введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Иванов Павел Александрович (Бэтмэн)

Функции

Отчёт Бу, сына Брего, Красной руки (военного вождя) клана Обгорелых, горцев Лунных гор

Событие: Черное пламя
Последнее изменение: 04.08.2012 в 13:19

 

Отчёт клана Обгорелых, горцев Лунных гор.

 

На игру выехало на два Обгорелых меньше, чем планировалось, и общая численность клана составила 9 человек, из которых три дамы, а остальные – мужчины. И как они провели время, расскажет Бу, сын Брего, Красная рука (военный вождь) клана Обгорелых, горцев Лунных гор. Кем он стал к концу событий, вы узнаете, дочитав (если хватит терпения) нижеизложенное.  

         Спасибо нашим горским собратьям:

Пегие Псы, если бы вас не было, игра оказалась бы слишком простой. Вы держали нас в тонусе, даже в период мира  мы постоянно ждали ночь длинных ножей, причём сами также были готовы начать резню. Но дружба победила.

Кровавые и Каменные Вороны, Лунные братья успехов вам, ребята. Большинство из вас только начинает, интересных игр вам и интересных ролей.

Надеюсь, сыграем вместе ещё не раз.

Корбреи – неоднократно хотелось заорать: «За Хаос!», и была уверенность, что отклик будет очень громким. Жаль, что не смогли поддержать вас оружием во время штурма Орлиного Гнезда, минус правил, об этом ниже. Тем не менее, хорошо сыграли вместе. Уверен, не в крайний раз!

Аррены – эпичный строяк. Отличный зал «яйцо в гнезде», там сказочная акустика и отличная ролевая атмосфера. Малый совет, на котором моего персонажа сделали лордом, был аутентичен. Леди Аррен, лорд Старк, другие «односоветцы» - увидимся.

Талли – спасибо парням из Риверрана за «битву за козу». Было прикольно. Не удалось вонзится от души, но всё поправимо.

Вообще, спасибо тем персонажам, которые играли в ролевую игру, а не шлялись в дурацком. Отлично, когда люди понимают, где находятся и во что играют. Крайнее неуважение вызвали игроки в белых хайратниках, не идущие в мертвятник, а также люди без игрового паспорта. Игра такого масштаба заслуживает большего, товарищи. И она складывается из действий и решений каждого игрока, приехавшего на неё.

Итак,  история Бу, сына Брего, Красной руки клана Обгорелых.

 

День первый (среда, 18.07.2012. Начало.)

Первый вечер в Лунных горах был поминальным, все кланы, собравшись вместе, справили тризну по горцам, погибшим в недавнем землетрясении (как-то нужно обыграть отсутствие персонажей,  незаехавших на игру). Больше всех пострадали от стихии Лунные братья, которые спаслись только втроём. По указанной причине они примкнули к Кровавым Воронам, и переселились в их долину. У Обгорелых в землетрясении погибла старая шаманка Шеда – Огнерысь и змеелов Чача. В целом, клан сравнительно легко пережил стихию. Вообще, Бу не попал на тризну, так как занимался делами клана, и пытался обойти соседских лордов, закрепить позиции и выяснить чужие планы. К сожалению, и лорд Рейн из Кастамере, и лорд Корбрей из Дома Сердца были заняты на советах лордов, и увидеть их Бу не смог. Побродив по окрестностям, проведя рекогносцировку, Бу вернулся в Лунные горы далеко за полночь, когда тризна уже закончилась, и горцы разбрелись по своим долинам или за их пределы. Тем не менее, Обгорелые провели обряд инициации Сигню, которая достигла возраста совершеннолетия и претендовала на пополнение военного ресурса клана, так как освоила лук и стрелы, совершенно не распространённое среди Обгорелых оружие. Огонь с удовольствием принял подношения и отметил нового полноправного члена клана Обгорелых. Удовлетворённые, горцы разошлись по своим пещерам, договорившись с раннего утра выйти на дороги в предгорья Лунных гор, начав улучшать благосостояние клана самым горским способом.

 

День второй (четверг, 19.07.2012)

Обгорелые практически с рассветом вышли на дорогу в предгорьях, в надежде добыть денег и пощипать железных людей за мягкое подбрюшье. Однако, несмотря на прекрасную погоду, по дорогам никто не ходил. Обгорелые открыто обошли  Лунные горы по периметру – в сторону Королевской Гавани, затем к Штормовому пределу, Староместу, Ланниспорту и за Рейнами вновь ушли в предгорья, обойдя Долину Аррен, вышли к Риверрану, проведали их ферму, но не нашли там ничего, пригодного для изъятия, затем прошли к Хареннхоллу и вышли на перекрёсток. На всём протяжении пути, горцы неоднократно пытались устраивать засады, но вместо ожидаемой добычи там просто таки порхали бесплотные духи, многие были почти осязаемы. Встречались, правда, и живые путники, но зачастую их было слишком много, а предполагаемой добычи с них оказалось бы слишком мало. Зато Обгорелые отработали схемы размещения бойцов в засадах и систему условных сигналов (нужно отметить, что горцы наивны, как дети, поэтому половину сигналов тут же забыли, а другую половину перепутали).

Наконец, у перекрёстка, обдуваемые ветерком, уносящим слепней прочь, Обгорелые залегли в траве по обе стороны дороги, а Бу остался на виду, чтобы лично делить путников на добычу, и недобычу. И вот,  Обгорелым наконец-то улыбнулась удача. На дороге встретились два наивных путника, один из которых был в белых одеждах, на его груди висел большой блестящий переливающийся кристалл (септон, ага), который тащил мешок. Второй путник был вооружён саблей, но  доспехов не имел. Почему-то их не смутил вид одетого в кожаные доспехи, вооружённого здоровенным костяным мослом и раскрашенного в боевую раскраску Бу, бесцельно стоящего на дороге. Они даже заинтересовались высказанным Бу предложение о торговле, подойдя к нему достаточно близко, чтобы не затруднять вождя Обгорелых беготнёй по пыльной дороге. Тем временем Инфант стал приближаться к ним со спины, а вот остальные Обгорелые, сидевшие в кустах с другой стороны дороги, подкачали, и не заблокировали проход в сторону Харренхолла. И когда Бу выбрал целью для нападения мейстера (что вы, никаких религиозных предубеждений- у него был МЕШОК и блестящая штука на груди), спутник мейстера, оглянувшись и увидев Инфанта, который уже бежал к нему с копьём наперевес, с такой скоростью умчался прочь, в сторону Харренхолла, что никто не успел даже моргнуть. Зато мейстер с мешком остался на месте, оглушённый Бу. Кроме добычи в мешке, у мейстера с собой оказались 3 медных монетки, которые незамедлительно были изъяты в пользу клана Обгорелых. Прихватив оглушённого и связанного пленника, а также мешок, Обгорелые двинулись в сторону Лунных Гор, причём большую часть пути проделали по дороге, затем, Молчун и охотник Рорг потащили пленника через лесок, чтобы не маячить напротив Кровавых ворот Долины Аррен,  а Бу, Инфант и Птиц гордо прошлись под стенами. И НИКТО не поинтересовался у них, что горцы делают у ворот Долины Аррен в столь раннее время, в доспехах и с оружием. Поразительная лояльность. По пути к дому охотник Рорг собрал по кустам целые кипы каких-то травок для знахарки клана Обгорелых Таурин. Так что начало утра можно было считать неплохим.

По прибытии в Лунные Горы, Бу надел на голову пленника мешок и отправил его в родную долину, и тут выяснилось, что Тарг Лысеющий, тайком от всех забравшись в Сердце Гор - шахту, расположенную в самом центе Лунных Гор, добыл несколько (все) драгоценных камней, являвшихся культовыми предметами для всех горцев. Первоначально, вожди кланов договорились о том, что драгоценные камни будут добываться из шахты представителями всех кланов совместно, а потом делиться. Однако, соблазн был велик, и Обгорелые вытащили из шахты два из четырёх добытых Таргом камней. Остальные камни Тарг вернул обратно. Удивительно, но эти манёвры остались незамеченными остальными горцами. Однако, спустя непродолжительное время, Бу удивился ещё сильнее, когда застал у шахты нескольких Каменных Ворон, которые явно добыли в шахте остатки камней. Разыграв справедливое возмущение, Бу предложил либо собрать все кланы и разобраться с похитителями, либо поделить добытое Каменными Воронами тихонько и пополам. Безусловно, Каменные Вороны согласились на последний вариант, приносящий им гарантированный доход. Так Обгорелые получили ещё один камень, собираясь использовать добытое в религиозных ритуалах.

Позднее, вожди всех кланов с шаманами собрались у шахты, чтобы определить очерёдность получения камней, Обгорелые получили право третьими добывать в шахте камни. Но к тому моменту шахта была пуста, и горцы (некоторые с искренним огорчением, некоторые – с наигранным возмущением). К счастью, основной версией отсутствия камней в Сердце гор стали неизвестные прегрешения, допущенные горцами. Допустить, что камни банально растащены в самом начале становления хрупкого горского мира, основанного исключительно на доверии кланов друг к другу, большинство горцев не могли, а тайные расхитители, безусловно, не собирались рассказывать о своём деянии. Вообще, с ростом духовности, Бу отошёл от мысли обманывать своих собратьев, и в дальнейшем придерживался позиции соблюдения договоров, стараясь избегать двусмысленных поступков, правда, это удавалось далеко не всегда.

