введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Мальков Евгений Владимирович (Gil)

Функции

Путевые записки пирата - от шевалье и старпома до герцога

Событие: Aeria Gloris
Последнее изменение: 05.09.2008 в 18:21

 

13.08.08

 

Утро

В спешке дошивается камзол, вещи собраны, по просьбе Жюссака хватаю гвардейцев, ибо он едет позже,  ловим машину и мчимся на вокзал, по дороге по телефону подбирая оставшихся из команды гвардейцев.

 

7.55

Мы на вокзале. Собираемся вместе, берем билеты, садимся в поезд. Полигон ждет.

 

Около 12 часов

Выгружаемся на Колокше. Опустошаем магазин. Дожидаемся мастерских машин. Сгружаем в них вещи. Последний пеший переход… и мы на полигоне.

Разбиваем стоянку. Выясняется, что Соло будет только к вечеру (вот где пригодилась закупленная мной еда). Помогаем Кофейне поставиться. Идем на парад, где я знакомлюсь со своей кузиной, и попутно выясняем, что из-за объявленного Всероссийского Траура игра начинается вечером в четверг.

 

Вечер

Соло так и не приехал. Прогулка по полигону с одним из демонов. Ночные посиделки в Аду и совещание 4-х Иерархов Ада.

 

Ночь

Соло под утро-таки приехал и привез основной запас еды и оружие.

 

14.08.08

 

Утро-день

Получаем аусвайсы. Я попутно выясняю, что у меня есть еще пара-тройка поместий в Русильоне и Беарне – получаю за них первоначальный доход. Чипуем оружие – больше половины нам так и не пропустили…

Окончательно обговариваю квэнту с моей кузиной. Получаю приглашение от герцогини Буйонской на вечерний прием.

 

Вечер

Игра началась. Капитана вызывают в ставку Кардинала, а я с боцманом и юнгой отправляюсь на прием к Буйонской.

Шепот разговоров дам, свечи и сладости – прием начался. Театралы устраивают приватное представление для знати, в котором знать же и высмеивают. Прибывают Высокие Гости – Карл II и герцог Бэкингем. У боцмана горят глаза при виде такого количества украшений, но я его одергиваю – еще не время. Принцесса Савойская очень куртуазно попыталась съехидничать по поводу моего эскорта (дескать, я что – боюсь покушения со стороны дам), но я выкрутился. Со скуки боцман начинает охмурять дам – и у него это неплохо получается. Знакомлюсь с кузеном герцогини (Берс), боцман откуда-то лихо достает бутылку вина и мы, светски беседуя, ударяемся в загул.

Прибывает королева-мать Анна Австрийская со свитой. За стенами усадьбы раздается шум и крики – кого-то уже убили. Веселье идет своим чередом. Выдергиваю на приватный разговор свою кузину.

- Так Вы графиня Лилиан д'Омбр?

- Да, но я Вас не знаю, шевалье!

- А что стало с вашим батюшкой?

- Он исчез 12 лет назад.

- Знали ли Вы, что у вашего отца был старший брат, а у него сын?

- Да, но он пропал много лет назад!

Далее следовал пересказ о приключениях в Канаде из моей квэнты.

 

- 3 года назад осенью в один из дождливых вечеров в ворота вашего дома постучал усталый путник. Он попросил пустить его к огню и сказал, что он родственник хозяина этого дома, но управляющий приказал гнать его со двора палками.

- Мой управляющий умер 3 года назад. Его убили.

- Он погнался со своими людьми за этим человеком и…

- Этим человеком были Вы? Вы – мой давно пропавший и всеми оплаканный кузен?! Как же я рада, что Вы вернулись!

 

Все время разговора кузина столь яростно теребила веер, что он не выдержал и сломался.

 

- Я должна Вас познакомить со своим опекуном графом де ля Фер. Обязательно!

 

Но тут нас прервали вопли об очередном убийстве. Королева собралась уходить и ей потребовался вооруженный эскорт – в следствии чего я, боцман и юнга идем до ставки королевы в ее охране. Не услышав ничего важного под стенами дворца, мы вернулись в Город.

Отпустив боцмана и юнгу, я отправился вместе со своей кузиной в ее поместье, где был представлен графу де ля Фер и познакомился с Гримо. Мы побеседовали с графом о дворянской чести, политике Фуке и много еще о чем. Через небольшое время граф покинул нас сославшись на дела и мы остались вдвоем. Сидя в объятиях друг друга, мы продолжили разговор на лужайке перед домом. Где-то на границе освещенного пространства тенью мелькнул Фуке.

