введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Макарова Ольга Александровна (Heldegard)

Функции

Исповедь старой Шаманки.

Событие: Черное пламя
Последнее изменение: 07.03.2013 в 22:38

 

Многое из нижеописанного я уже и сама не помню, но все равно, все что происходило, происходило приблизительно так. Не будет описаний дороги, не будет парадов, не будет бытовухи. Только сказка, такая, какой она была.

 

Ночь первая: и умерли они в один день…

                                                                                               - Слушай, Аспид…

                                                                       …

                                                                                                       - Вообще-то он Асмунд…

                                                                                                     - Эээ, не суть… 

После землетрясения Шаманка Клана Лунных Братьев посмурнела и приуныла. Большая часть племени была уничтожена, как и многие ее цели и стремления. Она больше не била никого посохом, не возмущалась, не размахивала руками, она больше не боролась за власть, так как, по сути, стала главой племени. Выжило трое: она, старый пришлый кузнец и молодой охотник. Ну и куда деваться опустошенным людям, у которых не осталось собственного очага? Она не сможет возродить племя, она слишком стара, что бы рожать детей, а на охотника, а тем более на кузнеца рассчитывать тоже не приходилось. Остался один выбор и одна надежда. Юная женщина – Рала, из клана Кровавых Воронов носила в себе дочь юного сына вождя - Ултара (когда умудрились?!). Но они не успели освятить свой союз при Луне, но именно этот ребенок сможет возродить племя, так предвещали предки. И старая Таэган решила, что станет наставницей и защитницей девочки, что расскажет ей старые легенды и обучит искусству разговора с духами.

Племя Кровавых Воронов тоже пострадало от землетрясения, пусть и не так сильно, как Лунные братья. Они лишились трех главных жрецов, и у них погасло вечное пламя у тотема огня.

Вождь Асмунд терпеливо выслушал злоключения Лунных Братьев и предложил им свое покровительство. Пусть они живут вмести с ними, пока не окрепнут и не создадут новые семьи, но до тех пор будет жить в мире и согласии с Кровавыми Воронами, и будут приносить пользу племени.  Так и порешили.

Племя Кровавых Воронов располагалось недалеко от сердца гор, что бы попасть в долину,  было необходимо пройти по узкому ущелью, в котором разойтись смогут только два воина. В центре стоял общинный дом со столами и скамьями, за которыми могло рассесться все племя, да и то место останется. Там был и очаг, у которого возились женщины, и стойка с оружием, которым так гордились мужчины. Это были смелые воины, это подтверждали шкуры, прибитые к стенам и постеленные на пол. В небольшом закутке, за стенкой хлопотала знахарка – там пахло растертыми травами  и дымом. За домом были хижины, в которых только ночью зажигались лучины, т.к. вся жизнь проходила в общинном доме. Именно он при нападении стал бы крепостью и защитой…

Первым делом мужчины пошли строить кузницу. Было много юных охотников, а вот с железом была беда. Как хорошо, что появился кузнец, который может обеспечить воинов хорошим оружием.

Таэган  повели к алтарям. У Кровавых Воронов было аж три алтаря: Чар-Древо – символ жизни. Древо смерти – на котором висели кости врагов и главный алтарь тотем Ворона с очагом у подножия. Огонь потух, но от этого место не перестало быть священным – от него веяло великой силой.

Рала была жрицей Древа-Матери, теперь же она должна была отвечать за все ритуалы. Она была немного напугана ответственностью, которая ложилась на ее плечи и поэтому с радостью приняла предложенную помощь от Таэган. Рала понравилась Таэган – пусть она была еще юна, но она была уже настоящей женщиной, матерью племени, с мягким характером и очаровательной улыбкой. Некоторые воины еще не воспринимали ее всерьез, особенно брат, но вскоре она станет мудрой и опытной шаманкой.

По умершим под завалами было решено провести тризну.  Должны были собраться все племена, что бы почтить память своих воинов.  Это был и хороший повод собрать вождей на совет.

Весь остаток вечера две шаманки подготавливали тела (которые положили на стол, а потом дружно пролюбили, так что трупы  пришлось делать заново за 5 минут до начала тризны) к ритуалу, искали дрова для похоронного костра и бегали к соседям, чтобы узнать, как там идут дела.

С наступлением вечера на равнине собрались все племена. Люди стояли с опущенными головами, с факелами в руках, грохотал барабан, а перед алтарем собрались все пять шаманов из всех племен. Всего погибло 13 человек: пять Лунных братьев, пять Кровавых Воронов, двое Каменных Ворон, и один человек их племени Обгорелых.  Шаманы хвалили своих умерших друзей и опускали их тела в огонь. Старая Шаманка почти плакала, когда рассказывала, как их вождь упал с обрыва, отправившись спасать из-под завала жену и сына. В конце ритуала, была принесена еще одна человеческая жертва, чтобы духи гор взяли на одну жизнь больше и не гневались на горцев.

После обряда должно было состояться празднование. Как объяснила Рала: «Духи умерших увидят, что по ним не скучают, и не будут тревожить живых». Естественно, что все горские племена не поместятся за одним столом, поэтому молодым охотникам было поручено развлекать гостей, пока представители кланов совещаются. Таэган сразу приметила себе место за столом и решила понаблюдать за происходящим.

Вождь Асмунд говорил, что в такие тяжелые времена племена должны держаться вместе и помогать друг другу. Все согласно кивали, хотя во многих глазах Таэган видела недоверие и корысть. У Асмунда мягкое сердце и широкая душа – он не будет воевать и строить заговоры с сожалением думала старая шаманка, а жаль. За столом было решено, что завтра представители всех кланов отправятся на охоту. Больше разговоры о политике не шли. Пегие псы притащили громадный бычий рог, а Градос - сын вождя поспешил наполнить его пивом.  Рог пустили по кругу, и он достаточно быстро пустел (каким-то чудом рог поместил в себя ящик «Оболони») под рассказы про того самого бычка. Асмунд нашел рог поменьше, в который Пегие псы поспешили налить своего ядреного напитка, называемого «Злой водой». Теперь по кругу путешествовали два кубка. Шаманка тоже пригубила напиток: «не обижать же гостей», но сразу поняла, что этим напитком лучше не злоупотреблять.