Получив доходы, Бу вернулся к родному очагу, где шаманка Хасти и знахарка Таурин во всю общались с захваченным пленником. Его мешок был обыскан, но находка не порадовала Бу – какие-то книжки с непонятными значками, и никаких картинок. Зато блестящий кристалл с груди мейстера вполне мог удовлетворить любопытство Бу, однако Хасти заявила, что эта блестящая штука посвящена богам пленника, и трогать её крайне нежелательно. Зато она не возражала, что кристалл будет висеть на видном месте в долине Обгорелых, где солнце и огонь смогут играть с ним и радовать горцев отблесками своих лучей, преломлённых кристаллом. Помимо добычи, Обгорелых интересовал и сам пленник, особенно – в качестве жертвы. Но тут их ждало разочарование, так как мейстер не держал в руках оружия, не был воином, не спал с женщинами, а такая жертва была совершенно бесполезна духам Огня. Однако, мейстер плохо знал своих богов, и не смог назвать Семерых, долго объяснял что-то про свою веру, показывая на пальцах, сколько у него богов, пытался призвать их на помощь, но это ему не удалось, ибо духи Огня отлично хранили своих детей. Поразмышляв, Хасти нашла оптимальное решение: пленнику было решено сохранить жизнь, отрезав для жертвоприношения некоторые части его тела. Кроме того, она поведала Бу, что во время землетрясения у Кровавых Воронов погас очаг, и шаманы договорились о том, что Обгорелые передадут Кровавым Вороном огонь своего очага, ибо духи Огня были близки Обгорелым как никому другому в горах. И кровь этой жертвы, а также небольшие куски её плоти вполне порадуют духов Огня и сделают обряд возжжения   очага более эффективным. Также, горцы затевали большую охоту после обряда, и захваченному мейстеру нашлось применение и тут: у него было решено отрезать руку для использования в качестве приманки. Поэтому Обгорелые призвали на обряд Кровавых Воронов и других желающих, из которых были Лунные братья и Каменные Вороны. Пегие псы, в свою очередь, предложили Бу совершить совместный набег на железные шахты Королевской Гавани и Арренов, что должны были хорошо оплатить Баратеоны. Бу даже видел лорда Бористана Блейда, для своих – Бориса Бритву, который принёс это предложение. Однако, к своему большому сожалению, Бу должен был отказаться, поскольку его личное присутствие требовалось на религиозном обряде. В ходе обряда Хасти отрезала  септону  уши и нос во славу духов Огня, а для удачной охоты отрубила ему левую руку. Лекарь Обгорелых Таурин нехотя перевязала септона, после чего его с мешком на голове вытащили на дорогу, где и оставили. Потом стало известно, что септон добрался до Дома Сердца и долго жаловался на горцев. Чудак не понимал, что радоваться надо было тому, что он жив, жаловаться на незнание собственных богов и их несостоятельность, а не требовать возмездия от людей. Затем, охотники Обгорелых, Кровавых Воронов и Каменных Ворон отправились на охоту в Королевский лес, при этом Рорг выпросил у Бу три медных монеты, на «авось».

Остальные же Обгорелые мужского пола отправились на дорогу, добывать деньги. Там же вместе с ними оказались и Кровавые, и Каменные Вороны, и Пегие Псы. Поразительная неосведомлённость путников о местонахождении Лунных Гор и их населении могла сравниться только с их бедностью. Практически ни один остановленный горцами не принёс им больше 3 медных монет. Печаль. Некоторых путников горцы пропускали по дороге бесплатно, некоторых – за 1 монету, а некоторых – оглушали и утаскивали в горы. Случайно, туда были оттащены и две девицы из Дома Сердца, которые не имели на одежде знаков своего сюзерена и не успели назвать место своего жительства (!). Потом, разобравшись, Бу распорядился отпустить этих девиц, подарив им на прощанье отнятые у мейстера книжки. А после того, как один из шустрых путников, не пожелавших оплатить проход, пробежал через толпу горцев  и был загнан,  оглушён и ограблен Бу практически напротив ворот в Дом Сердца, где находились стражи, Бу пришлось зайти и засвидетельствовать своё уважение лорду Корбрею, сообщив об устранении недоразумения, освобождении их подданных, и посетовать на тяжкие времена, толкнувшие горцев на дороги. Обнаружив, что разбои на дорогах не приносят большого дохода, Бу решил расширить круг подконтрольной горцам земли, и совершить налёт на фермы Риверрана, благо путь к ним был разведан. Он предложил другим кланам вступить в долю, и число разбойников (а можно сказать, фуражиров) резко возросло. Немалыми силами (порядка 20 бойцов, а также два шамана и лекарь) горцы выступили в поход. Подкравшись к фермам Талли, горцы заметили на дороге какого-то лучника, который долго их рассматривал, а потом не спеша отправился в крепость. Бу, не раздумывая, подал сигнал к атаке на ближайшую ферму. Очень приятно было горцам видеть, как округляются глаза у развалившихся на земле и мирно беседовавших городского стражника и крестьянина. Причём стражник находился явно за пределами границ своей компетентности, и был не очень опасен. Однако, горцы растерялись, разбежались по всей ферме, но ничего не нашли. Отбежав обратно в лес, горцы перегруппировались, ожидая погони, но Талли совершенно неспешно собирались внутри крепости, а стражник и крестьянин сбежали, оставив ферму горцам. Тогда Бу объявил о необходимости повторной проверки имущества фермы, и побежал туда, следом за ним рванули остальные горцы. Как ни странно, на ферме была найдена коза и два мешка посевного зерна в незапертом амбаре. Пока горцы грабили, из ворот крепости наконец-то выскочили вооружённые тяжело одоспешенные пехотинцы, которые явно намеревались отбить дерзкое нападение. Но кто же догонит горцев  в предгорьях? Сперва горный перевал преодолели женщины, затем горцы, которые несли добычу, а потом все остальные. При этом несколько смельчаков остались в предгорьях, в надежде добыть себе новых доспехов.

Однако, латников внезапно оказалось не несколько, а около полутора десятков, и они стремительно двигались в направлении перевала. Горцы тут же решили дать бой железным людям, благо перевал был узким, и проходить через него можно было не более чем четверым одновременно. По обрывам перевала в достатке камней, и завалить проход в горах дело минутное. То есть фактической угрозы жизням горцев не имелось. Поучаствовать в «битве»  собрались почти все горцы, гонцов отправили и к Пегим Псам, отличавшимся хорошей военной выправкой. Горцы блокировали проход со своей стороны, а железные люди – со стороны предгорий, те и другие готовились к кровопролитию. При этом командир железных людей стал требовать от горцев спуститься с гор и вернуть похищенное, в том числе свинью. Однако, Бу заявил, что никаких свиней они не похищали, а в горы забрела коза, которая теперь есть сочную траву и совершенно не хочет никуда уходить. Тем не менее, железные люди настаивали теперь уже на возврате козы, из чего следовал вывод об их желании просто повоевать горцев, которые казались незащищёнными. Небольшой частокол из копий (порядка 15 штук), почти 10 лучников и около 10 бойцов ближнего боя, в том числе несколько со щитами и в шлемах одним своим видом остудили горячие железные головы. Битва «за козу», тем не менее, приближалась. Первые железные люди уже ступили в горный проход, и двигались к горцам узкой тропой, когда прибежал десяток Пегих Псов в шлемах и с копьями. Все горские кланы с азартом готовились вступить в эту битву. Но, здравомыслие возобладало, обменявшись несколькими выстрелами из лука (у железных людей тоже была лучница), несколькими ударами копий (одного закованного в броню бойца мгновенно утащили с перевала в тыл железных людей, насколько серьёзно он был ранен, горцы не успели разобрать), железные люди отступили, угрожая горцам вернуться однажды и отомстить. Не дожидаясь, пока Талли скроются из виду, горный перевал был завален камнями до состояния полной непроходимости, и горцы удалились в свои долины. Добытое имущество разделили между Кровавыми Воронами – им отдали козу, Обгорелыми и Каменными Воронами – им досталось по 2 меры зерна.

Воодушевлённые, горцы двинулись на дорогу к Королевской Гавани, где большой вооружённой толпой стали оказывать услуги по обеспечению безопасного от страшных горцев (!) прохода. Стоил проход 1 медную монетку с человека, и людей, оплативших свою безопасность, было достаточно много. Бу по-прежнему удивлялся наивности жителей равнин, которые, проходя по дороге у Лунных гор и видя толпу вооружённых, грязных, раскрашенных ритуальными рисунками воинов в кожаных и костяных доспехах, совершенно не понимали, кто и почему может напасть здесь на них, и отобрать деньги (а также оружие, имущество и даже жизнь). А когда вопрос вставал ребром, деваться было уже некогда. Один раз горцы из какого-то клана случайно остановили брата лорда Корбрея с двумя или тремя провожатыми, и даже потребовали (!) с него денег за проход, но Бу успел вмешаться, правда, ему пришлось извиняться перед Корбреем, но доброе соседство того стоило. Корбрей очень настаивал, чтобы горцы добывали пропитание ещё дальше в сторону Королевской Гавани, и не к-о-м-п-р-о-м-е-т-и-р-о-в-а-л-и Корбреев. И горцам действительно пришлось внять гласу разума и отойти ещё дальше в сторону Королевской Гавани, где разбой почему-то оказался не столь прибыльным, да и несколько раз в непосредственной близи от горцев появлялись отряды вооружённых пехотинцев с недобрыми намерениями, поэтому при приближении темноты, горцы стали возвращаться в горы. Вождь Кровавых Воронов этим вечером должен был взять в жёны отважную воительницу из клана Каменных Ворон, и на торжество были приглашены представители всех кланов. Эту тему и обсуждали горцы, когда на дороге им подвернулся странствующий бордель с охраной. А поскольку нажива – главная ценность куртизанки, то на интерес горцев был дан конкретный ответ: две девицы, обученные всем удовольствиям железных людей, отдавались на 2,5 часа в горы по цене 1 золотой. Эта цена была вполне по карману горцам, но существенно облегчала казну любого из кланов, а поскольку куртизанки должны были быть подарком гостям, то и платить за них предстояло Кровавым Воронам, что их не устроило.

