введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Хыиуду

Функции

Итальянская история о крови и смерти

Событие: Великая Идея
Последнее изменение: 04.07.2009 в 23:25

Традиционную шапку сократим.
Что: Полигонная РИ "Великая Идея", она же Грюндевальдовка
Где: полигон в окрестностях г. Троицк
Когда: 27 июня 2009 (по игре - 1936) года
   
Buon giorno, siniora e sinorini, il mio nome e Vincenzo Flavio Corti! Сицилийский маг, преподаватель кафедры Некромедицины в Школе Крови. Добрый (по сицилийским меркам добрый) некромедик и ритуалист, практически не занимающийся Темными искусствами (ну подумаешь, одна Авада в медицинских целях). На съезд ехал с намернием восстановить Священную Римскую Империю. Ну так, чтоб было.
Игра для меня началась с побудки всей остальной Италии в составе двух человек (глава делегации спал в другой палатке и уверял, что его там нет). Выждали с Джованни и Арианой положеные нам 15 минут, на которые мы были должны опоздать, проведя их в приведении себя в порядок - потопали на конференцию.
 Общее впечатление по первому часу: немцы - утонченные хамы и экспериментаторы, русские - темные лошадки, англичане - лапочки, но абсолютно не понимают, что они тут вообще делают, французы - где они вообще все? Покинув конференцию, вернулись к себе, где стали обсуждать возможности излечения  нашего Фра, который случайно постарел за ночь на 20 лет, потрогав какую-то тарелочку. Получасовое обсуждение вылилось в вывод, что мы (точнее, наша клептоманка Юлианна) должны сварить Тринити Блад и напоить им нашего римлянина.
 К нам переметнулся барон Фобос, который посчитал, что позиция и курс Грюндевальда ему не подходят. Наша выпускница школы Масок сделала ему великолепную маскировку, вдобавок Фобос отрезал себе палец и выбросил его вместе с кинжалом и своим плащом на дорогу. Мы дали ему дипломатическое убежище и имя Пьетро Контарини. Так он у нас и прижился. Правда, чтобы маскировать немецкий акцент, ему пришлось при посторонних молчать.
 Тем временем началось забавное: походы за артефактами. Для тех, кто не был: у каждой страны был отряд из семи человек, и  члены этого отряда (вместе с основными нашими персонажами) отправлялись в одну из сопредельных стран и нарывались там на какое-то приключение. У нас состав группы был довольно забавным: три боевика (боевой маг с тремя ультимами, трансфигуратор, панически боящийся крупных существ, и вервольф с некрофобией) и четверо мирных (колдомедик-паникер, священник, ритуалист и самый боевой из этой четверки - маг-полубоевик с двумя ультимами).
 В первый поход - на Балканы - пошли одни боевики. Встретилась им гробница, в которой лежал голем, который после вскрытия гробницы встал и начал бегать... нет, вру. Поднялся и начал ходить за нами. Медленно, и очень занудно. Другое дело, что наши заклинания на него почти не действовали. Впрочем, через несколько минут экспериментов где-то пятая комбинация из Инсендио Максима и Делювиум Максима его остановила, попутно спася из его глиняных объятий нашу анимагичку (не знаю, каким макаром она умудрилась ему попасться). Поскольку дальше убить его не получалось, мы взяли на мобиликорпус крышку гробницы и стали его этой крышкой долбать, пока не разобрали в мелкий щебень. Из мелкого щебня вытащили свиток с рецептом оживления голема, собрали по новой, оживили и увели с собой.
 Тем временем (а может, и не тем, но у меня всегда плохо с хронологией) каким-то проклятием накрыло нашу делегацию. К постаревшему на 20 лет Джакомо прибавилось то, что Юлианна начала рандомно метаморфироваться в первого встречного каждые 20 минут, а Джованни начал писать эмпатические стихи (которые, знаете ли, имеют свойство сбываться), причем совершенно не с тем содержанием, с каким хотел. Новоявленный Пьетро, специалист по магии страха, стал панически бояться всех, кто был выше его (в нашем случае - Джованни). Хорошо еще, что меня не накрыло, а то с моей любовью к некрообрядам могло бы случиться вообще что-нибудь непотребное. Пришлось варить зелье для Юлианны, Джованни тихо страдал сам по себе, благо его проклятие было латентным: стихи-то он писал, но читать-то их его никто не заставит!