Когда последний гость ушел, Асмунд предложил отправить делегацию для создания дружеских связей в Орлиное гнездо.  Свое желание пойти тут же выразил Градос, который, выпив слишком много огненной воды, еле стоял на ногах. Устало посмотрев, на то, как Градос завалился спать под ельник, старая Шаманка решила, что на сегодня с нее хватит приключений: все-таки женщина старая, нужно и режим соблюдать, а не полночи лазить по горам. Улыбнувшись своим мыслям, она отправилась спать.

 

День второй: от похорон к свадьбе

- А кто это там прячется? И так неумело…

 

Еще до завтрака делегация Кровавых воронов отправилась к Обгорелым, что бы по присутствовать на жертвоприношении (ребята вставали поразительно рано и ловили топающих домой рыцарей) и взять немного живого огня, что бы возродить свой алтарь.

Сидя у костра, старая шаманка услышала занимательную историю про вчерашний поход. Ночью какую-то принцессу выдавали замуж, причем на церемонию позвали всех, только кого можно было позвать – со всего мира, окромя горцев. В связи с свадьбой по дорогам шаталось не мало народу. Наши горцы решили быть осторожными, и пошли тайными горными тропами. В темноте они несколько раз чуть было не сорвались в пропасть. Что бы ни искушать судьбу уже на подходе к Орлиному гнезду они решили все же спуститься в долину. В воротах города стражи не оказалось. Удивленные горцы долго бродили по городу, старательно шифруясь под местных жителей. Им встретилась только пара дам, которым учтивый Вождь помог спуститься с лестницы. В итоге вся компания по домашнему засела в тронном зале, но о чудо их опять никто не заметил, только лишь через полчаса, когда они уже собирались восвояси, проходящий мимо Лорд неожиданно обнаружил горцев в замке. Не растерявшийся Асмунд сразу предложил переговоры…

Рассказ был прерван тем, что от Лунных Братьев требовался представитель, чтобы отправиться в Сердце Гор. Там собралось пять горцев из разных кланов, в основном это были вожди и шаманы. Шаман Пегих Псов предложил кидать кости на право выбрать первым камень из тех, что принесли нам горы. Каждый выбрал по косточке и опустил их в шлем, шаман встряхивал шлем, и косточки по одной вылетали из него, показывая последовательность племен. Лунные братья должны были получать камни пятыми, что было вполне справедливым, если учесть, что на тот момент это был самый малочисленный клан. Только после этого все зашли в пещеру, но каково было их изумление, когда они увидели, что в шахте камней нет. Старая шаманка сразу заподозрила, что здесь что-то не ладное, но посмотрев на Асмунда, который уже «улаживал ситуацию», решила, что затевать споры не имеет смысла. «Пусть эти камни будут действительно кому-то нужнее, или будь он проклят» подумала шаманка, но вслух поддержала идею, что Горы все еще гневаются…

Тем временем охотники начали собираться на охоту. Но делали это настолько медленно и несобранно, что раздражали всех окружающих, а в особенности шаманок, которые обещали провести ритуал  удачной охоты, для всех племен. Не менее раздраженным бегал и вождь, на которого помимо организации охотников свалились пленники. Пленников было трое. Первой привели девушку в синем платье. Она не проронила ни слова, и вид у нее был такой, что она вот-вот расплачется. Девица Таэган не понравилась – слишком уж четко читались на ее лице отвращение, страх и, наверное, высокомерие (ну и просто девочка не играла), посоветовавшись шаманки, предложили вождю использовать девушку в ритуале, который они запланировали на то время, когда войны уйдут на охоту. Но вождь вежливо отказал, сославшись, что мы не знаем происхождения пленницы и если она благородных кровей, то это может навлечь на горы немилость людей из долины.

Вскоре после девушки привели молодого человека, в синей рубашке, такого же цвета, как и у другой пленницы. Юноша был испуган еще больше, наверное, наши горцы немного перестарались, когда вели его в горы, но разговаривал охотней. Оказалось, что он подмастерье у кузнеца из долины, но когда ему предложили поделиться знаниями с нашим кузнецом – оказалось, сославшись, что он еще ничего не умеет.  Шаманки опять начали шептаться о ритуалах. Рала все чаще поглядывала на молодого кузнеца, и сказав что-то вроде: «не должен мужчина умирать, не оставив потомства» увела его за ширму.

И кузнец, и девушка оказались из Корбреев, и так как горцы обещали не нападать на мирных жителей Дома Сердца, их пришлось отпустить.

Третьей в горы пришла девушка-сказительница, она сама попросила, что бы ее провели в горы. Девушка рассказывала о людях, слагающих красивые истории, которые путешествуют из города в город и делятся легендами с людьми. Таэган решила воспользоваться случаем и поведать девушке легенду о Лунных Братьях. Девушка, выслушав рассказ, попросила разрешения положить легенду на стихи и обещала привести музыкантов в горы, которые исполнять легенду для горцев (но так и не привела). Старой шаманке эта идея очень понравилась. Так же девушка попросила разрешения посмотреть ритуал перед охотой, немного подумав шаманки согласились и на это.

По ритуалу охота должна была быть удачной. В ритуальном танце воин должен был победить зверя и забрать себе его силу. Воина согласился изображать Риган, а медведя Шенкар. В бою «медведь» повалил на землю воина, но смелый воин успел ударить зверя ножом.