Пока шёл торг, горцами был замечен странный пьяный вдрызг человек в расшитом золотом наряде зелёного цвета, сопровождаемый пятью бездоспешными бойцами, который громко говорил, что у него есть аж тридцать золотых монет и несколько драгоценных камней. Когда же горцы попытались напасть на него, он в буквальном смысле растворился посреди дороги, как мираж. Сопровождавшие его бойцы без денег были не интересны горцам, и беспрепятственно прошли дальше. (Вши и африканская чума свиней на того игрока, который утверждал, что он игротех, но отказался предъявлять бейдж игротеха, если являлся таковым, и в любом случае уклонился от игры, только неожиданный приступ деликатности не дал причинить ему реальные телесные повреждения). Этот приступ деликатности окончательно убил воинственные настроения горцев, началась ночь, и все ушли в свои долины, готовиться к свадьбе.

Однако, в планах Бу был ночной поход к Корбреям, которых явно не могли оставить равнодушными наглые выходки горцев, а портить с ними отношения не хотелось, поэтому на свадьбу Бу не попал. Да и лорд Корбрей оказался занят советом лордов. Так что в лояльности горцев Бу заверял мастера над оружием Дома Сердца. Вернувшись, Бу обнаружил, что свадьба уже закончилась, и горцы частью разошлись по своим долинам, а частью продолжает веселиться. Тут Сигню и лекарь Таурин выразили желание пойти в ТАВЕРНУ (!) в Ланниспорте, и вкусить там напитков железных людей. Отпускать женщин в ночь Бу, естественно, отказался, и вместе с Инфантом, Молчуном и Таргом отправился с ними. Несколько раз горцы сходили с дороги и прятались в кустах, слыша шум большой толпы людей, но каждый раз это оказывались бестелесные духи. Остановки затягивали время в пути, и когда, наконец, горцы добрались до Ланниспорта, то обнаружили там закрытые ворота, через которые в город допускались только жители города. Таким образом, единственно доступным местом увеселения  оказалась таверна «Под юбкой», где Бу встретил знакомого кабатчика, а жаждущие развлечений – встретили развлечения. Там же горцы узнали, что несколько бойцов из Кровавых и Каменных Ворон сожгли этой ночью беззащитную ферму Риверрана. При этом Бу подумал, какая это глупость, ведь сожженная ферма не может быть ограблена снова. Но, что сделано, то сделано. И спустя вполне продолжительное время, удовлетворённые горцы отправились в обратный путь, который оказался намного быстрее, и вскоре очутились в своей долине, где разошлись по своим пещерам, погрузившись в сон. Вообще, вечером Обгорелые завалили перевал, ведущий от них к Рейнам, и в горах осталось два перевала – один со стороны Корбреев, а другой – у Кровавых Воронов. Пегие Псы также обещали завалить свой перевал, но было это сделано или нет, Бу не проверял, перевал принадлежал другому клану, и Углук хорошо  заботился о сохранении соплеменников. За день Бу, сын Брего, повысил свою духовность до 6 бусин духа.

Нужно отметить дневные успехи женщин Обгорелых, которые воспользовались отсутствием мужчин, и в течение дня таскали в долину пленников, менялись ими с другими кланами, получали от них знание и ресурсы, не замеченные менее въедливыми мужчинами. Так, к вечеру знахарка Обгорелых Таурин знала изрядное количество рецептов и лекарственных растений, и обладала запасом самых разных ингредиентов. А одна из захваченных лекарок обещала раздобыть в библиотеке (!) своего замка редкие книги и рецепты и принести их Таурин в благодарность за сохранение её жизни. Но, почему-то, не выполнила обещанное. Хасти получила самые разные сведения о существующих религиях и была в состоянии участвовать в любом религиозном диспуте, руководствуясь тем, что поклонники самых разных религий попали в горы, и их боги совершенно не смогли помочь им перед лицом горских кланов. Кроме того, она познакомилась с одним человеком, в лиловом бархатном наряде, который ценил лишь только деньги, имел охранный документ от имени Короля, и взялся показать Хасти Королевскую Гавань, и даже Орлиное Гнездо изнутри, за относительно небольшую плату (чем Хасти и воспользовалась – она была единственной из Обгорелых, кто вообще был в Королевской Гавани, и единственной, кто был в Орлином Гнезде в мирное время).

 

 

День третий (пятница, 20.07.2012)

         Пятница был день дождя. Он начался с рассвета и довольно быстро залил две из 7 пещер, в которых обитали Обгорелые, выгнав их обитателей на улицу. Бу к тому времени уже не спал, а сидел под навесом и пытался решить, на какие свершения двинуть сегодня Обгорелых. Внятных советов духи Огня не дали, явив Хасти видение приближающегося северного ветра, которому должны внять Обгорелые, зовущего их к рушащейся от  дикого огня Стене, что должно принести горцам свободу, а также видение Дракона, который может принести горцам благосостояние и войну. Причём время и формы, в которых эти видения реализуются, были совершенно не ясны. Бу решил не усложнять всё, а двинуться предгорьями под покровом дождя добывать блага для Обгорелых в сторону Орлиного Гнезда и  Риверрана. Другие кланы ещё не появлялись в общедоступной части гор, и Бу, решив отправиться самостоятельно, не прогадал. Он, Инфант, Молчун, Птиц, Рорг, Тарг, Таурин,  Сигню и Хасти – все Обгорелые – отправились в этот поход. Пелена дождя надёжно укрывала их от посторонних глаз, да и желающих смотреть в дождь было явно не много. Обгорелые подкрались к ферме, расположенной в Чаячьем городе Долины Аррен. Там присмотра паслись несколько коз, один козёл и одна коза из которых тут же захотели отведать горных трав в защищённых горных долинах. И гостеприимные горцы не смогли им отказать, выделив сопровождение в лице Тарга и Рорга. Шахта, расположенная там же, была пуста,  и оставшиеся горцы отправились лесом к Риверрану.  Дождь несколько спутал планы горцев, и они вышли прямиком к Харренхоллу, ворота которого были открыты, а люди виднелись только в окне запертого замка. Обгорелые обшарили ферму, шахту, но также ничего не нашли. Им неоднократно слышались людские голоса, доносящиеся из домов и других городских строений, но каждый раз это оказывались духи, а в домах ничего не было. Разочарованные, Обгорелые двинулись дальше, на фермы Риверрана, дождь продолжал лить, и грустные стражники на воротах совершенно не обращали внимания на Обгорелых, которые осмотрели пустые амбары, прошлись по засеянным полям, но, так и не найдя ничего пригодного, скрылись в лесу. Далее, Бу и его собратья выдвинулись к перекрёстку с Королевской Гавани. Там к Обгорелым присоединилась часть самых разных Воронов, но по дорогам всё чаще стали ходить армии или просто толпы вооружённых латников, и честный открытый грабёж стал всё менее прибыльным. В какой-то момент на дороге оказались и Пегие Псы, и горцы стали планировать дальнейшие действия. Решено было объединить силы и свершить что-нибудь достойное, на что горцев должны были толкнуть духи. В этот момент откуда-то появились пятеро странных людей, которые  сильно смахивали на горцев, но были грязны, дерзки и невоспитанны.

              В беседе с ними стало ясно, что это Одичалые, живущие на Севере, за Стеной, и Бу, который не чурался общения с духами, понял, что  именно  этот северный ветер причудился Хасти в утреннем видении. Однако его посланцы не внушали никакого доверия. Тем не менее, вожди кланов приняли совместное решение (правда, Вороны в основном соглашались, а обсуждали всё вожди Обгорелых и Пегих Псов) допустить этих Одичалых в Лунные горы, а там уже решить, что с ними делать. Тут с перевала спустился один из Пегих Псов, который сообщил, что в Лунные горы прибыло почти два десятка горцев, ранее считавшихся погибшими при землетрясении. Это намного увеличивало силы гор и позволяло двинуться в настоящий военных поход и не страшиться в дороге никого, кроме армий. Первые Одичалые в сопровождении горских воинов направились перевалом в Лунные горы, когда около 6 вооружённых и одетых в чёрное людей подбежали к горцам, которых оставалось 4 человек, остальные уже ушли в горы. Один из этих людей закричал, что требует (!) от имени Ночного дозора немедленно выдать зашедших в горы людей им, Ночным дозорным, иначе на горцев обрушится гнев всех королей Вестероса. Бу и Углук (вождь Пегих Псов), задержавшиеся в предгорьях ради разговора с этими странными людьми, были ошарашены такой наглостью. Во-первых, даже свободные горцы знали, что в Вестеросе есть только один Король, несмотря на то, что королевств несколько, во-вторых, горцам было всё равно на любые угрозы, да и повода для подобного поведения они не давали. Именно это вожди и сообщили в насмешливой форме Ночным дозорным. Вообще, горцы лелеяли планы по незамедлительной мести за дерзкие высказывания, но к Ночным дозорным примкнули ещё какие-то воины, уже в доспехах, и со стороны Арренов слышались стремительно приближающиеся шаги многих латников. Поэтому вожди поспешили укрыться в перевале вместе с оставшимися воинами гор. Но Ночные дозорные ринулись вперёд и один из Пегих Псов погиб у самого перевала, остальные горцы скрылись.

            Уходя в узкий проход одним из последних, Бу увидел, что к Ночным дозорным присоединились Корбреи, причём привёл их лорд. Дело стало весьма неприятным. Портить отношения с соседями не хотелось, но и зов северного ветра из утреннего шаманского видения упускать хотелось не больше. Не успели горцы сбежаться к перевалу, чтобы заблокировать его, как посланцы лорда Корбрея громогласно стали вызывать Бу, сына Брего, вождя Обгорелых, на разговор к их лорду.  Не долго думая, Бу отдал все свои ценные вещи и оружие (кроме ножа) Инфанту, и пошёл к лорду Корбрею.

