введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Jill

Функции

Lahmia's Lair, или мой отчёт о Стимпанке

Событие: Стимпанк: Лондонские хроники
Последнее изменение: 04.09.2009 в 01:48

Человек всегда получает по заслугам, во имя какого бы добра он не творил зло. Зло затягивает, пожирает душу. Попробовав однажды сладковатое человеческое мясо, ты, возможно, сможешь когда-нибудь от него отказаться - на время или навсегда. И тебе еще повезло, если у тебя хватит на это силы воли. Но знай, что всю оставшуюся жизнь ты не сможешь обойтись без белого платка в кармане брюк: кровавое пятнышко в уголке рта будет бросаться тебе в глаза из каждого зеркала. И тебе еще повезёт, если ты сможешь вовремя сойти с ума.


К Стимпанку я готовилась, прямо скажем, мало и так себе в плане проработки персонажа. Прочла в мае "Машину различий", поблевала от "Стимпанка" ДиФилиппо; придумала в июне два отвратительных замеса (ебать детей и есть людей); Фрам выдал нам с Марти и Пенкой охотничий клуб, где мужики приходят и "охотятся" на девок, одетых в нижнее бельё и костюмы зверей; далее коллективным мозгом была придумана концепция охотничих колбасок из человеческих сердец, которыми мы кормим членов нашего клуба. Потом я уволилась, уехала на Байкал, в Крым, Киев и Львов, и целых три недели не вспоминала о предстоящем непотребстве. Когда я приехала и сподобилась ткнуться в форму заявки, меня ждал странный пункт - теория, на которой заморочен персонаж. "Чёрт подери," - подумала я и, ничтоже сумняшеся, натянула какую-то бредятину на замесы с пожиранием людей и педофилией. Почему мой персонаж так делает? Потому что он считает, что чем больше человек попробует, тем шире будут границы его восприятия. Запреты - всего лишь ненужная пелена, которую хочется сбросить с сознания и жить так, как хочется, как настоящий Человек - сильный и всемогущий в мире, где дозволено всё. Ребёнок, грамотно совращённый без эксцессов в раннем возрасте, станет в будущем раскрепощённее и раскованнее. Каннибал никогда не погибнет от голода, если рядом есть люди. Как Аделла Бездьюк к этому пришла, я, к сожалению, не придумала, махнула рукой на логичную биографию и написала что-то для галочки - до игры оставалось две недели и мозг взрывался от шитья, расфигаченных будильников, клёвых домиков и прочего, чем обычно заняты толчки за пару недель до игры. На последнем сборе мастера выдали нам всяких завязок; с грехом пополам мы приехали на полигон, отстроились с помощью председателя нашего клуба (Чахлый, что бы мы без него делали), пришили все крючки, вставили резиночки во все панталоны, сделали все гаджеты, нафигачили кусков будильника на шляпки, разложили шкуры диких зверей на полу нашей залы для собраний... Наконец, около полуночи мы оделись и пошли на парад

...

и тут меня начало крыть. Нецельный, обрывочный персонаж кое-где залатал прорехи моим собственным сознанием, кое-где скрылся под белёсой вуалью безумия. Нарушена логическая цепь; не может нормальная девочка, читавшая книжки и вышивавшая крестиком, решить жрать человечину. Мне сейчас очень хочется написать расхожую фразу, что "что-то где-то пошло не так", и я буду права - что-то действительно нарушилось в сознании Аделлы; что и когда - мне не известно, и чёрт с ним.

Что же у нас получилось: сёстры Бездьюк, дочки великого путешественника и охотника, ныне почившего в бозе - полубезумная Аделла, жрущая человечину и теряющая голову при виде детей, и Шарлотта, тоже жрущая мясцо и переживающая по поводу педофилических опытов Аделллы. Четыре года назад сёстры выкупили из Ист-Эндского борделя Генри Боуэрса (Рэй) свою племянницу Алису, которая славилась своим особым блядским "мастерством". Боуэрс очень не хотел лишаться одной из своих лучших девочек. Содрав с сестёр три шкуры за свободу племянницы и молчание об её прошлой занятости, он оставил за собой право в случае особо крутого клиента вернуть Алису в стены борделя - на необходимое время. "И мы ещё легко отделались!" - подумали трое тёток, но крепко запомнили обещание и затаили желание избавиться от ненужных связей.