В осиротевшем лагере было тихо. Вождь и Шаманки настраивались на то, чтобы вступить в транс, раскуривали травы и прислушивались к себе. Тишину начали заполнять звуки. Сначала едва слышно, но постепенно все отчетливей и громче.  Булькающий клекот варгана, ускоряющийся ритм барабана и пронзительный свист свистульки призывал духов гор прийти и ответить на вопросы.

И Духи отозвались. На секунду все смолкло, но потом налетел ветер, и зашумели деревья с неведомой силой. И в шелесте листьев можно было услышать голоса предков.

- Шшштоооо засстаааавило Вассс потревооожжжжиииииить наааас?

- Духи Предков! Духи Гор! Духи Повелители! Позвольте нам задать вопросы?

- Рассрешааем – вторил ветер.

- До землетрясения через горы прошел караван, мы видели много вооруженных людей. Это они обрушили на нас гнев гор?

- Неет, они тоже только жертвы…

- Что стало с этими людьми?

- Почееему Вассс они интерееесссууууют?

- Если есть выжившие, то им нужна помощь, если нет… то их нужно отправить в мир духов, что бы они нашли покой и усмирение.

- Хоороошшшшо, Духи Гор помогут Вам, вы найдете то, что ищите и не только.

 

Вождь с женой отправились в долину в город лордов Арренов. Мелиссе обещали показать какие-то картинки, с помощью которых она сможет лучше лечить, а у Асмунда были какие-то свои политические дела. Рала осталась в доме поддерживать огонь, а Таэган отправилась в кузницу. Старый пройдоха-кузнец как раз закончил ковать оружие и попросил шаманку это самое оружие показать духам. Шаманка взяла клинки и потащила их к Сердцу Гор (а точнее, к региональщикам). Духи оценили славные клинки и, неожиданно оказалось, что их стало в два раза больше (как сказала Дракоша – фигурки были сделаны идеально, а за это полагается в два раза больше чипов оружия – вот такая вот мастерская магия). Радостная шаманка отправилась обратно.

Принеслись первые вести с охоты. Охотников чуть не растерзали волки, много раненых. Несколько горцев, которые к тому времени уже вернулись в лагерь, они ловили змей в лесу (кстати, очень сложно увидеть в траве 20-ти сантиметровую силиконовую змейку, но воины не унывали и нашли настоящих змей О_о). Мелиссы в лагере еще не было, а тем временем, если принесут раненых – то они умрут без медицинской помощи. Шаманка, подумав, помчалась к Обгорелым. Там она как раз нашла целительницу их племени - Таурин (она же - «Коровка») и договорилась, что если притащат тела, то она поможет их перевязывать. А что бы ни терять времени она согласилась немного посидеть в главном доме Кровавых и отведать горячего травяного чая. А что бы она ни заскучала, Таэган развлекала ее старыми историями.

 Она поведала ей историю о маленькой девочке из Племени Лунных Братьев, которую несколько лет назад похитил какой-то Лорд. Разбойники у него самого похитили дочку и когда Лорду доложили, что в горах видели точно такую же девочку, и он решил вернуть ребенка во что бы то ни стало. Всадники прискакали под покровом ночи, убили несколько горцев, подожгли  дома и ускакали. Вот только Лунные Братья не крали никакого ребенка, и девочка была их, местная, дочь одноглазого охотника Грисса. Уже много лет прошло после тех событий, девочка должна была уже вырасти. Да и на самом деле до Таэган доходили слухи, что девочку Лорд воспитал, как собственную дочку, хоть и понял, что сделал ошибку, да и замужем она уже давно за каким-то знатным мужем.

Шло время, но воины все не появлялись, и Таурин отправилась восвояси, но все равно обещала помочь, если что.  Еще через некоторое время охотники вернулись  – все в белых повязках, глаза горят. Вот только они принесли плохую весть. В Королевском лесу, куда  они сдуру направились – звери большие и очень злобные живут и все бы ничего, вот только они в стаях бегают (и цены у егерей драконовские). Вот наши охотники на стаю волков и нарвались. Всех эти волки и сложили. Хорошо, что мейстер был рядом, да перевязал храбрецов. Вот только Скёгги, который, убегая, был настигнут хищником вдалеке от других, не успели найти и перевязать. Вот так закончилась охота, не принеся добычи и погибелью воина из племени Кровавых Воронов. На вечер была назначена тризна, а брат близнец Скёгги пообещал найти и убить того волка.

Пока Таэган слушала рассказы воинов, Рала отправилась на поиски потерянных хвостов. Потерю отыскать ей не удалось, но она получила даже больше. К молодой шаманке пришёл Дух белого кота и отвел ее к какому-то месту в горах и пропал. Нерастерявшаяся девушка пометила место своими бусами. Таэган тут же решила, что ей тоже следует увидеть то место. Место ничем примечательным не отличалось, только искали его довольно долго – коричневые бусы на ветке  не сразу заметны. Девушки решили  провести ритуал в этом месте и попробовать призвать Лунного Кота еще раз. Вернувшийся в лагерь вождь одобрил их решение. А еще несколько воинов рассказали, что тоже видели Белого Кота и пытались его убить, вот только он растаял в воздухе. Глупые горцы были отруганы и им строго-настрого наказали - не обижать строптивое животное. (Кстати обещанных кошечек в локацию так и не завезли. Вот так вот: в горах охотиться было не на кого, в Королевском лесу невозможно, а кушать что-то надо. Хорошо хоть Кровавые вороны коз разводили в избытке).