           Удивительно, но никто из железных людей, пришедших воевать Лунные горы, не обратил внимания на тропу, ведущую на перевал, и даже не попытался пройти через неё. Лорд Корбрей был в гневе, но сдержался, и поприветствовал Бу, как равного. Ну, в горах вожди так приветствуют друг друга, а как приветствуют друг друга лорды, Бу не знал. Корбрей спросил, что это горцы натворили, и почему не исполнили требование братьев Ночного дозора. Однако, соседство соседством, но Бу не считал, что кто-то может указывать горцам, что им делать, и, тем более, убивать горцев у их же перевала. О чём с достоинством сообщил Корбрею. Не забыл также дополнить, что до этого дня братья Ночного Дозора ни разу не были объектом нападения или какого-либо негативного внимания со стороны горцев, и горцы никому ничего не должны, присяг не приносили, и убивать горцев только за отсутствие ответа – это не хорошо, и подобные поступки сильно портят наработанные связи. Лорд Корбрей тоже не готов был портить длительные хорошие отношения с Обгорелыми, поэтому пояснил ситуацию: оказывается, горцы пустили в Лунные горы Одичалых, которые должны быть умерщвлены, ибо ни к чему хорошему это горцев не приведёт. Рассказ лорда был обстоятелен и авторитетен, напоследок, Корбрей добавил, что будет ждать решения гор, и как знак дружбы примет головы тех пятерых Одичалых, что зашли при нём в Лунные Горы. Бу рассказал о видении шамана и сообщил, что им (горцам) нужно обдумать ситуацию и спросить совета духов, для чего требуется жертва. Может, у Корбреев есть лишний пленник в тюрьме, что ускорило бы проведение обряда? К сожалению, пленника в тюрьме не было, но Бу получил отсрочку до вечера. Чем и не преминул воспользоваться, попрощавшись с лордом и скрывшись в горах.

             Сообщив вождям кланов новости от Корбрея, Бу обратил внимание на целую толпу (!) Одичалых, стоявших с оружием (!) около перевала. Их было намного больше, чем пять, и как бы не больше, чем всех воинов в горских кланах. Самое правильное решение предложил Углук, вождь Пегих Псов: вырезать Одичалых, но поскольку их много, использовать их так, чтобы было полезно и не жалко, то есть отправиться на войну, и в первый ряд поставить Одичалых, живых добить, головы отнести Корбрею. Тут Углук напомнил, что в их долине сидит и ждёт  советник Короля, предложивший горцам заработать во славу Короны. Обгорелые не колебались. К походу присоединились и Кровавые и Каменные Вороны. Лунные горы опять  собрались в большой набег, с намерением прихватить с собой Одичалых. Серьёзность намерений требовала обращения к духам, а духам требовалась жертва, причём воин. Чтобы не тратить свои силы и не рисковать, за жертвой отправили Одичалых. Пока вожди советовались и обсуждали детали похода, согласовывали свои действия с советником Короля, Одичалые притащили в горы какого- то бывшего лорда. Шаманы всех кланов собрались к огненному капищу Обгорелых, Хасти руководила церемонией, а Шарук (шаман Пегих Псов), высказал своё несогласие с кровавыми жертвами. На что ему, поклоннику чардрев, Обгорелые напомнили, почему ещё не сгорело его чардрево (из-за дружбы племён, конечно), и обряд продолжился. Лорд был крепок духом, не стенал и пытался призвать на головы горцев месть Семерых. Услышан не был, и его жертвенная кровь, стекая по доспехам в огонь, радовала духов Гор. Обряд прошёл, и Хасти, обратившись к духам, попыталась получить ответ на вопрос, что же делать с Северным ветром, если он совсем не нравится горцам?? И что же делать с Драконом, который не предлагает ничего серьёзного? Духи были чрезвычайно просты и дали ответы, уже известные Обгорелым: обуздать Северный ветер, воспользоваться предложением Дракона, чтобы заработать деньги. Так что, руководствуясь скорее здравым смыслом, чем велением духов, горцы вышли в «силах тяжких» в поход. Силы всех кланов и присоединившиеся к ним Одичалые (около 11 человек) двинулись в сторону Королевской Гавани.

          Советник Короля рассказал, что целью похода является борьба с Тиреллами, которые притесняют Флорентов, своих вассалов, но сперва необходимо получить свежую информацию, вдруг конфликт уже исчерпан? По дороге горцы всячески пытались «усмирить Северный ветер», что не принесло существенных результатов, ибо Одичалые были дики даже для горцев, они пытались ограбить всех мужчин и изнасиловать всех женщин, кого встречали на дороге, и удержать их горцы успевали далеко не всегда. Бу умудрился несколько раз изъять у Одичалых часть вырученных теми при грабеже денег, но отчётливо понимал, что это ненадолго. Вожди горцев однозначно определились, что ни один из Одичалых не должен вернуться из этого похода, для чего их нужно дотащить до места назначения, не дав разбежаться и напакостить сверх меры. Горцы попытались окружить Одичалых и фактически гнать их в заданном направлении, но это получилось лишь отчасти. По дороге в небольшом поселении возле города (Обгорелые не запомнили, которого), при очередном грабеже Бу услышал радостный голос Таурин: «Смотрите, кто здесь!!».

           Оказалось, что в этом поселении горцам попалась та самая лекарка, которая не выполнила своё обещание перед горцами. Воистину, духи огня любят своих детей! Наказание за обман должно было быть самым жестоким. Бу стал созывать Одичалых, предлагая им вкусить тела этой лекарки. Удивительно, но даже Одичалые не смогли возбудиться ею. Тогда Таурин с радостью, но донельзя банально, перерезала горло этой женщине и отрезала её голову, чтобы сжечь потом в честь духов гор, сообщая им о постигшей обманщицу наказании.

              Дальше горцы двинулись в сторону Олд Оука, где им надлежало попытаться прорваться в город при наличии открытых ворот, грабить и убивать всех, а когда к городу придёт армия – разбежаться. Только вот было совершенно не ясно, чья должна была прийти армия, куда нужно было разбегаться, и почему. Горцы двинулись вдоль стен города, центральные ворота оказались закрыты, часть горцев осталась возле них, а Бу, Инфант, Рорг и Птиц обошли город с тыла и вышли к непонятным открытым воротам, в которых стояла парочка горожан и несколько голых людей. Что находилось за воротами, было совершенно непонятно, поэтому горцы не торопились, а решили стянуть силы. Только вот силы никуда не торопились, и когда число горцев достигло десятка, ворота были уже заперты, а в направлении легковооружённых горцев двигалась примерно равная по численности толпа тяжелоодоспешенных воинов. Отступив на дорогу, Бу и его спутники увидели, что к воротам замка по дороге марширует армия Тиреллов (на знамени был золотой цветок), а противопоставить армии горным кланам  было совершенно нечего, кроме своей гордости и смелости. Умирать бездарно никто не хотел, а Одичалых почему-то поблизости не оказалось, поэтому горцы разбежались, решив уничтожать всех Одичалых, которые попадутся по дороге.

           Вскоре отступающим горцам вновь встретился советник Короля, который сказал, что армия Тиреллов была совершенно не нужна в этом городе, но из-за заминки потенциальных союзников теперь горцы могут попытаться разграбить только Старопайк, город у дороги. Он также пожаловался, что Одичалые ограбили его и утащили часть денег, предназначенных для оплаты военных услуг горцев. Но вожди кланов требовали полной оплаты, считая действия советника его личной оплошностью, и на словах добились взаимопонимания. Ворота Старопайка оказались заперты, и пришлось отправить двух воинов из ближайшего верного Королю города с целью открыть ворота, чтобы горцы могли ворваться внутрь. Однако, вид толпы вооружённых горцев сделал горожан очень осмотрительными, и ворота широко не раскрывались, внутрь пропустили только одного лазутчика, и открыть ворота он явно не мог. Мимо проходили наёмники, наглядно знакомые Обгорелым (один из них даже утверждал, что он тоже родом с Лунных гор, так как его отец со всем кланом погиб во время Дорнийских войн, их осталось три брата). Эти наёмники за долю в добыче предложили открыть ворота в город, но горожане были осторожны, и эта затея не удалась. Тем более, горцам требовалась деятельность, а не просто ожидание, поэтому, вожди дали команду двигаться к Королевской Гавани, откуда советник Короля должен был принести оплату за поход.

         В столицу горцы, естественно, не пошли, а остались на перекрёстке, тут же начав собирать деньги за проход в обе стороны. Вскоре, мимо них в направлении Лунных гор прошла Хасти, следом за которой шли трое воинов из числа железных людей, явно сопровождая шаманку Обгорелых. Горцы обрадовались ей, но серьёзное лицо Хасти подсказало им, что не надо признаваться к ней, так как хитрая женщина реализует какой-то план.  Дождавшись советника, который неожиданно вернулся с деньгами, горцы получили расчёт, и разошлись по своим делам. Некоторая часть горцев осталась на дороге, отойдя ближе к предгорьям, и продолжила грабежи и разбои. Надо отметить, что горцы практически никого не убивали, оглушали и грабили – да, калечили на обрядах – да, но не убивали (были исключения, но редко). Чрезвычайный гуманизм.

            В какой-то момент, Бу остался один на дороге,  и приметил приятную девушку в платье с вышивкой золотистыми нитками, которая зачем-то бродила в предгорьях (наверное, искала травы или горцев). Так как пошёл дождь, девушка не придумала ничего лучше, как спросить укрытия от дождя у Бу, и тот не отказал. Надев на голову девушке мешок, он провёл её через перевал и затем в долину Обгорелых, где после милой беседы с соплеменниками узнал, что как жертва она совершенно не подходит, а вот как услада для уставшего вождя (то есть себя – очень даже). Почему-то жительница Харренхолла не порадовалась такому исходу событий, и Молчуну с Роргом пришлось удерживать её, пока Бу радовался жизни. Впрочем, несмотря на внешние признаки недовольства, после девушка выглядела вполне довольной, правда, просила её отпустить, но как-то не убедительно. Пользы в хозяйстве от неё не было никакой, делиться своими знаниями она не хотела, просила научить её лекарскому искусству, но Таурин отказалась, чем поставила под удар авторитет вождя. У Бу совершенно не было настроения к долгим спорам и дискуссиям, поэтому он предложил гостье покинуть Лунные горы, но только после того, как она «по любви» соединится с Бу. «По любви» не получилось, но и помощь соплеменников в удержании пленницы Бу не потребовалась.

