец впитывает с молоком матери. Вот и в этот раз, скорехонько позавтракав отменными шашлычками, женская половина семейства Хорса отправилась охаживать любимую корову, а мужская – надстраивать этой же самой корове второй этаж с балкончиком к сараю (ибо ремонт не требовался, но делом-то заняться надо было!).

Корову эту любил весь город. Во-первых, она была единственным представителем разумного скота в Эсгароте, и каждый житель сего славного города с младенчества упивался ее знаменитым молочком. Во-вторых, нигде больше в Средиземье вы такого молока не отведаете, потому что молоко, как и сама корова, было не простым, а особенным. В-третьих, с продаж молочной продукции в местную казну перепадала коровья доля дохода. В-четвертых, если кто и не любил бешеную корову Говядину, то усердно об этом молчал, иначе пришлось бы ему иметь дело со всем напористым семейством Хорса, которое за свою любимицу стояло горой, а это означало быть обреченным на осмеяние во веки веков, а как известно, смех - самое страшное оружие.

Историю о том, как он заполучил корову и прозвище, Хорс с готовностью рассказывал каждому, кто об этом просил. О, видели бы вы, как это прекрасное животное переплывало озеро в своем полосатом купальнике! Как оно мастерски бороздило водную поверхность то брасом, то кролем, то просто лежало звездочкой, пуская фонтанчики в воздух, когда утомлялось! Почему поведение коровы было таким нетипичным? Ответ прост: корова была бешеная. И вот, преодолев последнюю преграду на своем пути, буренка выбралась на эсгаротский берег и начала терроризировать местных жителей. В это время мужчины, продегустировав импортного гномьего пивка, как раз тестировали скамейки на прилипание, и когда Хорс принял позицию "иностранец с табуреткой"*, в скамейку со всего размаху впечаталась корова. Полтора часа проскакал Хорс на ее рогах и в итоге усмирил зверушку. С тех пор его и называют Хорсом Укротителем Коров.

Жена Хорса Восьмая Марта в городе была одним из пяти таинственных авторитетов. Почему Марта была Восьмой, и чем заслужила эта честная компания свой исключительный статус (ибо даже сам бургомистр прислушивался к мнению Восьмой Марты, Ариса Лазоривые Струны, ворожеи Арны, Морна-кузнеца и Дена Хитроглазого) знали все и поэтому не спрашивали, а кто забыл - тот спрашивать боялся, поскольку признание в том, что ты не знаешь авторитетов было равносильно добровольному переводу в касту бомжей-маргиналов, которые в любом приличном городе водятся, а Эсгарот был очень приличным городом. История про приключения вышеозначенной великолепной пятерки была давняя и памятная, в свое время прогремевшая на весь город, а сейчас все пятеро из скромности о ней молчали. Не могут же авторитеты сами о себе истории рассказывать!

Были у Восьмой Марты и Хорса Укротителя Коров дети, которые искренне считали себя близнецами несмотря на возрастную разницу в три года. Девятнадцатилетний сынуля Грыгор Малой отличался зеленоватым цветом кожи, ростом, габаритами, умом и сообразительностью. Свой необычный загар Грыгор объяснял просто - в то время, когда он рождался, в город как раз эльфийское винишко поступило и папуля зеленым змием болел. А Марта хитро подмигивала - мол, да молодой еще, зеленый! И пятерка старых друзей ее кивала и поддакивала - "Да, да, да - молодость зелена! Глядишь - подрастет, созреет!"

Шестнадцатилетняя дочура Адалия росла красоткой - баба рыжая, видная, да больно капризная и дерзкая, поэтому мать в срочном порядке задалась вопросом замужества - сбагрить дочу, и пусть новоявленный муж продолжает воспитание. Абы за кого, конечно же, родное чадо не отдашь, так что кастинг среди женихов проводился строгий - Вайлз Лихие Ноги сразу был забракован за бедностью, Кабатчик - за старостью, Берд - за нерешительностью. Но что не сделает мать, чтобы устроить счастье своих детей? В итоге уговорилась Марта со своим старым товарищем, красавцем-менестрелем Арисом Лазоривые Струны. За Ариса в городе к тому времени выстроилась уже очередь невест, но разве мог он отказать старой боевой подруге, с которой вместе не один калач сухой сгрыз, тем более той, что так много о нем знала, чего не стоило афишировать при нынешних обстоятельствах? Разбили они руки, позвали бургомистра, чтобы тот кости бросил и озвучил волю богов - боги были не против. Тут же по случаю радостного события устроили пир, правда, пировали в Эсгароте ежедневно - казна, благо, позволяет, но с поводом оно как-то всегда веселее. Адалия по началу ерепенилась, но как только соседи начали подносить свадебные подарки, быстро передумала сопротивляться. Долго еще глядела на молодых довольная Марта, у которых уже началась настоящая семейная жизнь: ссоры да разводы, перемирия да новые свадьбы. Бургомистр в конце концов утомился принимать заявки на расторжение и заключение браков и просто перестал их слушать.

В общем, началось очередное банальное, ничем не приметное эсгаротское утро.