Пока шаманки готовились к ритуалу, Таурин притащила к воротам какую-то пленницу. Девушка потеряла память, на руках и шее у нее были узоры, и еще она говорила, что с ней разговаривали духи. Конечно, особа странная, но лекарка вспомнила историю, которую ей рассказала Таэган и подумала, что это может быть та самая девушка, которую когда-то похитили из племени. К тому же татуировки девушки были чем-то похожи на татуировки Таэган. Шаманки поблагодарили соседку, но, к сожалению, пленница  не была родом из гор. Не смотря на это, женщины увидели что в появлении девушки есть какой-то знак и решили, что надо разобраться в том, что привело  ее  в горы. Асмунд хотел вмешаться, говоря, что нельзя вот так каждого пришедшего посвящать в секреты, но был вежливо послан. Он руководит племенем – пусть руководит, но в божественное не лезет. Напуганной девушке выдали стучалку и дружной женской компанией отправились на место провидения ритуала.

Ритуал получился успешным, души услышали зов шаманок и Белый Кот появился совсем рядом с местом проведения ритуала, Таэган даже подумала, что если протянет руку, то сможет дотянуться до белой шерсти. (Думаю, стоит упомянуть, что кота шаманки соблазнили бутеродом с колбасой и кальяном. Бедная животина бегала весь день голодным). Немного повисев в воздухе Дух с мурчанием начал уводить женщин от места стоянки. Недолго думая шаманки ломанулись за ним, наказав девушке сидеть на месте, курить траву и духовно просветляться. А чтобы знать, что с ней ничего не случилось, вручили ей свистульку и ломанулись через кусты за духом кота. (Кота прозвали эксгибиционистом, потому что он распахивал на себе плащ, демонстрируя свою белую шерсть (она же меховая жилетка) со словами: «Вы меня видите». А потом запахивал: «Вы меня не видите»). Кот был, по сути, мерзким животным – он всегда выбирал путь через самый бурелом, и, догоняя его, было почти невозможно уловить тот момент, когда он переставал мурчать. В итоге поводив шаманок кругами, он завел их в сердце гор и растворился. Расстроенные они отправились докладывать, о том, что у них получилось вождю. Рассказав, все в красках они наконец вспомнили, что там, где-то в горах их ждет забытая девочка и не теряя время шаманки помчались к месту, где ее оставили. Девушка выглядела уставшей, наверное, всю ночь, которую она провела на перевале, не сомкнула глаз (конечно, она сидела там не всю ночь, а всего-то полчаса, но все равно скучно одной сидеть). Но с другой стороны она обогатилась духовно, видела видения, которые велели ей отправляться в Королевскую гавань и нести свою веру. Шаманки предложили побыть в горах еще немного, но девушка отказалась и они вывели ее к дороге.

                Оказавшись у дороги, женщины решили опять поискать хвосты. А пока искали, поговорили с духами, которые живут как раз в той местности (региональщиками), которые объяснили, что идти за котом до самого Сердца Гор смыла не было, и вообще он должен был подать знак, где нужно было что-то искать. Найдя хвосты шаманки пошли обратно искать дорогу, по которой их водил кот.

                По возращению в лагерь шаманок ждал еще один сюрприз:  горец Шенкар решил жениться на одной девушке из племени Каменных Ворон. Ну, раз решил – так решил. В очередной раз похватав шумелки и свистульки, Рала и Таэган отправились сватать воина. Нужной девицы в это время в лагере не оказалось, но находчивые шаманки оглядели всех девушек, которые были там и предложили Шенкару другую девицу. Но воин стоял на своем, мол: «Хочу ту. И все». Постояли они там немного, посплетничали, а там уже и невеста пришла. Смущенный жених, переминаясь, начал говорить какие-то красивые слова, но постоянно сбивался, да и вообще нес чушь. Тогда шаманки взяли ситуацию в свои руки – мол: «Шенкар сильный, смелый воин, посмотри в каких шкурах стоит. Всех этих зверушек лично сам убил. А она девка видная, да не замужняя. А не хочет такого удальца, так ему жену еще лучше найдем». Девушка подумала, подумала, да согласились. Тогда довольные шаманки выпихнули горе жениха подарок дарить, да отправились к свадьбе готовиться (и обедничать/полдничать).

                Но на входе в ущелье Кровавых Воронов девушек перехватил Асмунд. Было ему видение Белого Кота. Совсем недавно, совсем близко и они еще могут его догнать. В подтверждение слов среди кустов замелькала белая шерсть. И в очередной раз они сорвались с места  и помчались сквозь заросли. Старая шаманка проклинала себя, за то, что переоделась в юбку, и свой посох, который запутывался в ветвях и мешал движению. Вообще палка была довольна удобная – особенно, когда приходилось спускаться в лаз, который вел из гор на главную дорогу, но был и своеобразный минус - посох постоянно терялся. Но вот после довольно большого забега кот остановился в зарослях и с победным: «Мряяяу» - исчез. В этот раз наши горцы были уверены, что здесь они что-то обязательно найдут. Стоит отдельно упомянуть о месте. Место было не хорошее. Деревья росли очень густо, и было много старых, гнилых растений. Здесь не могли жить люди уже долгие годы, но все равно, то там, то тут можно было увидеть, то обломок стрелы, то осколки глиняной посуды. После получаса заглядываний под каждую кочку, Таэган увидела что-то белеющее под старым поваленным деревом (причем первой мыслью было, что это мусор, а точнее упаковка из-под майонеза), но по своей хитрости решила сразу не хватать сверток, а позвать остальных (и не зря). Оценив взглядом, что все равно ничего более подходящего рядом нет, Асмунд решил достать сверток. Внутри оказался кусок чешуйчатой кожи, большой коготь и какой-то кусок бумаги, испещренный корявым подчерком. Правда, уже некоторое время погодя шаманки начали думать, что на свертке лежало какое-то проклятье, потому что вождь начал странно себя вести. Он постоянно был голоден и раздражен («что-то есть так хочется, да и вообще меня все бесит»). Нет, конечно, немного жесткости вождю недоставало, но такое поведение было странным. Обеспокоенные шаманки даже поделились своими опасениями со знахаркой. Но Мелисса их успокоила: «Он не проклят, просто заболел». Есть такая болезнь, когда в организме заводится много мелких червячков (попросту глисты), о ней Мелисса узнала от лекарей в городе и обещала вылечить вождя.