              К тому времени Инфант привёл с дороги двух танцовщиц, которые за медные монетки (отнятые у них же) сделали ему массаж и ещё кое-что (!). После чего, и их, и жительницу Харренхолла отвели на дорогу и отпустили с миром. Что-то в жительнице Харренхолла показалось Бу странным, особенным, что сохранило ей жизнь (помимо внешности и стойкости характера). Конечно, ведь потом стало известно, что она была ведьмой Харренхолла.

         Возможно, именно в связи с этим Пегим Псам удалось где-то убить двух Одичалых, и вместе с Углуком Бу незамедлительно отправился  к лорду Корбрею, сдавать головы. Тот факт, что Одичалые разбежались, и им удалось до сих пор не попасться горцам, шансы убийства пяти Одичалых, чьи головы требовались лорду Корбрею как знак лояльности горцев, уменьшались с каждой минутой. Лорда не было, зато леди Корбрей весьма мило приняла горцев в тайной галерее, где Углук передал ей обе отрубленные и уже начавшие смердеть головы Одичалых. Бу поведал собравшимся, что горцы отказались от мыслей сотрудничества с Одичалыми, и будут исстрелять их везде, где встретят, однако, Одичалые разбежались, и убить пятерых пока не удалось. Леди Корбрей была очень деликатна, и полагала, что проявленной горцами лояльности вполне достаточно. Стороны расстались вполне довольные собой.

            Затем, на дороге Бу встретилась Одичалая, которая своей красотой дала бы фору многим леди. И Бу не устоял. Он пригласил Одичалую, которая с радостью пошла за ним, в горы. В глубине души, вождь Обгорелых предполагал возможность брака с этой красивой женщиной, поэтому был очень дружелюбен.  В родной долине Бу увидел идущие своим чередом дела: Хасти у костра дорезала принесённого в жертву огню воина, из числа последовавших за ней из Королевской Гавани, Таурин лечила ещё одного, видимо, чем-то не понравившегося огню, а Сигню присматривали за обоими. Бу также сообщили, что в пещере знахарки находится раненый рглорит, которого также привела Хасти. Огонь оказался рглориту очень близок, он с лёгкостью прошёл испытание им, был дружелюбен и с удовольствием делился любыми сведениями, которыми обладал. Переговорив с ним и не услышав ничего, стратегически важного, или могущего незамедлительно принести выгоду Обгорелым, Бу вернулся к Одичалой. Она чувствовала себя абсолютно уверенно, оглядывалась по сторонам, общалась. Бу стал выказывать ей горские знаки внимания, хвалить её и набивать себе цену, хвастаясь своими подвигами и достижениями. Сходство и простота нравов горцев и Одичалых не замедлили дать о себе знать. И там и там ценились сила мужчин и женщин, красота, а главное - необычность женщин, то, что у цивилизованных народов называется шармом. Одичалая совершенно не оробела от предложения Бу проверить, действительно ли она так хороша, как кажется, и эти двое к взаимному удовольствию на некоторое время исчезли для окружающего мира. Несмотря на то, что девственницей она не была, сердце Бу оказалось заполнено в том числе и в части, свободной от подвигов.

            Идиллия была разрушена напоминанием Инфанта о том, что близится вечер, а сверхдоходов у горцев как не было, так и нет, и как горцы оставались должны головы Одичалых лорду Корбрею, так и остаются. Кроме  того, он рассказал, что вождь Кровавых Ворон раскопал какой-то тайник, и получил оттуда кусок шкуры дракона и зуб дракона, а также о том, что вожди других кланов зовут Бу для того, чтобы зайти в Сердце Гор и поискать драгоценных камней. Все вместе вожди зашли в шахту, и Сердце Гор выдало им целых 6 камней, которые были честно поделены между всеми кланами, причём Обгорелым досталось два камня. Затем, долг воззвал к Бу, и у него созрело типично мужское решение: снизить число Одичалых, подлежащих передаче лорду Корбрею, отдав ему Дикую (имени, как ни странно, у неё не было). Бу предположил, что она всё равно не сможет жить по законам горских племён, тем более, что каких-либо чрезвычайных выгод от возможного брака с ней вождь Обгорелых не получит. Сердце его протестовало против такого решения, но Бу был истинным сыном гор, с несгибаемой волей, поэтому он отвёл Дикую к воротам Дома Сердца и передал её лорду Корбрею взамен третьей головы Одичалого. Его решение вызвало уважение среди железных людей, но благоволение Бу никак не отразилось на судьбе Дикой – мейстер лорда Корбрея зарезал её прямо у ворот замка. Бу всё-таки дал волю эмоциям и, попрощавшись, ушёл в горы, не став дожидаться, как ей отрежут (или не отрежут) голову. Об этой потере Бу грустил очень долго.

            Чтобы развеяться, горцы небольшим отрядом отправились в сторону Харренхолла. На фермах Арренов и Талли не нашлось ничего путного, на дорогах массово бродили армии, плавали (!) корабли, и одиноких путников, у которых могли быть деньги, казалось, не существовало как класса. Но на повороте к Харренхоллу от Орлиного Гнезда, Обгорелым встретились две барышни вполне симпатичного вида, которые никуда не успели убежать. Бу предложил охотнику Роргу наконец-то стать мужчиной, благо случай подвернулся. Взять у барышень нечего, кроме их тел, и Рорг воспользовался моментом. Одна из барышень очень даже с пониманием отнеслась к случившемуся и во всю получала удовольствие, да и вторая не сопротивлялась. Начался дождь, и выглядело это всё весьма… пикантно, поэтому другие горцы присоединились к происходящему, весело и азартно. Барышень отпустили восвояси, а сами двинулись мимо Орлиного гнезда в Лунные горы, причём по дороге Рорг умудрился набрать ещё лекарственных трав для Таурин, а Бу поймал в ручье, текущем прямо по дороге (от дождя дорога дальше от Орлиного Гнезда до Королевской Гавани больше походила на кисель, чем на дорогу), несколько неядовитых змей.

            Всё это горцы отнесли в лагерь, но Бу остался на дороге, присоединившись ещё к нескольким горцам из других кланов, которые караулили случайную добычу. Несколько раз по дороге туда- сюда маршировали армии, в некоторых из них мелькали гвардейцы Короля в белых плащах, и всякий раз горцам приходилось прятаться в кустах. Наконец, активность непонятного элемента вывела кого-то из себя, и на горцев попытались организовать облаву, которая проводилась превосходящими по числу  и по тяжести доспехов противниками, не отошедшими от дороги и на 5 метров. Горцы отошли в сторону леса с другой стороны  от дороги, прочь от Лунных гор, и спокойно отсиделись там.

            Вернувшись на первоначальные позиции, горцы обнаружили там отряд Корбреев, которые должны были охотиться на разбойников. Бу тут же предложил объединить усилия, и охотиться на кого-нибудь другого, что порадовало всех. Горцы залегли в кустах у дороги, а Корбреи вполне официально перегородили дорогу  и вычленяли ненадёжный элемент. В случае появления потенциальной добычи был оговорён сигнал, по которому горцы должны были напасть на неё с тыла и с боков. Кроме того, в случае появления кого-либо из очень властьимущих, которые могли заметить горцев и начать их истреблять, при этом статус и положение атакующих исключало бы возможность Корбреев поддержать горцев, последние, естественно, должны были разбежаться от Корбреев, которым, по плану предстояло гоняться за горцами и доблестно доложить об успешно пресечённой засаде. Однако, кто-то из проходящих (почему-то Бу полагал, что это была Ланнистеры) оказался чрезмерно бдителен, и отправил лёгких лучников в кусты. Один из них вышел прямо перед Бу, лежащем на животе в небольшом рву, чтобы быть максимально незаметным, и остановился на расстоянии около полутора метров. Естественно, что лучник увидел Бу, прицелился в него и спросил, кого видит. Что должен был ответить горский вождь на такой неожиданный вопрос? Бу поднёс палец к своим губам и глядя на лучника зашипел: «Тссс», после чего, глядя, как расширяются от удивления глаза лучника, вскочил и бросился в лес. Следом за ним, но уже из более безопасных положений, рванули и остальные горцы. С дороги доносились крики «Держи их», но держальщиков не нашлось.

           Правда, когда часть горцев, от греха подальше, ушла в горы, Обгорелые заметили за собой преследование в лице нескольких лучников, назойливо стремившихся догнать горцев. При этом, с Бу остались Инфант и Тарг, остальные Обгорелые также безопасно отступили в горы. Поскольку лучников было больше, горцы задумались, что делать, и решили отступать к перевалу Кровавых Воронов, чтобы при случае скрыться в горах либо вызвать подмогу. Когда же горцы перебрались на другую сторону дороги, они встретили нескольких собратьев, кажется, из Пегих Псов и Кровавых Ворон, и теперь-то могли попытаться вырезать этих назойливых стрелков.

            Однако, когда горцы оказались на расстоянии, пригодном для атаки с набега, стрелки отправили парламентёра. Бу, оставив из оружия только нож, спрятанный за поясом, также вышел на переговоры. Оказалось, что «имело место недоразумение», и лорд (Бу не запомнил его имя и дом), преследовал предполагаемых убийц его брата, соответственно, тоже лорда. Бу со спокойной совестью заявил лорду, что Обгорелые, да и горцы вообще, не убивали никаких лордов уже несколько дней, и никак не могут быть причастны к трагическому происшествию. Грабить – грабили, деньги за проход брали, а убивать – ни-ни. Такой ответ лорда всячески устроил, и извинившись (!) за недоразумение, в сопровождении своих лучников лорд отбыл искать виновников смерти своего родственника дальше. Усталые, горцы вернулись в горы.

