введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Якуба Яна Олеговна (Шеола)

Функции

Висенна, мать ведьмака.

Событие: Ведьмак: Меч предназначения
Последнее изменение: 05.05.2014 в 20:46

или Сказ о том, как я поиграла в то, во что не хотела. 

Цинтрийская школа целителей была отстроена и открыта как раз перед парадом. Внутри ещё оставались заметными следы недавнего переезда. Новое просторное помещение, дарованное кабинетом министров Цинтры, идеально подходило нам, хотя был ещё не закончен ремонт и местами протекала крыша. Удачнее всего получилась большая комната госпиталя с общей лежанкой, хирургическим столом, и командой опытных докторов и их прилежных учеников. В  соседней квартировались двое алхимиков и одна вечно отсутствующая магичка. Здание школы так и не успели закончить за прошедшие несколько лет и там разместили ещё одну лабораторию.  Первыми визитерами в этой скромной обители были старейшина друидов Лао и его ближайший ученик. На дипломатическую миссию не потребовалось много времени, мы договорились о сотрудничестве и обмене опытом, обменялись метками и приглашениями, и распрощались. К сожалению, это был первый и последний визит старейшины. Позже друиды ещё посещали нас, один даже получил официальную бумагу, подписанную Каланте, разрешавшую ему находится в Цинтре даже в тяжелые осадные времена. Но плодотворного союза не получилось. В этом же году юной принцессе Паветте исполнилось пятнадцать, и на организованном королевой пиру её должны были представить всем претендентам на ее руку, а в будущем и на корону  Цинтры. На тот момент я была единственным магом в Цинтре и с радостью предложила свою помощь и советы мудрой королеве Каланте. Признаюсь, мне польстило в свое время ее приглашение и дарованный титул почетного гражданина Цинтры. На приеме, когда стража находилась снаружи залы, мы с друидом Мышовуром их посольства Скеллиге старались присматривать за порядком. Я находилась близ королевы, дабы присматривать за её кубком. Прием выдался роскошным и интересным - короли и их семьи изо всех уголков мира прибыли ко двору, множество моих коллег самого разного уровня оказались приглашены, даже огромный тронный зал Цинтрийского дворца казалось не вместит такого количества дорогих гостей. Не говоря уж о том, что во всей стране кабаки кормили всех жителей и гостей в этот славный день.   Претендентов на руку принцессы оказалось множество - в том числе, самым неожиданным, стал император краснолюдов. Его посадили на почетное место недалеко от королевы, чтобы та смогла беседовать с ним. К сожалению, их народ и обычаи были не настолько хорошо знакомы нам - когда Каланте обьявила мужем Паветты племянника ярла Скеллиге, на юного Крагх ан Крайта напал наёмник из стражи императора! И как только ему удалось с оружием пройти в тронный зал!  К счастью стража и гермаршал сработали оперативно - и убийца, и его император тотчас  оказались в подземелье, а рану жениха Паветты залечили маги. Смешно сказать, но вместо того, чтобы спасать жизнь племяннику ярла, как и положену магу-целителю, я оставила его на руках Мышовура и бросилась в погоню за императором краснолюдов, попытавшимся скрыться. Маршал, к счастью, успел созвать стражу и задержать. К чести императора - он добежал почти до самых городских ворот. Смешно сказать, но я даже не могла магически остановить преступника, специализация не та.   Из-за этого неприятного инцидента свадьба принцессы была отложена на несколько дней. Наемник был казнен, а император имел личную беседу с королевой. Мудрая Каланте решила не рубить с плеча, не рвать все дипломатические связи разом, а поговорить для начала с преступником. Истинно королевское решение.  После пира я вспомнила о приглашении в Каедвенский бордель "Райские яблоки" на праздник Бельтайн. С маман Вайлет я давно и успешно вела дела, поставляя им различные зелья,  афродизиаки и амулеты. Особенно удобным было его расположение - недалеко от мужской академии Бан Ард, с которой я была связана научными интересами. Бельтайн оказался на высоте - казалось, что половина гостей с королевского пира перешла сюда. Сначала я хотела посетить праздник анонимно, но была приятно удивлена разношерстной компанией из министров, дипломатов, ведьмаков, магов, преподавателей и студентов университетов, дворян и прочих титулованных граждан.  После коктеля от Лулу, пары танцев и встречи с Цинтрийским кабинетом министров, я решила, что увидела здесь уже всё, и решила прогуляться поговорить с алхимиками Каэдвена.  