                Наши герои возвращались в приподнятом настроении. Шаманкам не терпелось узнать, что же скрывает бумага с картинками. А Асмунд отправлялся вместе со своими воинами в поход на деревни Риверрана, который организовал вождь племени Обгорелых – Бу. Все дело в том, что охота добычи не принесла, как и разбой на дорогах, а кормить людей чем-то нужно было. Риверран – богатые земли, там много крестьян, которые сеют пшеницу и разводят скот. Так что они вполне могут поделиться парой коз и несколькими мешками муки. Выход к Риверрану находился с другой стороны горы, если считать от стоянки Кровавых Воронов, что бы добраться туда стоило только спуститься на дорогу со стороны стоянки Каменных и пройти несколько километров.

                В лагере шаманки сразу же обратились к кузнецу. Кузнец когда-то жил с людьми из долины, а значит грамотный, а значит, сможет прочесть картинки. Они расселись за столом, к ним так же присоединился любопытный Риган и начали слушать чтение Кузница. Бран слишком давно последний раз держал в своих руках писанину, поэтому читал медленно, по слогам. К тому же бумага была старая, часть надписей давно уже выцвела, а вторая часть была настолько неразборчивой, что прочтение сводилось к подбору подходящих по смыслу слов. (Чуть позже мы поделились своими эмоциями от прочтения легенды с региональщиками. Они долго смеялись и ткнули пальцем в «Кота» - написатель он. Причем он был выбран для этих целей мгновенно: «У него все лекции такие» - с какой-то болью в голосе объяснил Дима).

                На клочке бумаги была история о храбреце Торуме и о том, как он охотился на Призрачного кота. Уже с первых строк Риган заявил, что знает эту легенду, ему ее когда-то рассказывали старшие охотники, но когда измучившиеся чтением шаманки попросили пересказать им историю, выяснилось, что он ее не помнит. В итоге кое-как получилось выяснить более-менее понятный смысл легенды. Торум – это смелый охотник и воин, и однажды прознал о непобедимом белом сумеречном коте. И отправился он в горы, что бы победить зверя. Но не смог убить его, вместо этого он обрел истину и не нужны ему больше стали не золото ни победы. Все раздал своим детям и отправился странствовать.

                Однозначно, что Дух белого кота из легенды и Кот, за которым гоняются шаманки – это одно и то же существо. В сердцах шаманок тут же появилось множество идей – кто же такой этот Торум, может быть он еще жив, может быть он судьба Гор. А еще их тревожило то, место, куда привел их Дух – там что-то произошло и что именно нужно было выяснить. Шаманки решили, что сегодня они отправятся ночевать на перевал – на то место, куда привел их кот и может быть через сны они смогут узнать, что же именно произошло в этом месте. Они взяли шкуры, да и вообще все необходимое и отправились на место. Пойти с ними порывались и молодой охотник и кузнец, но девушки резонно заметили, что в лагере должен кто-то оставаться. По пути шаманки встретили Таурин, которая тащила мешок с пшеницей. Поход выдался удачным, и девушка помогала тащить добычу. Этот мешок  как раз нужно было оттащить в лагерь Кровавых, правда потом оказалось, что добычу переделили и Кровавым досталась коза.  Женщины избавили  целительницу от ноши и пообещали отнести мешок, когда они будут возвращаться домой.  Как только шаманки пришли на место и кинули шкуры, то увидели белый мех кота, мелькающий средь деревьев, и свалились на землю в беспробудном сне. Они чувствовали леденящий холод, который пронизывал их тела. Перед глазами мелькали картинки событий. Процветающая деревня, охотники, их семьи, обряды инициации. Точно, это племя когда-то называли Черноухими.  Все менялось и уже перед глазами поле брани. Черные всадники Харенхолла, они что-то искали, и, найдя, убили всех, кто был поблизости. А потом все картинки слились в одну. Яркие живые глаза дракона, вспышка и огонь.

                Шаманки с криком вырвались из сна, им до сих пор казалось, что их кожа горит. Головы будто сжимало в тисках. Сон - это был сон. С тяжелым сердцем женщины вспомнили, что действительно было когда-то племя Черноухих. Были и всадники, которые приходили в горы и наводили страх на всех здешних жителей. Но дракон? Нет, все было по другому, когда пожар закончился - все племена объединились и безжалостно убили оставшихся в живых людей из племени Черноухих. Такова была цена того, что бы Черные всадники никогда больше не появлялись в горах. Но откуда взялся Дракон?! В горах. Нет, конечно, Таэган слышала о Драконах, но они вымерли много лет назад, да и здесь в горах их никогда не видели. Но с другой стороны, сверток, который они нашли ранее говорил об обратном. С тяжелыми мыслями женщины возвращались в лагерь.