            Не успела наступить ночь, как со стороны перевала раздался крик «Обгорелые», и Бу тут же вспомнил, что днём один из братьев Ночного Дозора рассказал ему о найденном дозорными за Стеной предмете, обладающим магией древних, и хранящимся в ближайшей с той стороны Стены богороще. Причём Одичалые бились за этот предмет до последнего. Хасти, слышавшая рассказ, возжелала этот артефакт, и горцы договорились с Дозорным, что он проведёт их под покровом ночи в ту богорощу тайком от всех. Предгорьями и лесами без света Бу повёл Обгорелых к Стене, благо представлял направление и знал расположение ближайших владений железных людей. Вместе с дозорным Обгорелые добрались до Стены, никем не замеченными. Там, дозорный обратился к кому-то из своих собратьев,  и двое дозорных с факелами повели Обгорелых в богорощу, пугая страшными лютоволками и Одичалыми. Странно, что дозорные не стали пугать Одичалых горцами, это было бы более чем разумно. Тем более, что одинокий лютоволк, собравшийся напасть на Обгорелых, находившихся в богороще, явно передумал, когда (он же умный) сосчитал, сколько диких и готовых ко всему горцев, каждый с двумя орудиями в руках, ждёт его появления.

            Так что Хасти в относительной безопасности разрыла ямку под чардревом и достала оттуда некий кинжал, действительно наполненный силой, похожий (как выяснилось потом), на кинжал из драконового стекла (никогда бы не догадался). При этом было ей очень сложное видение, которое взрывало мозг Бу на протяжении ночи и большей части следующего дня. В пересказе Хасти видение таково: Лунные горы – это чаша, в которой всё варится, как суп. С юга от чаши находится человек с синими, ледяными глазами, а с севера – с огненными. В центре чаши появляется звезда с семью разноцветными лучами, два из которых обламываются, вместо звезды появляется трёхглавый дракон, головы которого грызутся друг с другом, затем белое древо, около которого стоят два человека -  в белой одежде и в чёрной. Человек в белой одежде держит на своих руках светленькую девочку и серенькую девочку, человек в чёрной одежде держит чёрный меч и красные шары. 

             Вернувшись в свою долину, так же лесными тропами, Обгорелые устроили совет, пытаясь разгадать значение видения, посетившего Хасти. Получалось вполне  стройная (с точки зрения персонажа) картина: почему-то Иные оказались с юга от Лунных гор, а рглориты – с севера, соответственно, в таком случае рглориты – огнепоклонники – не преминут уничтожить Стену из льда - антипода огня, а Иные смогут запросто уничтожить жизнь, как таковую, в центре Лунных гор находится самоцветная шахта – Сердце Гор, в которой добываются пять из семи видов самоцветных камней Вестероса (собственно, лучи), Драконы – правящая династия – борются сами с собой за власть, что может привести к возрождению старобожия. Человек в светлом – септон, человек в чёрном – мейстер, у септона на руках девочки – дочери Короля, одна из них (серенькая) – Шира (так как бастард), имя другой горцы не помнили никогда, мейстеров поддерживают два каких-то дома (уж больно похожи на гербы красные шары и чёрный меч). Толку от такого предсказания - чуть. Вторая трактовка видения происходила от игрока, но её использование противоречило бы логике персонажа, ибо неочевидно для горца. Отличия не существенны, так, звезда – это Семь королевств Вестероса, два из которых бунтуют (на тот момент полагал, что это Тиреллы и Грейджои (Грейджои не короли Вестероса, но бунтуют же), а дальше всё примерно также, как у персонажа. Была также мысль про яйца драконов и меч из драконьего стекла, которых хранятся за стеной, так как человек в чёрном запросто может быть Ночным Дозорным. Но и от такого предсказания пользы никакой. Оно не несло горцам никаких путеуказателей (для чего, собственно, и проводятся гадания), было статично и, по сути, бесполезно. Кинжал не имел никаких видимых признаков того, что он из драконового стекла, в обряды Хасти никак не вплетался и дополнительных эффектов не давал, таким образом, был бесполезен. Правда, это размышления игрока, а не персонажа, поэтому Бу отправился спать очень довольный собой, даже воспоминания о Дикой потускнели. 

 

День четвёртый (суббота, 21.07.2012. Апофеоз.)

Утро последнего дня игры ознаменовалось для Обгорелых известием о том, что в Орлином Гнезде власть захватили Рглориты.  Мимолётно появилось ощущение, что ночное откровение шамана Хасти в Богороще за Стеной начало воплощаться, ибо Рглор явно отождествляется с «человеком с огненными глазами», а сходство религий позволяло надеяться на удачные взаимоотношения. Единственно, что было непонятно – каким образом в Орлином Гнезде оказались рглориты в числе, достаточном для захвата хорошо защищённой крепости. Кроме того, духи сообщили, что какое бы решение Обгорелые не приняли при выборе своей стороны в этом  конфликте, они не должны совершить некое действие, о котором осведомлены Кровавые Вороны.

Было очевидно, что речь шла о наследнике Торольда (?), жившем в Орлином Гнезде, и способным привести горы к процветанию (парадоксальное предсказание, поскольку все кланы в горах процветали, у всех были козы, деньги, оружие, и в горах царило равновесие). Задав тот же вопрос Кровавым Воронам, Бу удостоверился в собственной прозоливости, а заодно пригласил Кровавых Воронов присоединиться к военному походу. При посещении долины, где жили Пегие Псы, Обгорелые выяснили, что Пегие  Псы большей частью погибли ночью при посещении кабака на Севере. Практически одновременно с этой новостью горные ущелья донесли до Обгорелых зов рога с дороги, разделяющей предгорья Лунных Гор и Дом Сердца – вотчину Корбреев. И  действительно, Корбреи звали горцев выступить единым фронтом против захватчиков Орлиного гнезда, обещая по-прежнему поддерживать добрососедские отношения, а также, в случае успеха, высказаться в интересах горцев перед Королём, ибо дело носит явно государственный характер. К тому моменту Бу, сын Брего, давно достиг духовного просветления, и его постоянно тянуло к свершениям. Авантюризм горцев толкнул их к военному походу, и сторона- союзник была уже выбрана. Духи (интуиция) отчётливо шептали, что сторона Короля выигрышная, а рглориты, несмотря на отчётливое сходство, партия, с которой очень легко погибнуть.

Бу, как и положено Красной руке, а также шаманка Хасти, в сопровождении Инфанта, Рорга и Тарга отправились на переговоры с людьми, захватившими Орлиное Гнездо. Пройдя горными отрогами, Обгорелые оказались в тылу Орлиного Гнезда, со стороны Чаячьего городка. Тишина приветствовала их. В крепости шумели люди, но на помощь уже никто не звал. Горцам был необходим информатор, который и был выслежен возле отхожего места. Как назло, его дух был силён, и на угрозы, подкуп он отреагировал крайне спокойно, отказавшись рассказать об известных ему событиях в Орлином Гнезде. Он верил в Семерых, в кошельке имел всего две медных монетки, и  в  гневе Бу умертвил мужчину, тем более, что узнал в нём палача. Кстати, это был единственный Аррен, убитый горцами за всю игру. Не получив информации, Бу отправил воинов в свою долину, а сам обратился к Корбреям, до которых довёл последнюю информацию, и поделился вчерашним видением Хасти, попросив рассказать про гербы железных людей. Мейстер высказал ряд предположений, обозначив белое древо старобожием, чёрного человека и чёрный меч ночным дозорным, красные шары драконьими яйцами. Одну из девочек на руках белого человека мейстер посчитал Широй Морской звездой, но которую – так и не смог сказать. В целом, он высказал Бу мнение, что видение не содержит гербов (кроме герба Таргариенов), и не несёт большой смысловой нагрузки. К тому моменту Бу был полностью с этим согласен, ибо Хасти таскала кинжал на своей груди с момента его нахождения, и никто не заинтересовался этим магическим предметом, в том числе и при посещении ею Королевской Гавани. Кстати, о том, что Обгорелые получили магический кинжал, до поры Бу умолчал.

В свою очередь, Корбреи сообщили, что в Орлином Гнезде на момент мятежа находился один из принцев  - Таргариенов, и что его судьба очень их интересует. Тогда Бу и Хасти снова отправились на переговоры, так же через Чаячий городок, но уже открыто. Удивительно, но практически сразу же им встретился бывший Мастер над Оружием Орлиного Гнезда, имевший на одежде герб в виде бегущего кабана. Он узнал горцев, и незамедлительно рассказал им о своей причастности к захвату Гнезда, похвастался тем, что все мужчины – Аррены, находившиеся в крепости, кроме старика –Аррена, и нескольких женщин, мертвы, принц Таргариен также был убит в пыточной и труп его скинут со стены. Он также предложил присоединиться к ним в мятеже, обещав Лунные горы в абсолютное владение горцев, с сохранением той фактической независимости, которой горцы пользовались на тот момент.

На вопрос Бу о наследнике Торольда мятежник гордо ответил, что не знает такого, но простолюдины целы, и в случае присоединения горцев к мятежникам, им, безусловно, будет предоставлена возможность обыскать замок в поисках интересующего их человека, но не ранее. Бу обещал подумать, и вернулся с Хасти  к Корбреям, а затем, рассказав всё Корбреям, в горы – чтобы обратиться за советом к духам.

Духи были ещё более невнятны, и волевым решением Бу призвал горцев своего клана, да и других тоже, примкнуть к добрым соседям – Корбреям и армии Короля, с целью освобождения Орлиного Гнезда и получению, в случае удачи, милостей от Короля. Тем более, кровь Арренов и так в изобилии струилась по скалам у Орлиного Гнезда и радовала сердца горцев.  