Невероятных пожирателей огня я наблюдала уже оттуда. Перепробовав последние изобретения лучшей лаборатории, засобиралась домой. Обратно в Цинтру меня доставил телепортом коллега-маг.   Следующие полгода были не менее волнующими - после недолгой спокойной работы в собственной лаборатории ко мне пришли две девушки из Оксенфурда, представились бардами, собирательницами легенд. Они узнали, что у меня содержится одна из тайных эльфийских легенд, переводами которых я занималась много лет назад. Я, к своему стыду, долго не могла вспомнить куда определила переводы книги. Обращение к местному архивариусу не помогло - здание бывшего архива сгорело, и перепись спасенных изданий была ещё в проекте. Мне пришлось попросить девушек зайти ко мне в другой раз. Через долгих несколько месяцев лишь они смогли снова найти путь в мою скромную обитель, в этот раз я встретила их лучше - смогла найти черновик этого перевода, и начитать сказительницам копию. Духи были к нам неблагосклонны, и я лишь смогла заверить свой перевод собственной подписью.  На этом мои дела с университетом не были окончены. Я поняла, что необходимо восполнить книжные резервы школы целителей, а где это можно сделать, как ни в библиотеке крупнейшего университета? Пара странствующих магов, такая редкость в наше время, любезно согласились доставить меня туда в кратчайшие сроки. Телепортом. В Оксенфурте меня любезно встретили  преподаватели университета, и мой коллега-маг Радклифф. С ним побеседовать почти не удалось, но он предложил оставить свою метку для удобства общения. К сожалению, я ею так больше ни разу не воспользовалась. В библиотеке нашлось несколько интересующих меня изданий, например труд Марти Содергрен по акушерскому делу. В данный момент меня, правда, наиболее интересовала литература скорее оккультного толка, а именно о культе львиноголового паука. Но её-то и не нашлось.   В королевстве тем временем поползли неприятные слухи о предстоящем нападении. Вся страна была на военном положении. Пока мы с коллегами из школы целителей готовили у крепостных стен полевой госпиталь, ко мне обратились министры. Министр финансов, граф де Лоррейн, чей младший сын ходил в моих помощниках, передал мне подписанное своей рукой завещание. Я была растрогана такой честью. Но в тот момент было не до любезностей, срочно было необходимо доставить графиню Меттины вместе с королевским лекарем домой, дабы они убедили королеву срочно собирать армию юга на помощь Цинтре. Тотчас я отправилась с ними. Мне пришлось открыть крайне опасный телепорт - в крепость уже стучали мечи. Больше всего я боялась за королеву, за главу школы целителей, за всех дорогих мне людей, оставшихся в осажденном городе. В Меттине меня предупредили, что занятия магией здесь не приветствуются. Я решила подождать результатов переговоров в королевской лекарне. В какой-то момент мы боялись нападения, и уже даже приготовили столы для раненых. Я была готова остаться и лечить даже здесь, но...  Выбежав из лекарской на знакомый голос, я увидела Каланте, короля Эббинга, армию, уже стоявшую у ворот и присоединилась. План был ударить захватчикам в тыл, и освободить Цинтру. Королева отважно вела армию в бой. Я шла с ней рядом, готовая спасти ее, если потребуется, и от случайной стрелы, и от ножа предателя. Недалеко от ворот Каланте сказала, чтобы я перенесла ее внутрь осажденного города. Отважная женщина! Многие люди пугаются телепортации, холода и пустоты, отсутствия времени, но не она. Едва коснулась она носками сапог земли, воззвала к мужеству воинов и направила солдат к победе. Более впечатляющего зрелища доселе я не видела. После снятия осады последовали долгие месяцы восстановления. Разгорелась и была доблестно побеждена эпидемия Черной Оспы, не раз наступал финансовый кризис. Цинтре нелегко далась победа. Школа целителей разрасталась, появлялись новые ученики, производились препараты и зелья. Я же наоборот отдалилась от них. Меня беспокоило влияние политики на науку и магию. В Цинтру порой было не попасть через ворота из-за приступов паранойи у стражи, меня уже с трудом пускали в Бан Ард, на территорию Каэдвена, помогало лишь личное разрешение короля. Я решила, что самое время заняться поисками древнего фолианта "Монструм", хранившегося в подземелье. Ключ-артефакт от него попал в мои руки уже давно, и при весьма необычных обстоятельствах. Я узнала, что один из ведьмаков - некий Ламберт, также занимается поисками книги и решила объединить наши усилия. Попасть в Каэр Морхен задача не из простых, я уже  однажды бывала недалеко, но в этот раз мне повезло, один из мастеров ведьмаков проводил меня через все испытания: знаменитую мучильню, пропасть, горный перевал. От одного вида их захватывало дух, однако радовало, что просто так теперь до них не доберешься. В обветшалом  замке мне навстречу вышел сам наставник ведьмаков Весемир. Сколько времени прошло...  