 Потом мы решили отправляться в следующий поход за артефактами. Начали думать, куда - тут пришли известия, что немцы уже прошлись по Италии, и не соизволят ли сеньоры в ответ навалять Германии? Мы с фра отправились в немецкую делегацию, где высказали им свое фи: с какого это хрена ваши войска бродят по дружественной вам стране, то есть нашей Италии? Проснувшийся от этого Вейрсхоф за несколько секунд виртуозно наимпровизировал какую-то версию (типа, когда войска туда забрели, Италия еще не была дружественной, а теперь они оттуда уже выбрели, получив изрядных звездей). Чувствовалось, что все врет, но уличить было не на чем. Так что мы раздумали идти в Италию и направились в Румынию своей небоевой группой. И там наткнулись на группу вполне себе боевую: йети, вампир и волшебница с Ультимой. Соответственно, колдомедик тут же свалила в панике (она боялась нечисти), священник смылся, преследуемый йети, а мага сложила магичка. Мой ритуалист побегал от йети, уложил магичку (надо отметить, что сверх-гуманно - Экспеллеармус-Силенцио-Импедимента на Симпле), после чего вампир цопнул меня за лапу, задоминировал и отдал на растерзание йети. Впрочем, потом случился откат (выяснилось, что доминация доступна, когда вампир кладет руку на плечо, а я это дело отбил кулаком, так что доминация пришла в кулак), и мой ритуалист выжил, хотя толку-то с него было... Одна Ультима, да и та - Фибрилляциум Сангвис, и кому она, интересно, нужна, если шанс столкнуться с кем-то, кто кастует Лаэзу - примерно 3%?
 Пришли обратно, стали анализировать причины поражеия. Для себя главной причиной я считал то, что я просто не признал, что это йети, а так у меня с собой было два свитка его трансфигурации во всякую фигню. После этого кончились бы проблемы у священника - положили бы вампира, а потом бы колдомедик и ритуалист на пару подняли бы в исходном состоянии мага-боевика. Ну ладно, что сделано, того не воротишь.
 Тем временем Ксавьер Сэнфорд из английской делегации пришел ко мне лечить ноги, голову и проклятье. Ну, я вылечил, что мне - поритуалить лишний раз жалко? Две дозы зелья внутримышечно, одна внутрь, и обязательные "Делювиум, шприц! Инсендио, шприц!" после каждого отмера дозы. Гм, может, на Зимнюю Сессию поехать некромедиком? Интересный вообще-то вариант.
 Англичане вообще были абсолютным Хаффлпаффом - дружелюбным, бесхитростным, а еще у них кормили. Лично я их рассматривал как ближайших союзников. Просто так, на всякий случай. В очередной раз гостя у нас, они задались вопросом: почему бы мне не вернуть несчастному Пьетро речь? Ну не говорить же им, что он прекрасно треплется и без меня, правда, с немецким акцентом? Начал напоказ варить зелье, а когда англичане ушли, зелье было уже в таком состоянии, что выливать его было жалко. Дал его Пьетро с тем, чтобы хотя бы акцент убрать. Получилось, правда, не без побочного эффекта - пять минут непрерывной брани. Первые несколько секунд Пьетро ругался по-английски, потом я подсунул ему итальянский разговорник, и он начал крыть окружающую действительность на языке Ромула и Рема, читая подряд все, что хотя бы отдаленно напоминало ругань. Так что в переводе это вылядело примерно так: "Работать абы как! Чертова кукла! Остаться ни с чем, вничью, дать карт-бланш, белая ворона, внезапно! Летать в облаках, ударить в грязь лицом, встать не с той ноги, лезть из кожи, работать  на износ, впасть в истерику, ирония судьбы! Да, нет, я, ты, твой, мой, волшебная палочка, воевать, война! На помощь, молчать, именно так, к сожалению, как жаль, пошел ты!". Зато после этого акцент у него прошел раз и навсегда.
 Третий поход за артефактами был снова в составе боевой троицы, и снова воевать не пришлось. Отправились в Рим, встретили там бога Вулкана, который пожаловался нам на женушку Венеру, сбежавшую с Марсом. Мы уговорили его сковать цепь, которой оную можно поймать, нашли, слегка поговорили, поймали (не без помощи голема) и вернули соскучившемуся мужу. На Олимпе (точнее, как там в древнеримской мифологии это звалось?) началась милая семейная разборка с битьем посуды и извержением Везувия, а мы быстренько свалили, утаскивая с собой артефактную цепь.