 

15.08.08

 

Утро

Навестив в ее поместье свою кузину я получил от нее письмо, в котором она говорила, что ее поведение предыдущим вечером порочит ее и мою честь, что ее духовник сказал ей тоже самое и впредь она будет вести себя скромнее. Выйдя из поместья мы вновь столкнулись с графом де ля Фер, который после недолгого разговора показал мне некое письмо, которое указывало по его словам путь к зарытым сокровищам Карла I. Письмо по моей просьбе скопировала кузина и копию я забрал с собой. В это же время на площади перед Дворцом собрались сжигать еретика, который оказался никем иным как Примасом Иберийским. Но тут прибыли известия, что Пон-дю-Пьер захвачен солдатами Ля-Рошели. По случаю оказавшаяся здесь же испанская армия во главе с Филиппом IV бросилась на выручку и отбила Пон-дю-Пьер и всех, кто там был пленен.

 

День

Вернувшись в рыбачью деревушку, где базировалась наша команда, я сходу огорошил капитана известием о кладе и… закипела работа! Попугай с наемником были отправлены в разведку на поиски подходящей местности. Вернувшись через какое-то время, они доложили, что место похоже нашли, но с суши к нему не подобраться, и туда же на разведку отправились уже боцман и капитан.

Тогда же я получил информацию о некоей броши – реликвии дома Савойских, которую они разыскивают, и о готовящейся глобальной войне – в следствие чего отправился в Город к известному оружейнику и договорился с ним об аренде пушки.

Пока мы ждали известий от капитана, к нам в лагерь забрел (кто бы вы думали?!) сам Эдвард Тич, искавший неких цыган, успевших досадить английской королеве. Учитывая, что у нас под боком стоял цыганский табор, мы заинтересовались подробностями, но он был немногословен. Вскоре одна из цыганок, которая оказалась вовсе даже и не цыганкой, а демонессой, появилась в деревушке. Переговорив с ней и, видимо, оставшись довольным результатом оного разговора, Тич покинул нашу деревушку, но, как оказалось, ненадолго.

Едва мы собрались пойти в Город и повеселиться там от души, как он вернулся и сообщил, что меня хочет видеть королева Англии. Смирившись (ведь с королевами не спорят – тем более, что я сам искал с ней встречи) я отправился в ее ставку, а ребята пошли дальше.

Заставив сдать меня все имевшееся при мне оружие, меня препроводили внутрь. С удобством расположившись в кресле с бокалом вина я беседовал с королевой о судьбах многострадальной Франции и Англии, о Карле II и о сокровище Карла I (ни разу не упомянув, что знаю хоть что-то, а лишь ссылаясь на графа де ля Фер), но тут явились посланцы испанской Инквизиции и мне пришлось покинуть покои. У королевы был долгий разговор с Верховным Инквизитором о Кромвеле и о его принадлежности к бесовским силам, но меня это мало интересовало. Когда визит закончился, меня вновь позвали внутрь и предложили мне помочь выкрасть из Города посланца Кромвеля, которого еще сперва надо было там найти и опознать, и я согласился.

Я, Генриетта Французская, Тич и один из переодетых инквизиторов, который больше всего напоминал турецкого пирата, отправились в Город.

Там, встретившись с Джереми Береком (нашим боцманом), мы узнали, что посланец Кромвеля и капитан Городской стражи – одно и тоже лицо. Был разработан план по его захвату и, хоть инквизитор и настаивал на его убийстве, я убедил его захватить мерзавца живьем (дескать королеве так будет приятнее). Скрывшись за таверной «Новый свет» мы остались ждать, а боцман отправился искать посла.

Как мы его брали – это отдельная песня с припевом.

Оглушив, мы пронесли его через весь город, забитый людьми, выдавая за пьяного, и доставили пред светлые очи Генриетты Французской. Допрос был недолгим и вскоре бездыханное тело вынесли прочь. Поступила информация, что в Городе готовится резня и я отправился предупредить своих.

В Городе к этому моменту уже убили нескольких инквизиторов и судя по всему к этому были причастны шотландцы, прибывшие с недоброй памяти послом.

