введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Ковалева Татьяна Алексеевна (Zarnica)

Функции

Эмоционально о самом запомнившемся.

Последнее изменение: 26.02.2010 в 07:01

ПАСТЫРЬ

"Отец-то наш Гудлак... большоооого ума человек- большого, большогооо!" Собственно игра-то и началась с него- несколько до начала означенного срока. От барона пришли (внимание!!!) латники во всей их консервной красе и вооружении как они скрипят было слышно задолго до появления и попросили собственно старосту и шинкарщика. Это было накануне вечером офийиального начала игры.
Вернулись они уже в подъеме, с горящими глазами и прибаутками по отца нашего... Большоооого ума человека! Когда крестьян спросили, кому они платили налоги, они честно перевели стрелки на "грамотного" отца Гудлака. И барон пытался допросить имени того, кому они платили.

Более менее восстановленный вариант:
Барон(Б): Кому, быдло, налог платили!? Имя!
Гудлак: А?
Б: ИМЯ!!!
Г: Отец Гудлак.
Б: *в сторону* Бля... Вы законы-то читали?!
Г: Святую мессу два раза на день читаем...
Б: *зеленеет* Кому крестьяне налоги платили????
Г: Церковную десятину исправно платят...
Барон рушится. Занавес. Аплодисменты.


Большооооого ума человек... да, большоооого...

БАРОН

Барон у нас был обалденный. "Руки во! Ноги во! Тута во! (Все девки, говорят, на селе довольны), а голова (показывая фигушку) во, ну дак зачем барону голова-то, главное, что ноги-во!" Это шинкарщик браво рассказывал одному проснувшемуся по утру баронету. Клаверингу. Он сам, не зная как проснулся в деревне, под березкою, и очень хотел кушать, но мы-то кормили уже за деньги. И он упорно уламывал Коровку (пейзана Коуса, которого глуховатый отец Гудлак во всех отчетах называет Кокус ><)/ После получаса он-таки под диктовку отцу Гудлаку написал расписку. И, покормившись, ушел. Но мы-то запомнили, как выглядит наш барон... Правда, Клаверинг так и не понял, который из двух-наш. ЧТД. ;)

История с бароном продолжилась, когда заглянул сынок его и стал выискивать невесту. Как назло было мало народу в деревне... В итоге я схватила терку с морковкой, послав Сэлли свататься. Через какое-то время мы еще и спели, пришла Несси и еще многие селянки из города, но путем жеребьевки выбралась Салли- и слава Богу!- жених оказался соплей на ножках. Махонький. Потом байки ходили, мол не жених, а невеста оказалась опытней.

А потом и сам барон пришел... Оооо! Какой барон! Снисходительно выслушал наши песенки, покривил физиономию, зато потом, чуть позжи пришел то ли по игре, то ли по жизни посмотреть инструменты, по музыке поговорить. И тут-то селянки влюбились в него все четверо. Скопом. Такой классный, непосердственный и... нормальный! Жаль только, прискакал какой-то юнец, мол "СРОЧНО в замок!" Барон такой... молящим взглядом говорит, мол, а можно? "Срочно!" Потом вроде оказалось, что один сын другого у него убил. Но это просящее выражение лица еще долго не шло из головы...
Зато словосочетаньице "Слава барону" подхватывалось на разные голоса в любой точке полигона. Крестьянами. Во всю глотку. Как клич какой.

Свадьбу тогда мы отпраздновали, правда невеста, бедняжка, несла полутора килограмовый венок из папортника и то и дело повторяла, какой он восхитительный:). Жених был обалдевший, зато потом они породили деток (убиенную тогда Агнессу и деда), поскольку те были сильно другие, то пошли версии, что мол баронет-таки получил право первой ночи, как хотел. ;)

Не, барон- это круто! Мы за него еще и повоевали. Вернее, мужуки, которых мы хором поддерживали на площади. Там в ратуши какие-то стрелки засели. Ух, как они жару дали. Почти всех поперебивали крестьянских мужуков. А мы выли. :) Зато он пожаловал Коусу и Старосте эскваерство. А монашки и отец Гудлак на нас орали, чтобы мы в деревню шли (бабы то исть), а мы не пошли, ибо нефиг! наших мужуков-то убивать;). И снова выть.