Папаша Бездьюк умер, оставив дочерям Охотничий Клуб Британской Империи - тухлое заведение, приносящее одни убытки. Мужчины, неравнодушные к охоте, два раза в неделю вяло стекались в плохо освещенный обшарпанный зал, чтобы попить дрянного пива и потрындеть о недавно пристреленных кроликах и лисицах. Сестрички решили продолжить и немного изменить дело отца: продали дом, отремонтировали помещение, позвали на пост председателя Джеффри Синклера - задорного охотнега на анаконд с копьём наперевес, разослали приглашения всем сливкам лондонского общества... Но это еще не самое страшное. В рамках повышения замеса тётки придумали "призовую охоту" - когда в конце собрания Клуба мужики выбирают самую интересную и захватывающую историю, а потом носятся по саду на заднем дворе, как оголтелые, "охотясь" на девок, одетых в одни панталоны и корсеты. Но! В Охотничьем Клубе Секса Нет! Впрочем, клуб быстро приобрёл популярность и без вышеупомянутого. Во время заседаний члены клуба пили пиво и ели "домашние" охотничьи колбаски, сделанные угадайте из чего :-) Правильно, из человеческих сердец. Но никто, как казалось сёстрам, об этом и не подозревал.

И вот на носу очередное собрание, а запас фарша подходит к концу. На сегодня колбасы хватит, а вот завтра что мы будем кушать - не понятно. И тут триумвират решает пришить противного Боуэрса, который мозолит глаза и расхаживает по Вест-Энду, как у себя дома, причём в компании не кого-нибудь, а Бэббиджа и Тринадцатого Графа-Герцога-Барона Девонширского, Демонически Орущего и Хохочущего так, что слышно ажно из метро. Не иначе, как собирается подсунуть нашу Алису какой-нибудь важной шишке. "Не бывать этому," - решили сёстры и быстренько состряпали гениальный план: позвать Боуэрса на собрание клуба, потом выгнать вон всех, кроме него, якобы чтобы обсудить с ним дополнительный заработок с помощью Алисы, оглушить его канделябром, вскрыть гаджетом грудную клетку, вытащить сердце, а труп выкинуть в специальную яму на задворках сада, где резвятся наши охотнеги.

Сказано - сделано. Боуэрсу, как и всем остальным, желающим посетить наш клуб сегодня вечером, доставляются пафосные приглашения. На радио даются объявления о нашем заседании клуба. Аделла между делом успевает отодрать мальчика, а потом и девочку из приюта (под осудительные вздохи сестры и племянницы), все остаются счастливы и довольны. Днём семейка отправляется в Ист-Энд - на всякий случай организовать себе свежий труп на случай, если Боуэрс ускользнёт из их лап. Они заключают предварительное соглашение с угрём, дважды выскользнувшим из петли - Уильямом Айсли, также известным, как Билли Бом. Труп будет доставлен в руки сестричек вечером, после собрания клуба. Договорившись с Билли о цене около шести фунтов, дамы перекусывают в Ист-Эндском кабаке и отправляются домой. Подготовка к вечернему заседанию идёт полным ходом.

Приходит вечер, сёстры во всеоружии ждут гостей, и что бы вы думали - приходят именно те люди, которых мы ждали меньше всего - Бэббидж, граф (или герцог) Девонширский и - о чудо - Боуэрс! Синклер задерживается, тем временем леди и присутствующие джентельмены развелкают друг друга непринуждённой беседой. Аделлу колотит от одного взгляда на Боуэрса: сладкоголосый подонок с обожжённым лицом, подобострастно глядящий на Девонширского снизу вверх. Вскоре появляет председатель, собрание объявляется открытым. Лорды рассказывают массу забавных и интересных историй (их я как-нибудь воспроизведу, но не сейчас), время течёт незаметно, и вот приходит час Призовой Охоты! Женщины переодеваются в костюмы зверей: Аделла - олень с ветвистыми рогами, Шарлотта - свирепая медведица, Алиса - хитрая и юркая лиса. Джентельмены бросаются на дичь... После краткой, но бурной погони "звери" пойманы, "охотники" довольны и запыхались, председатель сияет от счастья :-)