 Пока мы сидели в банкетном зале, Пьетро накрыл очередной бзик - он стал панически бояться всех людей с черными волосами. Пришлось накладывать на него Коньюктивитус, чтобы он их не видел. В таком коньюктивитном состоянии он отправился обратно в нашу комнату, и больше мы его не видели, поскольку пришли немцы и его утащили. После этого те же немцы стали нам предъявлять претензии: дескать, нам известно, что барон Фобос у вас отрезал палец - куда вы его дели, гады (в смысле, Фобоса, а не палец). Джакомо отправил их писать дипломатические ноты, и они ушли. А еще к нам пришел уже знакомый Ксавьер и попросил еще раз вылечить его, а то у него уже руки-ноги отниматься стали. Я пообещал, что займусь им, когда вернусь с очередного похода за счастьем.
 Четвертый рейд за артефактами в Швейцарию закончился ничем: ее уже разграбили до нас. Я пришел к англичанам и заявил, что могу накачать Ксавьера энергией, но для этого нужны доноры. Все резко стали отказываться, Дамблдор походя заимперил нашу Юлианну (или Арианну - не разобрал) и приказал ей сдать кровь. Боже, храни дураков, криво формулирующих приказы! Она пошла и сдала три капли крови у нас в лагере. После этого Дамблдор заметил, что вообще-то тут свидетель есть, а Лестрейндж пошутил, что это ничего, он владеет Авадой. Это был первый момент игры, когда Винченцо был так близок к тому, чтобы сделать жест альфа и сверкнуть фонариком.
 Потом я вернулся в свою делегацию (доноров среди англичан так и не нашлось), пришли немцы вместе с советским делегатом Барановым и нас всех повыносили. Правда, я еще посопротивлялся - когда Вейстхор нес заимперенного меня к лаборатории (приказ "Спи!", Империо Симпла, см. мои рассуждения об этом заклинании в предыдущем абзаце) я закончил спать, проснулся и связал его. Хотел еще сделать Торменцио Максима, но не стал - подвело мышление Кейси, которое у меня включалось в опасной для жизни ситуации. А в мировоззрение мистера МакНелли не входит использование на лежачих противниках Инсендио Ультимы, Торменцио Максимы и Авады, хотя все три возможности у меня были.
 Потом под дороге обратно я наткнулся на Баранова, конвоирующего нашу Контарини. С одним Барановым, возможно, я бы еще справился (помощи от Юлианны/Арианны ждать особо не приходилось, кастер она никакой), но тут явилась еще Анна Луиза, и в своей фирменной манере "швейная машинка" выпустила в меня толпу заклинаний (которые я проигнорировал, потому что на такой скорости правильно их выполнить невозможно, а неправильные я в расчет не беру), но это заставило меня войти в боевую зону Баранова, и он сложил меня Риктусемпрой Ультима. Опять же я ступил - надо было авадить их, или сжигать к такой-то матери. Впредь умнее буду.
 Ну, а потом всех нас притащили в лабораторию, отрезали руки, ноги, глаза, нос, язык (хотя если бы протупили еще две минуты - я бы оправился от Риктусемпры, встал, кинул веерную Максиму и ушел), после чего выбросили на улицу, где некий джентльмен из человеколюбия попытался меня добить, но свалился в автоступефай (Лаэза Кордис, труп! А, он не труп? Лаэза Кордис, тело!). Там же меня и закопали - прямо в коридоре.
 После этого я стал игротехом, переделал массаж всем девушкам-техам и отправился играть архангельского волхва. У него была забавная абилка - он мог возвращать эффекты заклинаний с жертв на атакующих. И он мог бы присоединиться к англичанам, если бы они завоевали его доверие, и пару раз им помочь. Но они тупили просто безбожно. Когда я попросил у них доказать, что они тоже волхвы, и вырастить цветок - они накидали в общей сложности с дюжину Флоридусов в окружающие сосны, ни разу не добавив маркер (Флоридус, цветок!), потом решили сделать групповой Флоридус и вырастили мне посреди сосняка подсолнух ("Что ж вы творите, неучи! Он же подсолнух, стало быть, под солнцем должен расти! Вы бы мне тут еще авокадо посадили!"), потом Дамблдор меня заимперил и потребовал сказать, какой цветок нужен ("Чтоб в лесу расти мог, остолопы!"), потом при попытке еще раз заимперить, оказался связан ветвями (а нехрен!), потом пришлось прибегать к вмешательству Матери-Природы в лице Дейзи - в общем, квест они объективно слили, но потом мы с Райлой и Дашичем решили, что он пойдет с ними, если они оставят взамен него одного из своих персонажей.