Пока воины гор собирались к битве, Бу вышел вместе с Корбреями под стены Орлиного Гнезда, чтобы быть  в курсе последних событий. Убедившись, что штурма не избежать, Корбреи предложили разделить силы: горцы должны были атаковать Гнездо через Чаячий городок, как только вход в город через Кровавые ворота будет открыт армией Корбреев. Часть горцев осталась с армией Дома Сердца на дороге, а часть, ведомая Бу, обошла город с тыла. Однако, горцев ждало разочарование – Чаячий городок был полностью разорён и проходы к остальной части города и крепости завалены.

 Вернувшись на дорогу, горцы обнаружили, что армия Корбреев сразилась с армией мятежников, и с потерями Корбреи отступают к себе для лечения раненных. Самостоятельно напасть на город с армией  горцы не могли, поэтому решили примкнуть к армии короля, которая вскоре должна была прибыть к Орлиному Гнезду.

Кроме того, стало известно, что наследник Торольда выжил и им является воспитанник Арренов – 11 летний мальчик, который вместе с матерью убежал через тайных ход и находится в Королевской гавани. Шаманы кланов отправились за ним.

Среди людей, прибывших к месту осады, Обгорелые встретили двух родственников – горцев-Обгорелых по материнской линии, не имевших ожогов, но близких по духу,  которые от радостной встречи отсыпали соплеменникам немного денег, что, безусловно, укрепило родственные отношения.

Тем временем, армия Короля штурмовала Орлиное Гнездо, а к горцам пришли вести о том, что наследник Торольда уже в Лунных горах, у клана Кровавых Воронов, также как и леди Аррен. Бу тут же отправился в горы, оставив верных воинов недалеко от Гнезда, чтобы Обгорелые успели поживиться военной добычей, в случае стремительной победы Короля. Уже в горах, кланы мгновенно пришли к соглашению о том, что наследник Торольда им не нужен, а вот леди Аллейна Аррен – интересная добыча.

 Кому в голову пришла мысль женить Бу на леди Аррен, уже не ясно, но эта мысль почему-то захватила Бу. Леди Аррен мгновенно сориентировалась в ситуации, и предложила вместо себя свою младшую сестру Дремеру, пояснив, что она замужем за Старком, который вроде как погиб, но она должна уехать в Винтерфелл отбывать траур, кроме того, она не может наследовать Орлиное Гнездо, если её муж погиб.

Бу пребывал в недоумении, сложные порядки наследования железных людей смущали его, но духи гор (а беседа с леди Аррен проходила в Сердце Гор – самоцветной шахте) шепнули Хасти, что леди говорит правду, и ей надо верить. Бу почти согласился, но выяснилось, что Дремера Аррен находится в захваченном Орлином Гнезде, и её сперва надо спасти. Опасаясь неожиданностей от других горских кланов, Бу предложил леди Аррен кров и пищу в долине Обгорелых, а сам вместе с Инфантом отправился к Орлиному Гнезду.

Практически по прибытию, ворота замка были вскрыты штурмующими, и королевская армия продолжила бой на внутренних укреплениях. Один из лордов, представлявших Короля, пригласил всех зайти внутрь замка, и горцы тут же последовали его совету. Перед этим, к штурмующим прибился бродячий цирк, и одна из артисток в синем шапероне вызвала у Бу необъяснимое желание перерезать ей горло, но также необъяснимо Бу это желание не реализовал. Оказавшись в крепости, Бу и Инфант принялись расспрашивать выживших местных жителей о судьбе Дремеры Аррен, и выяснили, что её уже давно убили. Вместе с тем, Бу и Инфант решили поживиться в крепости и приступили к осмотру нижних помещений, не занятых воинами. В одном из помещений – лазарете горцы обнаружили лорда Старка - якобы погибшего мужа леди Аррен, он почти полностью оправился от ранения, из-за которого его считали мёртвым. У Бу мгновенно созрел план. Слово мужчины намного весомее в мире железных людей, чем слово женщины, кроме того,  объединив их в своей долине, Бу фактически гарантировал выживание, доказывал крайнюю лояльность горцев, имея при этом возможность в любой момент расправиться с ними, если соглашения не будут достигнуты.

Не откладывая в долгий ящик, Бу предложил лорду Старку проследовать к его леди-жене, и тот, после недолгих колебаний, согласился. Бу осторожно намекнул лорду, что рассчитывает на ответный реверанс с его стороны, поскольку спасение леди Аррен, сохранение её жизни, да и лояльность к самому лорду Старку дорогого стоят. Лорд отличался практичностью и понятливостью, и тут же предложил Бу поддержать его перед Королём, и, если леди Аррен пожелает, восстановить Малый дом – дом Лунных гор, сделав Бу полноправным Лордом Лунных гор.

Вообще, Бу в бытность свою вождём клана Обгорелых категорически  высказывался против подчинения горцев железным людям и сопрчистности к их системе ценностей, но почему-то сдержаться в этот момент не смог, и сомнительное честолюбие возобладало над стремлением к абсолютному суверенитету.

По прибытию в Лунные горы оказалось, что в горных долинах всё оставалось по-прежнему, леди Аррен вполне мило болтала с шаманкой Обгорелых Хасти и их лекарем Таурин (под вполне надёжной охраной, впрочем). Охотник Рорг выклянчил у леди Аррен обещание женить его на знатной леди, а также немного денег. Когда знатная семья воссоединилась, Бу сообщил о смерти Дремеры Аррен, и спросил, как же будут вознаграждены его лояльность и честность, на что леди Аррен, а также её супруг лорд Старк подтвердили своё намерение восстановить Малый дом Лунных Гор, даровав Бу титул лорда, и добиться признания этого у Короля. Горцы сохранят свой жизненный уклад, свои верования, и получат права, равные правам остальных жителей Вестероса. На этом соглашение было достигнуто, у лорда Старка под благовидным предлогом был изъят последний серебряный олень, и Бу вместе с Инфантом повёл леди Аррен и лорда Старка к Орлиному Гнезду.

Проходя мимо мастера над оружием Дома Сердца, Бу поинтересовался, верен ли законным Арренам лорд Корбрей, и должны ли леди Аррен и лорд Старк преодолеть опасную военную дорогу до Орлиного Гнезда. Корбреи были верны своему сюзерену, и горцам удалось доставить леди Аррен и лорда Старк в Орлиное Гнездо как раз к тому моменту, как последние мятежники были смяты.

На дороге у замка к Обгорелым присоединились вожди Кровавых  и Каменных Воронов, чьи воины жаждали военной добычи, но также не могли участвовать в штурме, поэтому находились у крепости, в крепости и вполне удовлетворились известиями о предстоящих социальных изменениях в Лунных горах. Кроме того, леди Аррен обещала вождю Кровавых Ворон, который, оказывается, давно вёл переговоры с Арренами о замирении, валирийский клинок Арренов. По указанным причинам, горцы проследовали за леди Аррен и лордом Старком к Лорду – Командующему, который представлял Короля.

Как выяснилось, часть верных Арренам лордов с начала штурма забаррикадировалась в круглом зале Орлиного Гнезда, и теперь готовилась начать Малый совет. Поскольку Лорд-Командующий приказал не допускать никого туда, горцы обошли стражу и влезли в окна. Не сдержавшись, по пути они обшаривали трупы мятежников, пустые комнаты, Бу даже зашёл в библиотеку (так эту комнату с множеством свитков называл брат лорда Корбрея) и порассматривал картинки, а также утащил несколько свитков, в которых были нарисованы травы.

У дверей круглого зала стояли стражники, к которым горцы присоединили (для пущей надёжности), нескольких своих воинов, а вожди прошли в зал. Столько горских вождей без оков и сопровождавшей стражи никогда не были в этом зале – центре власти Арренов. Леди Аррен предъявила свои права на Великий Дом Аррен и через некоторое время, её права признали присутствующие, кроме лорда Хантера, который молча  вышел из зала.

Вообще, Бу был очень удивлён беспорядку, который допускали железные люди на своих собраниях, лорды ругались, перекрикивали друг друга, почти как горцы при дележе добычи, но при этом признавали главенство леди Аррен. Нужно отметить, что на начало совета, лорд Корбрей отсутствовал в зале, да и вообще в крепости, и Бу счёл необходимым отправить за ним своего человека, так как не знал, что ожидать от собравшихся, и надеялся на наличие (хотя бы номинально) лояльного к горцам человека, славящегося воинскими навыками и честностью. К тому моменту как лорд Корбрей прибыл, наиболее напряжённая часть собрания прошла, часть лордов выразила свою лояльность к наследникам леди Аррен и её мужа – лорда Старка, принеся клятву. 

Надо заметить, что горские вожди быстро перестали понимать, о чём идут споры, но предложение горцев  перерезать горло некоторым особо шумным лордам на собрании принято не было.

В разгар событий в зал зашла та самая циркачка в синем шапероне, которая оказалась леди Элейной (?) Аррен, выжившей при захвате замка, и теперь предъявившей права наследования. Бу очень расстроился, что не перерезал ей горло на дороге, ведь перспективы стать лордом Лунных гор начали таять. Однако, леди Аллейна Аррен не собиралась сдаваться, она припомнила двоюродной сестре (?) предстоящее вступление той в брак с Ланнистером, и наличие у неё (Аллейны) слова Короля, оставляющего за ней и её с лордом Старком потомками Орлиного Гнезда, и назревавший конфликт был отложен для представления Королю.

Леди Аллейна Аррен и её муж чрезвычайно мягко отнеслись к ей деду- Аррену, который выжил при мятеже, осуществлял при этом функции управления крепостью, и, явно, был причастен к мятежу. Даже свидетельства горцев, которые в разговоре с бывшим мастером над оружием сделали вывод что все живые знатные в крепости – мятежники, также были признаны недостаточными. Дед – Аррен получил место Мастера над оружием.