К своему удивлению семейство стекольщика обнаружило на крыше своего дома следы копыт и рогов. Как корова оказалась на крыше, бургомистр, молнеиносно опросив население, выяснил: вся вина была возложена на известного в Озерном Городе чародея Гендальфа, на котором уже висели все местные преступления за последние пятнадцать лет. Зачем он скукожил корову и залевитировал ее на крышу, жаждал узнать каждый эсгаротец. Всем было известно, что Гэндальф этот обладал особой магией, которую творил исключительно на улице, да и факты в виде следов на крыше и коровы барби-сайз были на лицо. Скукоженная корова после такого кощумственного с ней обращения весь день отходила от шока и меланхолично глядела в небо, а семейство Хорса жаждало явления Гендальфа (от одной мысли о котором всему Эсгароту становилось сцыкотно) для раскукоживания коровы и выплаты ей моральной компенсации.

Впрочем, развлечения - это, конечно, хорошо, но работа все норовила убежать в лес. Надоили Марта с Адалией молока, которое в это утро вышло особенно крепким (видимо, после ночных издевательств Гендальфа) и отправились на рыночную площадь, где уже собрались жаждущие вкусить по чашечке знаменитого напитка.

Кузнец, по давнишней привычке, выпивал с утра целую крынку бешеного молока, после чего начинал демонстрировать свои молодецкие мускулы и творить чудеса с молотом, кидая его и в ширину и в длину, и никто не мог с ним в этом сравниться (ибо никто до такого просто не додумался). Остальным оставалось догадываться, сколько процентов с продаж кузнец получал с Хорса за рекламу.

Тем временем, Эсгаротская молодежь собралась отправиться в путешествие и заработать себе прозвища. Собрались вместе с ними и Адалия с Грыгором - на мир поглядеть, себя показать, молочко на экспорт свезти. Перед отплытием Восьмая Марта отвела сына в сторонку:

- Сын мой, тебе уже 19 лет, ты совсем взрослый мальчик, пора узнать тебе правду.

- Что же это за правда, мама? - от удивления Грыгор сделал большие и круглые глаза, почти как у эльфа.

- На самом деле, Грыгор, ты зеленый вовсе не из-за эльфийского винца. И не ветрянки, как я тебе в детстве говорила. То есть, папка змием-то действительно болел, и ветрянка у тебя была, но дело не в этом.

Сын непонимающе хлопал глазами.

- Просто тебе повезло больше всех. У тебя не один, а два папы.

- Чтоооо? Как два папы? - заревел изумленный ребенок.

- Сына, я тебе потом расскажу, как так получилось. А сейчас можешь попытаться найти второго папу.

Любому было понятно, что два папы лучше чем один - это в два раза больше внимания, подарков, ударов ремнем... эээ...похвал.

- И кто же мой второй папа? Как его зовут?

- Да какой-то тролль... Не знаю я, сына, как его зовут. Да и вообще, по мне - так все тролли на одно лицо. В общем, как-нибудь так попробуй. И привет передать не забудь.

Дети уплыли, а взрослое, самоутвердившееся население осталось в родном городе - чего они там, за границей не видели? Эльфов-зануд? Небритых хоббитов? Пьяных гномов? Не обремененных интеллектом троллей? Немытых гоблинов? А торговать кто будет? То-то же...

Впрочем, все вышеперечисленные не преминули сами в славный Эсгарот податься, так что увидели домоседы достаточно и даже более того. И гоблинов, и пауков, и хоббитов, и даже собака Бьерновская затесалась между ними... В связи с повышением уровня туризма, умный бургомистр установил на пересечение эсгаротской границы пошлину в виде дров, и теперь всех, кто приплывал без полений, разворачивали обратно. Неудачно попавшие под это нововведение гоблин с провожатым отплыли и через полчаса вернулись, таща за собой на буксире огромную сосну.

Особенно зачастили в Озерный город эльфы, и постепенно их набралось такое количество, что можно было задуматься об эльфийской экспансии на остров. Пили бешеное молоко аки воду, девицам глазки строили, руки целовали, а жениться в последствии отказывались. Впрочем, бургомистр резонно подчеркнул, что он не может поженить этих дев и их ухажеров, потому что в городе были запрещены браки между людьми и животными. Тут ничего поперек и не скажешь. А сам он, надо сказать, тем временем очень даже озадачился собственными матримониальными планами. Жениться он решил не на ком-то, а на самой Восьмой Марте, воспользовавшись своим правом расторгать браки. Совершив развод Хорса и Марты, он, не долго думая, преступил к цветочно-конфетному периоду отношений с только что получившей абсолютную свободу женщиной и даже в честь этого подарил ей букетик из двух стебельков вереска. За неимением конфет, он не сумел приступить ко второй фазе данного этапа, посему ветку первенства в ухаживаниях за Восьмой Мартой временно заполучил то ли сторож, то ли боцман. Однако у сторожа не оказалось не то что конфет, но и цветов, посему пришлось Марте вернуться к Хорсу. Да и как она могла бросить любимую Говядину на произвол судьбы?