                Дома их ждали еще более неприятные вести. Лорды из речных земель все же обиделись на горцев, которые позаимствовали у них немного пшеницы и козу и теперь собираются прийти сейчас с большим отрядом в горы. Рала – первым делом спрятала дочь в укромном месте, наказав своей ручной крысе сторожить ее, схватила нож и помчалась к месту предполагаемой битвы. Пораженная смелостью девушки Таэган достала своих два ножа и помчалась вслед за ней. И, правда, у дальнего прохода в горы собрались уже все горские племена, а люди в доспехах строились возле прохода. Латников было больше и доспехи у них были лучше, но все равно горцы были переполнены отвагой – они на своей территории. По узкой горной дороге не смогут подняться одновременно более четырех человек, а с маленькими группками людей – горцы кое-как разберутся. Копий много. Таэган взирала на сложившуюся ситуацию и жалела, что вместо ножиков не взяла с собой какую-нибудь шумелку. Все закончилось без кровопролития. Люди из долины поняли, что они в неудачном положении и отступили  (А вообще все как-то глупо получилось и девочки-лучницы, которые стреляли сквозь скалы и попадали в лица и возмущенные рыцари тем, что им не получается подраться). А горцы, что бы подобных происшествий больше не повторилось – завалили этот проход. А чуть позже решили завалить и все остальные проходы, кроме основного, который не так легко было найти. Это событие послужило хорошую службу. В глазах горцев горел азарт, и были забыты все разногласия, которые когда-либо были между племенами.

                Не успели горцы разойтись по своим домам, как сигнал тревоги прозвучал со стороны лагеря Пегих Псов. Какого было удивление рыцаря Злой Птицы и еще двух человек, когда их окружила целая толпа горцев. Оказалось, что путники хотели лишь срезать путь, чтобы пройти в Ланниспорт. Такое положение дел крайне не устраивало горцев – нельзя допускать, что бы через горы кто попало шлялся. (Вообще с людьми, которые вечно порывались через непреступную веревочку разговор был короткий: «Извини, чувак, ты сорвался со скал». Правда были и такие, которые не понимали человеческого языка.  Еще раз – «Огромное спасибо» нашим регам. Они жили у самого прохода и постоянно вылавливали народ, который так и лез в горы и через горы. Особенно меня порадовал один человек, который на моих глазах приподнял неприступно натянутую волчанку и вышел на главную площадь перед алтарями дома Кровавых. На мой вопрос кто он такой и как он сюда попал – нагло заявил, что он пришел в горы, что бы найти волшебный ручей, вот так решил – и залез. Но после моего негодования, отступил обратно под ленту и обещал, что придет, как следует).  В этот раз горцы были благосклонны и, отобрав у путников все, что только можно и вдоволь поиздевавшись (кто-то из горцев очень хотел, чтобы его посвятили в рыцари)- отпустили.

                Начало темнеть и у Шаманок не осталось больше забот, как свадьба Шенкара. Еще несколько раз старой Таэган пришлось бегать до лагеря Каменных, что бы уточнять, как пройдет женитьба, готова ли невеста и прочим мелочам. Сам ритуал тризны и свадебный ритуал прошли спокойно. И жених, и невеста выполнили все испытания, и теперь их брак можно считать скреплен Луной. Все гости шумной гурьбой отправились за стол. Через некоторое время уже подокосевшие Псы начали давать указания жениху, что нужно с невестой делать в брачную ночь. А дабы удостовериться, что он все правильно понял - водрузили краснеющих молодоженов в центр стола (секс отыгрывался прочтением стихов, взявшись за руки. А теперь представьте себе  краснеющего Шенкара, который забывает каждую строчку и хор пьяных голосин, который выкрикивает ему подсказки). Конечно, не все получилось у пары идеально с первого то раза, но у них было все впереди. Как только запасы пива окончательно пустели – гости начали расходиться, наконец, оставив молодоженов в покое. Хотя для некоторых праздник еще не закончился – полночи Таэган слышала  со стороны лагеря Псов шум и веселье.

                Вот так окончился очень тяжелый день для шаманки. Она, зевая, поплелась в свою палатку, пожелав удачи, отправляющимся в ночную вылазку  горцам.

 

День третий: сезон дождей

                                                          - Кто ты?

                                                                  - Я оруженосец…

                                                                                          - Что ж ты так... и меч не донес

(снимая ленточку с оружия)

 

 

Все утро шел дождь. Шаманка сладко отсыпалась в хижине (всю ночь ее знобило, кстати, ибо в предыдущий день набегалась), иногда высовывалась, что бы посмотреть, как где-то внизу плывут грустные корабли или ходят такие же грустные армии… Но окончательно она вылезла из убежища, только когда был готов завтрак. (Даже под парашютом, который все-таки натянули, капало и лилось).

За завтраком охотник Риган рассказал о ночной вылазке. Окольными путями отряд поджигателей добрался до деревень Талли – в надежде утащить еще что-нибудь и отомстить за дневное нападение. Но амбары были пусты, войска пьянствовали, да и вообще картина получилась довольно унылой. Поэтому горцы подожгли амбар и вдоволь набегавшись, отправились восвояси. (Хочется отметить мастера, который решил сопровождать наших. После того, как горцы подожгли амбар – он бегал по предместьям с дикими криками: «Пожар!». Но вылезшие из шатра пьяные тела послали его на фик и потребовали «НЕ МЕШАТЬ ОТЫГРЫВАТЬ». От такой наглости наш региональщик плюнул на все, прикрепил на стены амбара пометку, что он сгорел и отправился вслед за горцами)

 Племя оживилось только к обеду, когда дождь прекратился хоть на пару часов. Весь народ собрался в главном дому и сушился у огня. Время от времени в дом приводили каких-то людей: плененного козьего ассасина (прозвали его так, из-за того, что он рассказывал неприличные анекдоты и все порывался в козлиный загон развращать коз), подобранных в долине ювелира и медовара, и заблудившегося в горах странного мальчика. Послушав истории ассасина, у него отобрали оружие и отпустили с миром, вряд ли этот неудачник кого-нибудь вообще сможет убить.  Мальчик никому доверия не внушил, поэтому его связали и решили, разобраться с ним позже. А вот с другими гостями получился интересный разговор. Тут же было решено отправиться в Орлиное гнездо. Вождь для продажи камушков, на которые заблудившийся в горах ювелир выдал бумажку, и наладить торговые отношения с медоваром. Медовар пренепременно желал построить в горах ульи, и на этом диковинном меду готовить особую медовуху, которую можно продавать втридорога. Знахарке тоже нужно было в город, она говорила что-то про рецепт, который якобы вчера нашла. Шаманки же загорелись найти «дом с картинками», о котором им поведала ювелир, (быть может, там есть знания о драконах…). Так что вместе с сопровождающими войнами собралось довольно много народу.