 Помочь я им успел один раз: на Кустоса Лестрейнджа (а заодно и мистера Крауча, кем в новой роли вышел Лу, прежде Пьетро, а еще прежде барон Фобос) напал выживший в нашем мясе Джованни (Поль), Крауча связал, а Лестрейнжда утащил и бросил под Торменцио Ультима, чтобы наделать упырей и вынести немцев. Но зачем же было англичанина тягать, тем более - главу делегации? Я пришел, Джованни накинулся на меня с симплой (хорошо хоть, с симплой!), которую я вернул в него же, потом снял с Лестрейнжа Торменцио и ушел. Набежали англичане, Кустоса забрали, а с Джованни долго тупили, не зная, что делать. В итоге просто бросили его под ступефаем, потом пришли немцы и добили. Все. Полный конец обеда для итальянской делегации.
 Потом я передал право использовать абилку волхва Кустосу, поскольку мне было нужно отыграть Галахада, чтобы отдать кому-нибудь Грааль. Галахад стоит, все пытаются до него дойти, по бокам носятся хтонические хрени и пугают. Потом появляется Вейстхор с колокольчиком: "Вся нечисть есть немедленно лечь и не отсвечивать!". Нечисть, не предупрежденная о таком артефакте, озадаченно замирает, толпа англичан доходит до Галахада. Англичане - лапочки, но дятлы: перед Галахадом на коленях стоит Дамблдор, Галахад толкает ему пафосную импровизированную речь (начинающуюся со слов "Остальные пошли прочь!"), а они радостно бегают вокруг и решают свои проблемки. Ладно, Грааль сплавлен Дамблдору, свечи потушены, толпа техов убегает на Древо Сефирот. Я одеваюсь в палача (голый торс, измазанный нечистой кровью, маска, топор и неизменные брюки, в которых я играю на поттеровках ВСЕХ) и встаю в пятую сефиру - Гебура (строгость, жестокость). Испытание в моей сефире довольно простое, хотя и жестокое: приходят двое, уходит один. Второй умирает.
 Первым ко мне приходит товарищ Химерный и долго треплется, пытаясь развести на человеческие чувства. А сидящая в Ходе Фалька в образе сфинкса (девушка - герой, практически голышом просидеть в своей каморке три часа на ночной прохладе!) видит, что Химерный никуда не уходит и треплется со мной, думает, что я занят, и не пускает в Гебуру больше никого, отправляет в Тиферет к ликантропу-Мэнни. Наконец, мы с ней утрясаем это недоразумение, и в Гебуру приходит де Жанне. Пытается грохнуть меня Криком Баньши (ну грохнул, да. На три секунды), после чего они играют в орлянку с Химерным, и де  Жанне кладет голову на плаху. Следующим ко мне пришел Франсуа де Лягер, который неподвижно сидел в ожидании второго, коим оказался вездесущий Вейстхор. Узнав условия прохода, он тупо начал склонять Франсуа к сожительству с плахой, а когда тот начал сопротивляться - всадил кинжал ему в грудь. Третьей пришла Анна-Луиза фон Шверин, дух Даата сказал мне, что больше никто не придет, и можно ее казнить сразу, но она закричала, чтобы хоть кто-нибудь пришел. В итоге в лабиринт вошел Крауч, сначала попал в Тиферет, где его пожрал оборотень, при второй попытке милые Мойры из Есода отправили его в Ход, а оттуда - ко мне. Он, в общем, и сам не против был умереть за красивую девушку, но она еще дополнительно отоварила его Империусом. Что ж, не вопрос, отрубил я ему голову (а перед этим, по его просьбе - ногу), и дальше мое участие в жизни Древа ограничилось ролью наблюдателя.
 Из забавного: Дамблдор, бегающий по Бине от зомби: "Инсендио Максима! Инс... ах, нельзя больше! А какие еще заклинания бывают?", Лестрейндж, который спотыкнулся так удачно, что снес аж три стены из нетканки, пока не остановился, и Анна-Луиза, которая, спасаясь от зомби, вернулась обратно из Бины в Гебуру. Надо было ее там и оставить, пока еще какой-нибудь дурак не нашелся бы :)
 Ну, а в итоге - Химерный, Лестрейндж, Дамблдор и фон Шверин оказались запертыми в Даате, откуда мог выйти только один из них. Но они попытались найти решение все вчетвером - в итоге сначала стали задыхаться, а потом опустился потолок и раздавил их всех.
  Это сюжет был, а спасибы потом будут.

интересно