Шло время, торговля не унималась, а дети все не возвращались. А ведь половина приключенцев уже вернулась - все как один изрисованные чернолесскими эльфами (практичные эсгаротцы быстро придумали способ копирования "эльфийских картинок" с лиц путников на бумагу и даже открыли для этого специальную картинную галерею). Марта забеспокоилась и решила отправиться в Черный Лес, где они, по слухам застряли. Подплывая к берегу, она действительно увидела своих чад и только обрадовалась, как услышала неистовый крик Ады:

- Маааамаааа! Тут какая-то тетка нашу корову забрать хочет!

Марта подбоченилась, да прокричала в ответ:

- Что значит забрать корову? Это наша корова и мы ее доим!

И сошла на берег, чтобы разобраться с претендентами на чужую собственность.

- Мама, вот эти люди говорят, что наша корова - их.

Марта пригляделась:

- Доча, какие же это люди? Да никакие это не люди, можешь бросить камень в того, кто сказал тебе эту глупость!

Тетка оказалась хоббитихой, утверждавшей, что от нее сбежала корова, без которой ей жизни нет и требовала отдать ей Хорсовскую.

Концепт Марте не понравился. Что значит "отдайте корову"? Нечего своими разбрасываться! А где документы на корову? А документов-то и нет! А если каждый, у кого сбегает корова будет требовать эсгаротскую? Так ведь никаких коров не наберешься!

Начался ливень, который людям пришлось пережидать в покоях эльфийского короля Трандуила.

- Ваше величество, а давайте сынка моего женим на какой-нибудь эльфийке! Дети-то какие получатся смешные - зеленые, с острыми ушами! Вот посмеемся!

- Зачем эльфийке муж на какие-то несчастные петьдесят лет? Вы же, люди, долго не живете...

- Зато какие смешные будут эти пятьдесят лет!..

Переждав ливень и вновь смачно поскандалив с хоббитихой на посошок, Марта с детьми сели на последнюю лодку и вернулись в Эсгарот. Хоббитиха рада бы увязаться следом, но в лодку уже не влезла несмотря на свои миниатюрные габариты. Тем не менее, она не унялась и через часок таки добралась до места проживания семейства знаменитых производителей молочной продукции, откуда за неимением дров была тотчас же отправлена назад.

- Покупайте наших коров! - кричали Хорс с Мартой, пританцовывая и отпихивая лодку от причала.

Настырная тетка вернулась позднее с полешком.

- Дайте-ка я взгляну на вашу корову!

- А чего это вам глядеть на нашу корову, что вы, коров не видели? Ходят тут всякие, а потом коровы пропадают! - не врали Марта с Хорсом, поскольку днем кем-то уже была совершена неудачная попытка хищения коровы, в чем обвинили, конечно же, Гендальфа.

- А расскажите, какая у вас корова?

- Чего это мы должны о нашей корове рассказывать? Это вы расскажите, какая была ваша корова, а мы скажем, она не она.

- Моя была рыжая с розовой мордочкой!

- Ну вот а наша Говядина черная с белой! А ваша наверно была Темнозорькой, так она уже все, уплыла давно на континент, вон - чучело на другом берегу стоит. Шашлычки сегодня как раз знатные поставляли... В общем, уплыла Темнозорька, так что теперь у нас Говядина, которая приплыла взамен. Нет у нас вашей коровы, только своя, на том и съешьте!

Хоббитиха пошла было жаловаться бургомистру, да тот, быстро смекнув, какой убыток принесет потеря коровы городу, по-быстрому проблему замял. Ведь Марта с Хорсом тем временем уже подумывали о расширении ассортимента молочной продукции (бешеный кефир, бешеная сметана, бешеный сыр), а также о выработке специального молока с пониженным содержанием спирта для грудничков («Забавный теленок»), для малопьющих («Сумасшедшая корова») и установлении монополии на классическое «Молоко Бешеной Коровы». Больше на белый шум, характеризующийся белым чепчиком (компрессом для мозга, как поименовал его Хорс) семейство молочников внимания не обращала.

Вот такой вот был банальный и типичный в Эсгароте день. Ввечеру все население отправилось смотреть, как убивают дракона, да только Хорс с Мартой подумав, быстро вернулись обратно. Что они, драконов, что ли не видели? Дома костер, тепло, да молоко любимой коровы, которая оказалась самой знатной приключенкой из всех эсгаротцев, потому что ни с кем из людей столько всего за день не приключалось, сколько приключилось с Говядиной. Посоревноваться с ней мог только Берд, убивший по рассказам очевидцев половину гоблинов из трех и получивший за то прозвище Берд Полтора Гоблина, но тщетно – ведь ему пришлось столько земель обойти, чтобы имя себе заработать, а Говядина даже не утруждала себя путешествиями. Так что было у нее самое уютное приключение из всех.

А Гэндальф так в Эсгароте и не объявился, а если и объявлялся, то мастерски скрывался от Марты с Хорсом - видимо боялся.

__________________
* - см. мультик "Следствие ведут колобки" и обр. вним. на персонажа Карбофоса - "иностранец с табуреткой"

интересно