Наконец, речь зашла о горцах, и обещанного им (точнее, Бу), титула Лорда Лунных Гор. Как ни странно, мысль сделать горца лордом не вызвала серьёзных возражений. Сомнения высказывал, по-сути, один только лорд Ройс или Роллс, Бу не запомнил.Этому лорду, судя по всему, было жаль дважды разорённой кем-то фермы, но обвинить Бу в этом лорд не мог. Да и не грабили Обгорелые ферм с дальней от гор стороны дороги.

Бу обещал, что горцы будут соблюдать законы железных людей и своими силами карать отступников, поддержат в войне, собирая деньги за проход по дорогам вдоль Лунных гор, будут отдавать денежку Мастеру над монетой, перестанут грабить фермы знаменосцев Арренов, но при этом сохранят свои верования, социальный уклад, получив за это Лунные горы  в признанное владение. О том, что добыча самоцветных камней из шахты  каким-то образом будет связано с Арренами или другими лордами, горцы не оговаривали, оставляя за собой право безраздельно владеть и добывать самоцветы. 

Собравшиеся лорды потребовали, чтобы Бу стал на одно колено, дед Аррен стукнул его боковой частью меча по плечу, после чего провозгласили, что Бу, сын Брего, становится Лордом Лунных гор, а соответствующие документы будут выправлены и согласованы с Королём.

Почти сразу же, в зал был допущен посланник Ланнистеров, который сообщил о том, что Ланниспорт был разграблен Грейджоями, и попросил военной помощи. Однако, лорды Долины были озабочены собственными проблемами, разорёнными хозяйствами, отсутствием еды и гибелью большого числа жителей.

Горцы, как новоявленные равноправные подданные Короля, предложили оказать Долине помощь продуктами, ибо продуктов скопилось в горах очень много, намного больше, чем было необходимо горцам. Кроме того, леди Аррен предложила Бу направить отважных горцев на войну с Грейджоями, что и было сделано.

Бу, как Лорд Лунных Гор, прошёл по стоянкам всех кланов и оповестил о получении им статуса Лорда Лунных Гор, предложил присоединиться к походу за долю в добыче. Особые опасения вызывала у Бу необходимость посещения долины Пегих Псов, отличавшихся не меньшей хитростью, чем Обгорелые, и имевших бОльшую военную силу. Однако, Псы просто отказались идти в поход, сославшись на усталость, попыток напасть не предприняли, и Бу, не откладывая, ушёл к своей долине, жалея, что прибыл к Псам без военного сопровождения, рискнув своей жизнью.

Затем, новоявленный лорд повёл добровольцев горными перевалами к Рейнам, где и встретил королевскую армию. Среди военачальников оказался и посланник Ланнистеров, который подтвердил, что Бу  является Лордом Лунных Гор и прибыл для оказания военной помощи Ланнистерам. Лорд-Командующий сообщил, что начался королевский мир и поблагодарил горцев за службу королевству.

Огорчённые отсутствием военной добычи и обрадованные отсутствием вопросов по поводу нового статуса горцев и их Лунных гор, Бу и другие вернулись в Лунные горы, где стали ждать королевского решения и выдачи соответствующих грамот, подтверждающих статус Бу, как Лорда Лунных Гор.

Вождю Кровавых Воронов Асмунду Бу обещал место Мастера над оружием, а вождю Каменных Ворон – место Мастера над монетой. В действительности, горцы абсолютно не представляли, зачем им нужны эти должности и титулы, но надеялись разобраться в этом в ближайшее время. 

Кроме того, стало известно, что давний друг Обгорелых – лорд Корбрей получил титул Хранителя Востока. Эта новость позволяла надеяться на процветание Лунных гор и горцев с любым статусом, но оставляла неженатого Бу размышлять, нужен ли Корбреям (и Королю) такой сомнительный Малый дом.

Конечно, были и другие приключения и интересные встречи, но в насыщенном калейдоскопе события сливаются, находят друг на друга, забываются, в конце концов, поэтому Бу вспомнил самые яркие.

На этот момент Бу был высокодуховным горцем, и имел 9 бусин духа, из них 2 красного цвета. Кстати, есть ощущение, что духи гор были самыми нищими среди остальных божеств потому, что, когда добирались до обряда поклонения духами Огня у Обгорелых (а он проходил минимум два раза в день), то духовности выпадало ну просто очень (!) – 3 бусины духа на 9 человек (объяснения духа: ребят, кончились, а больше нету, я б ещё отсыпал, но взять неоткуда). Когда Бу, Красная рука клана Обгорелых, участвовавший во всех обрядах, приносивший жертвы духам и совершавших деяния, отзывающиеся в судьбах если не мира, то Запада точно, на штурме Орлиного Гнезда видел пехотинца с 12 бусинами духа, то банально охренел от удивления.

 Короткий отзыв. Не сдержался.

Вообще, первая игра за долгое время, о которой я затрудняюсь высказаться однозначно.

Нахождение Лунных гор в прямой досягаемости от 4 других локаций – это не очень хорошо. От долины Обгорелых  до Рейнов из Кастамере было метров 20, не больше, и часть игровой территории прекрасно просматривалась. От Пегих Псов до таверны «Под юбкой» около Ланниспорта было тоже не больше 100 метров. От Каменных Ворон до Арренов – метров 50. А от входа в Лунные горы, отмеченного мастерской вывеской «Лунные горы» до Дома Сердца не более 30 метров. Такое большое количество локаций и их скученность не улучшает игру.

Правила слишком сложны. Нашему кузнецу не понадобился ни один из его навыков, а знахарка, хотя и изучила практически все известные на игре болезни и способы их лечения, не видела ни одного заболевшего персонажа, ей, конечно, пригодились хирургические навыки, но это ж не всё в игре лекаря?!

Правила по боёвке армий полностью исключали возможность участия горцев в войне армий, как, впрочем, и других сателлитов. Да, тот факт что армия из, например, 7 бойцов, появившись в полутора метрах от 30 бойцов без армии автоматически приводит последних к смерти, передаёт эпичность Мартиновских баталий, но совершенно не радует 30 бойцов, который просто лопнули. Вполне возможно, (и мы обсуждали это с Ветром после игры), стоило дать сателлитам возможность биться с армией, имея 1 собственный хит (доспешные хиты сателлитов вообще не шли бы в учёт), и снимая 1 хит с солдата армии своим ударом. Это тоже отражает масштабность и делает игру живее.

Однозначно, нельзя закреплять существенные моменты на тысячнике в исключительные обязанности 1-2 человек. Ресурсы могут и должны распределять по расписанию региональщики, чиповать и допускать охотников, кузнецов, лекарей и их кузницы и лекарни соответственно, тоже могут региональщики. Допуск охотничьего оружия и его оформление должен был полностью начинаться и заканчиваться на мастерке за один заход.

Мастера по боёвке, по моему мнению, успевали везде, и их сектор был самым чётким (что вызвало мои возражения, я отметил, но эти правила отслеживались самими мастерами, и соблюдались нами). Респект вам, парни, и уважуха! 

А вот про другие сектора (кроме, пожалуй, квестов) такого сказать не могу. Почему у наших региональщиков банально не было тех же бусин духа в расчёте на всех горцев? Почему у них не было чипов еды, драгоценных камней для шахты? Им кто-то из костяка мастеров не доверял? А зачем тогда региональщик, если он не имеет доступа к разрешению очень  важных моментов в жизни локации? Сложилось ощущение, что региональщики (как минимум в нашей локации) – это не мастера совсем, как бы они не хотели помочь игрокам своей локации.

Спасибо вам, Катя, Дима и Максим за то, что вы старались. Вы пытались решить то, что не могли, помочь там, где ваши возможности заканчивались. Ваш труд был заметен. С уважением отношусь к некоторым представителям МГ «Наррентурм», но вот впечатления, что мастера – это коллектив, работающий заодно, не сложилось. Казалось, что есть МАСТЕРА, и недомастера. Хочется спросить – зачем? 

Ещё резанула услышанная от человека в "фирменной одежде" МГ "Наррентурм" (не рассмотрел лица, а голос был незнаком) фразочка: "Нам (мастерской группе) главное, чтобы хорошо поиграли в Королевской Гавани "Золотые леса", а все остальные - по... (оставляют равнодушными)". Я надеюсь, что труд, который вложили в эту игру "Золотые леса", действительно  принёс им удовлетворение, но не меньший труд вложили в игру те же Аррены, да и многие, многие другие. Если МГ действительно хочет расти над собой, пусть КАЖДЫЙ из вас проявляет политкорректность. Ваши предпочтения понятны и  об';яснимы. Но вы позиционировали игру для всех, а  не только для Москвы и не только для ЗЛ. Так что ай-я-яй, товарищи.

Ещё негативчик: когда горцы, в соответствии с правилами и требованиями мастеров, уже полностью сдав игровой взнос, скинулись и купили около 2 км киперной ленты для огораживания Лунных гор как таковых, огородили нетканкой свои игровые и неигровые локации, наши ближайшие же соседи, Аррены, отгрохав изумительный замок и Кровавые ворота, не удосужились соблюсти правила и огородить неигровые стоянки хотя бы киперкой, а кроме того, разместив Чаячий городок и, соответственно, игровые строения, среди неигровых – банально, среди палаток? Где был их региональщик, другие мастера? Где оказался тайный вход для горцев, которые однозначно должны были и могли попадать в Чаячий город и далее? Полагаю, что на игре с таким бюджетом мастера могли выделить средства на значительное количество киперки, чтобы исключить такие проблемы.

Ощущение коммерциализации проекта зашкаливает. Мастера, выполните своё обещание, выложите смету. Все хотят научиться зарабатывать на РИ живые деньги. Это не упрёк, это нормально.

Концерт на открытии игры не нужен, видимо, никому.

Игра неплоха, но могла взлететь гораздо выше, воодушевления по её окончанию, к сожалению, не было, а потому вердикт: "Не вышел у тебя, Данила-мастер, каменный цветок". 

 

интересно