Каково же было мое изумление, когда я узнал, что тот, кого мы считали мертвым, оказался лишь тяжело-раненным и лежит у ворот Города. Мы с боцманом и юнгой поспешили к воротам, пока никто из сердобольных горожан на него не наткнулся. У тела причитала какая-то горожанка, там же лежал еще один тяжело-раненный шотландец.

Со словами: «Это предатель и изменник!» мы таки завершили эту нелегкую работу и добили его (как позже выяснилось - это был сын Миледи) и отправились предупреждать людей о готовящейся резне.

Боцман вовсю строил глазки принцессе Савойской, а я нос к носу столкнулся с графом де ля Фер и Гримо, которые явно беседовали о чем-то важном.

- Что Вы готовите, граф?

- Вы обо всем узнаете утром. Приходите в поместье вашей кузины и Вы не пожалеете.

Встретив священника, я покаялся в совершении убийства и получил от него епитимью в виде часа молчания.

Продолжая прогуливаться по Городу, я встретил маркизу де Брюйер со служанкой, которая разыскивала своего кузена. Кое-как объяснившись с ней жестами я в конце концов проводил ее до опиумной курильни, где и обнаружился кузен с остальными гвардейцами.

Побывав на Мастерке и отдав распоряжения о постройке на своих землях чугуноплавильни и пастбища для лошадей, я с чистой совестью отправился спать.

 

16.08.08

 

Утро

В нашу деревушку забрел странный молодой человек (бывший сын Миледи), который уверял, что он торговый посредник, и предлагал купить у нас рыбу. Оставив разговаривать с ним боцмана, я ушел заниматься делами (как позже выяснилось они договорились о поставке свежего мяса китов к столу испанской королевы).

По уже укоренившейся привычке я отправился навестить свою кузину, где и узнал, что граф де ля Фер с мушкетерами под предводительством короля отстранил от власти кардинала Ришелье. Да еще, как удар грома, известие о том, что мои поместья взял под управление министр финансов Николя Фуке и все доходы он уже получил.

Навестил королеву Англии  и, ненавязчиво узнав, не у нее ли находится интересующая меня вещица, завел разговор о принцессе Савойской. Выяснилось, что принцесса королеве не нравится, и я, как будто невзначай сообщил, что та заигрывала на Балу Масок с простолюдином (боцман, о тебе между прочим заботился). «Ни о какой помолвке речи быть не может!» - заявила королева.

Поговорив с принцессой де Роан о судьбах Франции и нанеся визит де Жюссаку в поместье маркизы де Брюйер («Ваше сиятельство, что Вы думаете о том, что произошло в Пон-дю-Пьере?»), я отправился в ставку кардинала. Поругавшись вдоволь с мушкетерами, я все-таки попал внутрь. Пообщался с братом Иоанном и попытался найти Жюссака, но не нашел – зато столкнулся нос к носу архиепископом Тулузским. Попытался донести до него идею о восстановлении Ришелье на посту Первого Министра, но не нашел взаимопонимания. Был удостоен аудиенции Ее Величества («Граф, я надеюсь Вы присмотрите за моим сыном и вызовете к нему врача, если ему станет плохо. Говорят - при ударе по голове необходим строгий постельный режим».)

Высказываю Адриану свои мысли по поводу реформ графа де ля Фер и его предательства по отношению ко мне (ведь он был изначально против реформ Фуке) и тут слышу:

- Брат мой, Вы меня убиваете своими словами!

Оборачиваюсь – кузина.

- Я был бы рад, если ошибаюсь. То, что он говорил и что сделал – идет несколько вразрез, Вы не находите?!

- Я поговорю с ним.

Кузина ушла, а я, побыв еще немного в Пон-дю-Пьере, отправился обратно в деревню. Проходя через город, я окончательно выяснил, что брошь находится у Анны Австрийской, а в Городе толи чума – толи холера (как в последствии оказалось – это были только слухи).

 

День

Почти вслед за мной в деревушку вернулся боцман и заявил, что нас нанимает Рошфор для убийства большей части дворян Франции.

Еще через какое-то время в деревушку прибыл Каюзак.

- Господа, я предлагаю Вам работу!

- Что нужно сделать?

- Нужно отправиться к Королевскому Двору и убить человека, который выйдет оттуда вместе с Жюссаком. Сразу предупрежу – спастись у него не будет почти никакой возможности.