К моему счастью, больше знакомых я не встретила. Двое ведьмаков, мой провожатый и Ламберт согласились сопровождать меня в подземелье. Позже в поисках к нам присоединилась ещё одна магесса - Трисс Меригольд. Я слышала про нее немного, но её таланты поражали. Для её довольно юного возраста, она весьма сильна и умна.  Открыв подземелье - артефакт долго проверял меня и духов на прочность - мы прошли внутрь. Ламберт предупредил о множестве ловушек и монстров, которых мы встретим внутри. Ох, давно же я никого не убивала. И не пришлось. Ведьмаки проводили нас с Трисс самым безопасным путем, выискивая дорогу среди ловушек. Мы следовали по их следам. Реакция и скорость ведьмаков поражали воображение. Я с трудом следила за их ударами. Неужели...  Однако оставим лирику. После загадки - дух просто посмеялся над нами - мы получили фолиант.  Договорившись с Трисс и ведьмаками продолжить поиски уже раздельно, сделали несколько копий и разошлись. Я улетела не попрощавшись.  Ещё полгода я занималась поисками архивов, пока ворота Цинтры не закрылись перед новым нападением. Армия, ещё больше прежней, стояла под стенами. Школа целителей занялась обустраиванием полевого госпиталя, а дипломаты уговорами. Черт, как не вовремя! У одного из моих учеников открылся настоящий талант. Не губить же его вдали от лучших умов. Я в этот раз решила, что никакие военные конфликты не отвлекут меня от науки и отправилась вместе с двумя своими юными дарованиями в Бан Ард. На месте оказалось, что в Каэдвене также военное положение, но в академии моими учениками заинтересовались. Я оставила их на попечение заместителя ректора и ушла к алхимикам. Полиция Каэдвена лютовала. Пока я находилась в гостях, в лабораторию по ошибке спустили двух курьеров, по ошибке принятых за культистов львиноголового паука. Юноши перепугались и начали заикаться на допросе. Их приговорили к смертной казни. У одного из них я нашла именной амулет, изготовленный Филиппой Эйльхард. Я вспомнила, что давно забросила свое старое увлечение и хороший источник дохода. Зашла к своей любимой покупательнице - маман Вайлет, поговорить о делах. Её куртизанки и куртизаны сразу утащили меня в комнату развлекаться, но о делах мы все же поговорили. Девушки предложили мне проводить их на ярмарку в Назаир. Там мы отлично потанцевали! Бордель - отличное прикрытие для магички, отряды бойцов не проявляли никакой агрессии. Даже наоборот) Цинтру тем временем штурмовали, но эпидемия Черной оспы выгнала завоевателей из города. Город стоял в развалинах, королева исчезла из тронного зала, в живых осталось только мирное население. К счастью, школу целителей оставили на месте и пощадили докторов. Ранее я никогда не пыталась ввязываться в хитросплетение политических интриг и религиозных догм, но после двух войн, свидетельницей которых я поневоле стала, мне пришлось сделать свой выбор. Министр финансов Цинтры, вошедший позже в триумвират министров, предложил мне стать женой своего старшего сына. Я с улыбкой отвергла это предложение, сделав ответное. Если уж мне становиться леди Лоррейн, то женой графа, а не его наследников. Тем более, что я уже несколько лет являлась хранительницей его завещания. Так я вошла в семью самых именитых жителей Цинтры. Уже незадолго до свадебной церемонии оказалось, что мой будущий супруг является епископом культа Благой Смерти. Постулаты его были настолько близки к друидическому культу Жизни, что пошли слухи об их скором объединении (они оказались только слухами, увы). Я всегда относилась к религии с прохладцей, но тут решилась принять длань смерти и услышать ее шепот. Мне повезло - госпожа Смерть явила мне чудо очень скоро - мы смогли воззвать к духу погибшей Каланте, узнать подробности ее похищения и казни, а также последнюю волю. Я оказалась втянутой в политику по уши. Рассказывать о последних неделях в роли жены графа де Лоррейн не буду, достаточно и бродящих в народе слухов. Висенна, маг-целитель Цинтры. Графиня де Лоррейн, жрица культа Благой Смерти.

интересно