По дороге почти никто не встретился, только стражники Корбреев приветственно помахали нам руками. У ворот Орлиного гнезда Медовар быстро договорился со стражей и нас запустили, попросив оставить оружие у ворот. С неким сожалением Таэган отдавала свой ритуальный нож.

 Город особо не поразил Шаманку. Грязно, деревьев мало, да и улочки слишком узкие, есть что-то в этом угнетающее. А еще там слишком много людей на квадратный метр. Вообще появление дикарей в городе получилось довольно фееричным. Они метались по улице дружной змейкой, заглядывая во все строения, мимо которых проходили. Перво-наперво они поглазели на пленника за решеткой и здоровенного мужика с колпаком на лице.  «И как же он делает работу, ему же так ничего не видно, да и дышать, наверное, не очень просто» - подумала Таэган, проходя мимо. Затем они отправились к медовару, договариваться об ульях и купле-продаже медовухи. Работников медоварни очень удивило наличие 6-ти морд горцев в их тесном помещении. Причем все горцы, как один отказались подождать остальных снаружи. Кое-как  договорившись о цене на медовуху, клин горцев отправился в банк. Банкиры тоже очень сильно удивились такому неимоверно большому количеству клиентов за один раз, но, не увидев оружия в руках, немного поуспокоились. Асмунд предоставил камень на продажу. Жадный банкир показал, что он стоит всего 2 дракона, но Вождь достал записку от ювелира, в которой говорилось, что камень стоит не менее 5-ти драконов. Банкир, покачав головой, все же согласился на такую цену и отсыпал золото, но вот за слиток серебра торговаться категорически отказался: «Один дракон и не оленем больше». Так как продать слиток кому-нибудь еще вряд ли получится - вождь согласился, хотя точно знал, что слиток стоит дороже вдвое. После колонна горцев направилась опять в медоварню. За купленными бочками с медом оставили следить Ярло и Градоса, а  Вождь и шаманки двинулись искать библиотеку. Обойдя ведь город - они нашли и кабак, и храм, в котором шаманки даже чуть-чуть переговорили с септоном.

- Нет ли у Вас картинок? – с интересом спросили женщины у толстого монаха.

- Каких таких картинок? – удивился септон.

- На бумаге люди картинки рисуют, а потом их читают. У вас здесь где-то есть дом, где есть много бумаги с картинками.

- Нет, здесь есть только семь картинок. – С улыбкой ответил монах, который понял, что речь идет о библиотеке. – Если хотите, я Вам их покажу. Семь Богов.

- Неправильные у Вас Боги – с ходу заявила Рала.

- Почему это?

- Вот у нас в горах сотни духов – и то не всегда успевают приглядывать за людьми. А Ваших Богов всего семь – они не успеют и подавно. – И с гордым видом шаманки заспешили прочь, а септон лишь улыбался им вслед.

Библиотека нашлась на втором этаже, рядом с  комнатой стражи, которая опрометчиво решила погладить крысу Ралы (заразная зверюга тут же принесла им глисты) и залом с круглым столом, в котором пару дней назад уже заседали горцы. И стоило Асмунду заглянуть за зановесочку, как сидевший там Лорд забрал того на переговоры, с сердитой репликой: «Что ж вы, черти, на дорогах то разбойничаете?!».

Итак, библиотека была, наконец, найдена. Маленькая темная сырая комната пустовала. В коридоре возле библиотеки шаманки поймали девушку (кстати сказать, ту самую из Корбреев, которая к нам уже попадала) и увели ее комнату с книгами с просьбой почитать. Девушка озираясь, сказала, что не может этого сделать. Здесь можно находиться только с разрешения мейстера. «Так приведи нам мейстера» - нагло попросили шаманки. Но девушка не знала, где он, только пролепетала что-то непонятное, что он был ранен или вообще умер и ушла. Отчаявшиеся женщины уже думали просто разграбить библиотеку, как неожиданно в поле зрения появилась Мелисса. Они втроем скрылись в темном помещении, оставив у дверей на шухере Градоса, и начали перерывать свитки. Библиотека выглядела впечатляюще, пусть в помещении девушки едва помещались, но мрачная атмосфера книжных полок по стенам и одинокая свечка на кафедре – давала о себе знать. В письменах они нашли в основном описания и какие-то старые не нужные факты (Мелисса проклинала составителей библиотеки: «А еще более неразборчивый готический шрифт они выбрать не могли?!»). Разочаровавшиеся шаманки поняли, что ничего полезного не найдут, к тому же их уже звал Градос. Потушив свечу Таэган оставила возле нее немного еды (конфетку, вкусную конфетку)  – что бы духи этой самой так называемой «библиотеки», а попросту Дома с картинками не гневались.

На тот момент Вождь уже покинул зал переговоров и предлагал отправиться в кабак. И опять лестницы и опять грязная площадь. В кабаке было много народу: и выхолощенные знатные господа и простой люд. Разговоры в основном шли о политике, правда, пара господ все же пустили в ход шуточки по поводу появившихся горцев, но их интерес быстро охладел, так как диковатые горцы не поняли их витиеватой речи. Кабатчик отказался обслуживать дикарей, ссылаясь на то, что еды и питья уже совсем не осталось. Разочаровавшиеся горцы отправились дальше: Мелисса отправилась в лагерь, шаманки с Ярло и Градосом решили подождать у ворот, а Асмунд побежал разбирать еще что-то с пчеловодом. Возле ворот толпилось довольно много народу, и Таэган с удовольствием перекинулась парой слов с двумя воинами-наемниками. Оказалось, что их предки родом из Лунных Гор, правда, племени Диких псов уже давно не было – оно объединилось с Пегими Псами, когда еще старая шаманка была девочкой. Не менее интересной персоной был и стражник на воротах – видно, что воин уже бывалый, с сединой на висках, он даже рассказал немного о прошлых войнах, да и как вообще в городе живется.