- Нам нужно подумать.

Далее следователи жаркие дебаты в узком кругу «кэп-я-боцман». В конце концов решили, что будем решать на месте, но, если это будет король – мы его тяжело раним, но не добиваем, и в суматохе спасаем.

Возвращаемся, подтверждаем принятие заказа и сплавляем Каюзака от греха подальше.

Собираем всех наших, вооружаемся, Вызываем Тангара из Города и отправляемся.

Я с Адрианом впереди – дворяне должны быть вне подозрений, дальше «обоз с рыбой» (пушка) с основным составом, замыкающим, переодетый нищим Сашка (на него было возложена роль асассина).

Прибываем на место, располагаем «обоз» и тут выясняется, что король отбыл с экспедиционным корпусом в Испанию, где убили короля, а Жюссак тяжело болен и план меняется – убиваем того, кто выйдет с Гастоном Орлеанским.

Ищу Гастона, развожу его на откровенный разговор и, выяснив, что убивать нам действительно предстоит короля, возвращаюсь к своим. Бросив мелкую монетку нищему, нахожу боцмана и передаю ему свежие новости. Все это время всем окружающим предлагалась «свэжая рыба». Ждем.

Наконец король вернулся (вместе с армией). Гастон попытался вызвать его на прогулку, но ничего не получилось. Все это время мы находились на грани полного провала, ибо у Сашки уже начали сдавать нервы и он был готов выпалить из пистоля королю в спину. Прошипев: «Еще не время!», - я прошел мимо. Король вместе с моей кузиной и королевой-матерью со свитой отправился в Пон-дю-Пьер, а к «обозу» подошел граф де ля Фер.

- Берите свою пушку и отправляйтесь к Пон-дюПьеру. Вас призывает ваш король.

- Это не пушка.

- Но я же вижу, что это пушка.

- Говорят же Вам, это - не пушка.

- Так что же это?

- Это обоз с рыбой. Ее сам кардинал покупает не скупясь.

- Хорошо. Берите свою «рыбу» и отправляйтесь за мной – вас призывает король.

Действие перемещается под Пон-дю-Пьер.

За стенами что-то решается, а мы мучаемся от безделья. Наконец выходит граф и говорит, что мы можем быть свободны. Ребята поднимают недовольный ропот, требуя платы за беспокойство. Граф объясняет, что с нами расплатится сам король, и отбывает в неизвестном направлении. Все это время у ворот ошивается странная компания, похожая на тех, кто в первый вечер играл с кэпом на душу одного из наших. «Убейте их!» - приказал капитан, но… народ как-то замялся… страшно видимо было нападать на демонов…

За воротами поднялся крик: «Короля убивают! Врача!»

Боцман рванулся к воротам, пытаясь объяснить, что у нас есть врач, но охранник развернулся и спокойно удалился. «Измена!» - подумали мы с боцманом и, не сговариваясь, отдали канониру приказ открыть огонь по воротам. Получив осколками петарды в лицо (хоть глаза успел закрыть – и то хорошо), я продолжил огонь как только Тангар перезарядил орудие.

Наконец после 5-го выстрела ворота разлетелись в щепы и мы с криком «За короля и Францию!» ворвались во двор. Первым, кого я увидел, был, как я думал, маркиз, который активно плел интриги при Дворе (подвело то, что человек вышел в том же костюме в новой роли). Получив от него удар шпагой в кирасу, и отогнав от входа, я рванул в глубь двора… и тут нам ударили в спину. Как оказалось это были те самые демоны, которые все это время дожидались у ворот. Часть команды тут же получила тяжелые ранения и больше в бою не участвовала. Заняв с Адрианом оборону у входа во внутренний двор, мы отбивались из последних сил. Где-то рядом отбивались боцман с кэпом и Серега, с успехом крутящийся между двух демонов со своим копьем. Получив 2 раны, я потерял сознание и очнулся уже во внутреннем дворе, когда меня перевязывали. Выяснилось, что с демонами покончили и кэп оказывает помощь раненым. Король и королева-мать со свитой уже успели покинуть Пон-дю-Пьер по подземному ходу (при том король – в тяжелом ранении).