А дальше всё идёт почти по плану. Бэббидж и граф Девонширский в спешке покидают клуб, сославшись на неотложные государственные дела, Боуэрс отправляется беседовать с Алисой. Единственной загвоздкой оказывается Синклер, который оказался настолько проницателен, чтобы не повестись на тупой развод с гипнотическим гаджетом. Впрочем, он тоже скоро уходит, покружившись в опустевшем доме. Аделла выходит, чтобы посмотреть, как дела у Боуэрса; Алиса подзывает тётушку чтобы "обсудить возможный дополнительный заработок", Аделла достаёт заранее заготовленный под председательским креслом канделябр, невинно подходит к сидящему Боуэрсу и со всей силы бьёт его подсвечником по затылку. Ублюдок в отключке, тётки втроём переворачивают его на спину, вскрывают грудную клетку, вытаскивают сердце и оттаскивают трупешник в сад. Дело сделано.

Сердце колотится, как бешеное, трясущимися руками Аделла отмывает гаджеты от крови, а Шарлотта с Алисой делают фарш из добытого мяса. Через 10 минут стук в дверь: "Мне срочно нужен Генри Боуэрс!" Это его коллега, совладелица борделя. Говорим, что Боуэрс ушёл пять минут назад, по его словам, в Ист-Энд. Слава богу, бордель-маман уходит на поиски.

Шарлотта и Алиса решают поехать прогуляться в Вестминстер, Аделла остаётся дома под предлогом того, что может явиться Билли Бом. Но истинная причина, конечно же, не в этом. Первый раз в жизни она своими руками разрезала живого человека и достала из его груди тёплое сердце. Раньше они были уже мёртвыми - их поставлял один сумеречный рыцарь в паровом доспехе. Ещё одна граница осталась позади. Кровь стучит в ушах, лицо горит. Успокоиться. Успокоиться. Выйти на улицу. Пройтись, как ни в чём не бывало. Поговорить с кем-то о чём-то, не помню. Как же горит лицо. Я, Наверное, я вся красная. Когда же вернутся мои. Только бы с ними было всё в порядке. Нет, больше не могу. Всё. Домой. Запереться. Сесть в кресло. Ждать.

Пришли. Алиса. Слава богу. И Шарлотта. Уффф. Тихо. Пока что всё идёт своим чередом.

Сёстры решают отправиться в Друри-Лейн на премьеру - дают мьюзикл "Звездная пыль". Сюжет пьесы странным образом оказывается созвучным с их сегодняшним днём: на землю падает девушка-звезда, и три колдуньи-сестры по-имени Ламии отправляются на поиски, чтобы съесть её сердце и обрести потерянную молодость... Аделла тихонько шепчет про себя: "Это мы Ламии". Беспокойство всё не уходит, и какая-то ужасная тяжесть, горе на душе. Уходим с представления чуть раньше, чем оно заканчивается. Отправляемся домой, надеясь, что на сегодня приключения окончены.

Не тут-то было! Опять кто-то стучится. Нежданно-негаданно приходит девочка из Клуба Свидании и передаёт послание от Билли: он ждёт нас в вышеуказанном Клубе, почему-то на кухне. Глупые, усталые тётки отправляются туда втроём, Билли сопровождает их в комнату для переговоров, глушит их и убивает, помучав Аделлу перед смертью каким-то страшным гаджетом. Такая же глупая смерть, как и Боуэрса. Тупые злодейки погибли от руки возмездия - обо всём узнавшей бордель-маман, почти как Ламии в "Звёздной пыли". Последняя граница позади.

З.Ы. Охотничий клуб после смерти сестёр Бездьюк сжёг Боуэрс, который на самом деле был последним вопролощением прОклятого Гая Фокса, обреченного прожить семь жизней на Земле и семь раз умирать, горя в аду от боли. Своим убийством они освободили Фокса, который "в благодарность" сжёг Охотничий Клуб дотла.

 

 

З.З.Ы.

 

1. мне очень понравились Фрамугины патенты на преступления. из-за них даже помирать не обидно - люди думали, старались :-) в общем, необходимость заставила нас поработать мозгами. сразу начинаешь понимать, что убийство - это не со спины подсвечником ёбнуть и далее по обстоятельствам, а совсем даже наоборот.

2. у нас игра длилась с утра субботы до... ночи субботы. но и это было так круто и так вымотало, что на вторые роли мы забили и я об этом нисколечко не жалею.

3. спасибо мастерам и всем, кто мне помогал морально (и материально) и с кем мне удалось поиграть и пересечься. поимённо не буду, а то непременно кого-нибудь забуду написать.
 

интересно