Не, .."Слава барону!!!"

МУЗЫКА

Отдельно надо сказать о том, что надоедало до скрежета зубовного. К этом пункту относятся- 1) наша игра на флейтах и бубне. 2) вопеж и галдеж "бабонек".
Касательно первого- играть целый день мы смогли только один день. На другой при виде флейт, меня тихоньку выворачивало, а услышав, хоть одну ноту из нашего репертуара, мы готовы были кинуться  на любого. Утомило. Впрочем, весь Йорк радостно слушал наши трели и чистую игру. А вот бедные деревенские селяне однажды утром слушали, как мы разучивали Ev sister. Однако, результат несмотря ни на что, был колосальный. Мы выручили немало денег и не могли отбиться от заказов. +ко всему мы-таки сбили наших конкурентов "слепого музыканта и гитаристку" (которая не очень-то хорошо пела Лорда Грегори).

С другой стороны, музыка придавала и эффектности нам. К примеру, появление селян на параде под We will will rock you! Пейзанам понравилось, остальным тоже. 

Парад- это вообще отдельная песня! Мало того, что мы с фанфарами появились, так еще и два шезлонга притащили. И курицу! И кувшин с медовухой! Который поимел истинный фурор средь мастеров. Или вот песенка про Коровку даже барону понравилась.  Еще классно получилось, когда баронские-таки узнали мелодию из "Форд Байар", сыгранную на свадьбе;).

Бабий ГВАЛТ и духовенство
А теперь касательно второго. Два часа нашего бесперебойного гундосенья в Йорке - это вам не фунт лиха. Уже когда Тиу-ка вышла нормальным персонажем, пошли мы вчетвером в город. Там, говорили, ведьму должны были жечь- как жеж мы такое пропустим! И вот встали четыре бабоньки посреди площади и даваааай гундосить. Обо всем, сплетни травить. Все ничего. Но пришло бабонькам дойти до церковной лавки наконец-то- кресты купить- и пошли они, но по жизни уже третий раз наткнувшись на пустующее помещение, сокрущаясь, пошли обратно. Тут-то им кто-то и подсказал, что надо к самому архипипископу идтить. Что делать, они робко и потопали, косясь на архипипископа в пабе (который, кстати, был сииильно ниже уровня земли и располагался как бы в подвале), но к нему они так и не решились тогда подойти, только много позже подкатили все вместе- чтобы не бояться и исцеловали подол его одеяния. Надо отдать должного не очень-то и испугался.
Однако в следующий момент нам случайно попался преподобный Григорий, который и провозился с нами следующие полтора часа. Это было... поистине феерически. Представьте себе пятерых орущих "девок-селянок". Наперебой. К каждому слову прицепляясь. По типу
П: Дочери мои, не ссорьтесь...
С: Дак разве мы ссоримся
С2: Конеечно, разве это ж ссора!
С3: Я ж ее с пеленок-то нянчу, як же ее я поссорю
С4: что вы, что вы, отец, любим, любим мы
С5: Да помолчите вы!
- ДА сама помолчи!
-Да ты больше всх орешь-то!
- Ты кому хамииишь!

А теперь представьте, что это ВСЕ одновременно. Совершенно убийственно.

В общем, в итоге, дошли мы до Оружейника, он сделал нам кресты, обалделдо глядя на наш галдеж, мы вернулись на площадь... и там уже у преподобного принялись сдавать нервы и он порой пожизненно начинал говорить, а мы в ответ начинали смеяться, что его достанем. Однако, надо отдать должное... Я бы так НЕ СМОГЛА! Там периодически кто-нибудь подходил и пытался утихомирить- ничего не выходило. Хватало его на пять секунд. Забавно...

Ощущение "ну" и "о"-канье еще долго оскверняли все мыслимые формы нашей реальной речи. Но тех бабонек и тот галдеж- я никогда не забуду. Особенно, когда к нам еще и Гоблинка присоединилась... А еще мы по пути портового какого-то засмущали и заговорили. Правда, за то короткое время (15 минут) мы так достали трактирщиков за нетканкой, что они принялись поливать нас водой. И обещались полить помоями. Ну, мы дожидаться не стали и пошли дальше на поиски "скобеля";), а потом собственно на площадь;).
 

интересно