Окончательно придя в себя и собрав ребят, я взял команду на себя и мы отправились к Королевскому Двору. Заняв оборонительные позиции на подступах к нему, и захватив с собой боцмана, я отправился на доклад к королеве. Королю была оказана посильная помощь, а королеве рассказана история предательства Орлеанского. Меня, Адриана и боцмана попросили встать на охрану короля до прибытия мушкетеров.

Дальше было посольство доминиканцев  и подарок от Примаса Галльского в виде гвардейцев, среди которых я с удивлением узрел Каюзака (и уход одного из них в монахи), и их присяга на верность королю. Когда все закончилось, мы с Адрианом остались охранять короля, а ребята отправились домой.

Прошло еще немного времени и весь Двор вновь отправился в Пон-дюПьер. Подойдя к воротам, мы опять попали в бой. На королеву бросился Гастон Орлеанский, у ее ног лежало бесчувственное тело кэпа, Жюссак и Бернажу (тот гвардеец, что ушел в монахи) тоже с кем-то дрались, а Рошфор держал клинок у горла короля. Пытаюсь выстрелить из пистоля в Рошфора – осечка… Гастон тяжело ранит королеву, бросаюсь с шпагой к нему… и понеслось…

Король свободен, королева перевязана и доставлена во внутренние покои, Гастон мертв,  над Жюссаком рыдает Селина де Брюйер, остальные мятежники либо убиты, либо взяты в плен.

Сидим во внутренних покоях, решается участь Селины, как кузины Жюссака. Робкие предложения сослать в провинцию перемежаются громким шипением по поводу казни. Королева начинает склоняться к казни. Пытаясь спасти бывшую невесту Гастона Орлеанского, вношу предложение выслать в Канаду. Как ни странно предложение принимают. Пришедшей Селине отказывают  в свидании с Жюссаком и та, выйдя во двор сводит счеты с жизнью. С Адрианом рассчитываются за службу… 5 золотых – какая малость… Королева со свитой ненадолго уходят и тут появляется Жюссак, выбравшийся из подвалов с помощью ключей, оказавшихся у него с собой.

- Я требую королевского правосудия! На путь мятежа нас толкнули Папа и священники!

- Я дарую Вам свое прощение, дарую титул маркиза и повелеваю отбыть в Канаду!

- Благодарю моего короля за его правосудие!

Вернувшаяся королева, пытающаяся повлиять на решение сына, еще больше укрепляет его в оном.

Возвращаемся в Королевский Двор, а в Городе баронесса де Роморантен готовит бал.

 

Вечер

Пьем с королевой, графиней Пон-Гешервиль и Филиппом, призраком брата герцогини Клевской. За нами приходит баронесса.

Отправляемся с королем, королевой, графиней и призраком на бал. Встаю за левым плечом короля, готовый ко всему.

Пары, кружащиеся в танце. Где-то на переферии кто-то дерется на дуэли. Вижу кэпа и боцмана и понимаю, что если что – я не один.

В небе недобрым знаком на полную луну наползает тень.

Шевалье д'Эрбле уверяет короля в своей преданности, подойдя подозрительно близко с оружием к королю – готовлюсь закрыть короля и атаковать, но все обошлось.

Какой-то мушкетеришка (как позже выяснилось – капитан мушкетерской роты) явно пытается нарваться на скандал, но я не обращаю на него внимания – ведь оскорбить телохранителя нельзя (у него нет собственной чести – есть только долг). Король собирается возвращаться, и я сопровождаю его до Королевского Двора. Отправляю его спать и возвращаюсь охранять королеву. Пока меня не было, на нее уже пытались совершить покушение, но все обошлось.

Бал заканчивается, и мы возвращаемся в Королевский Двор. Можно расслабиться и мы отправляемся с призраком Филиппа, графиней Пон-Гешервиль и баронессой в кофейню «Новый свет».

 

17.08.08

 

Утро

На утреннем приеме король поинтересовался, что бы я хотел получить за верную службу.

- Если на то будет воля Вашего Величества, я хотел бы получить земли своих предков по матери семейства Транкавелей.

- Повелеваем передать земли от Кабаре до северных границ Испании графу Эжену д'Армэ графу д'Омбру и да будет он отныне носить титул герцога де Транкавеля!

- Благодарю Вас, мой король!

 

Послесловие

В электричке мы ехали весело – в одном тамбуре с театром.

На перроне все друг друга благодарили за игру.

 

Мы сделали это – вопреки всему и всем!

 

«Vive Le Roi! Vive la France!»

интересно