Через некоторое время к заставе подошел полноватый человек в расшитой мантии и с кружкой пива в руках. По большой цепи на груди шаманки узнали в нем мейстера. Нет, он не был похож на того, кого описывала девушка возле библиотеки, но цепь явно говорила, что это тоже мейстер, а это значило, что он свободно может найти в библиотеке нужную горцам информацию. Но когда девушки подошли к нему с уже стандартной просьбой: помочь им разобраться в Доме с картинками, он только скривился и пробормотал что-то про «всякое отрепье», но шаманки не отставали, тогда он окончательно оскорбил женщин:

- Пошли прочь, дуры дикие….

Рала тут же решила, что мудрые люди не могут быть злыми, а это значит: этим человеком завладели злые духи и тут же начала этих самых духов изгонять. Таэган начала трясти над ним своим посохом, при этом пытаясь своим пением отпугнуть духов, в Рала начала осыпать его зерном, чертя в воздухе какие-то знаки. Сначала мейстер просто отмахивался, но когда семена попали ему в пиво, он явно рассердился и куда-то ушел. В ужасе от происходящего Градос и Ярло оттянули шаманок ближе к воротам, намекая, что пора звать вождя и по-быстрому возвращаться в горы, пока их здесь всех не повесили. Появившийся как раз вовремя Асмунд, узнав новости, покрутил пальцем у виска и скомандовал немедленно отправляться в горы, к тому же опять начинался этот бесконечный мерзкий дождь. 

Оказавшись дома Таэган поняла, что окончательно промокла и устала от беготни, а в горах опять появился призрачный Кот, который поводил шаманок кругами и опять пропал. В длинном доме сидело большинство охотников, кто-то безрезультатно пытался нормально раздуть огонь (посмотрев на это, кто-то сходил, набрал нормальных веток и раздул нормальный костер – школота, блин), кто-то выливал воду из хижин (нужно правильно ставить палатки, что бы потом не ночевать в луже), а кто-то просто сидел на лавках, в тихой ненависти к пленнику. Юноше явно не очень повезло заплутать в горах в такую неподходящую погоду, в такой неподходящий час – когда некому с ним разбираться, поэтому его привели в сухое, теплое помещение, накормили и попросили, что бы он спокойно подождал, пока вернется делегация из Орлиного гнезда. Но мальчик оказался неблагодарным и все время пытался сбежать, не понимая, что без проводника выход из гор ему все равно не найти (а невзлюбили его не только поэтому, а потому что он сожрал всю тарелку с орехами и ждал, что его будут развлекать). В итоге даже Асмунда возмутило поведение пленника, так что он разрешил шаманкам делать с ним все, что они хотят. Шаманки тут же решили поговорить, через тело юноши с духами, правда, для этого его пришлось ритуально убить. Пока Таэган подготавливала все к ритуалу, Рала решила пополнить племя еще одним ребенком – и увела юношу за ширму…

Юношу раздели и привязали  к двум столбам. Посмотреть на происходящее собралось все племя – люди шумели и кричали, подвывая ритму барабана. Таэган накуривала жертву, что бы он начал слышать духов, а за ее спиной уже начала выстраиваться очередь. Каждый, должен был нанести по ранению умирающему телу – что бы духи смогли войти в его тело и говорить его голосом. Вот так юноша умер с кровавыми бороздами на груди (кстати мальчик оказался из всеми любимых Таргариенов – а Таргариены, мало того, что больные на голову из-за кровосмешательства, так еще на этой игре были немрущие(((, так что мальчик еще появится в моем повествовании) , а Асмунд узнал, что в долине живет потомок Торума, что он объединит все племена и поведет их к их судьбе…

 

После короткого перерыва дождь опять возобновился. Таэган сняла мокрые рубашки засела возле огня, слушая рассказы горцев. Правда, покой продолжался недолго – к ущелью быстрым бегом приближалась толпа воинов. Правда, при ближнем рассмотрении оказалось, что они почти безоружны и настроены довольно дружественно. Одичалые из-за Стены смогли добраться до гор и попросили укрытия, как дальние родственники. Толпа мужчин сразу рассредоточилась возле огня, с интересом поглядывая на стойку с оружием. (Вообще игра в одичалых и стражников со Стены – велась на мертвятнике, т.е. после смерти приходилось отбегать либо тем, либо другим несколько часов. А так как с утра мы видели много армий – то и игра в мертвятнике вышла за рамки мертвятника. Даже иногда с дороги можно было услышать, что объявились Иные, но это другая история. Представьте себе толпу одичалых, которые закованы не хуже, чем самые пафосные рыцари на этой игре – неправда ли, это сбивает с толку, тем более, что их больше чем всех горцев вместе взятых). Пока дикие грелись у огня, вожди племен решали, что с ними делать. Однозначно оставлять их в горах опасно – с одной стороны – неизвестно, что от них ждать, с другой – лордам из долины не понравилось такое соседство, и они требовали выдать преступников. Так что решили организовать большой поход и если будет возможность, то перебить пришельцев. Одичалым идея похода очень понравилась и, похватав оружие со стенки, с заверениями, что все вернут моментально убежали к дороге. Поучаствовать в походе решили буквально все, так что шаманки остались в доме вдвоем – сушить вещи и готовить обед/ужин.

Племя вернулось в полном составе через пару часов, когда уже начало вечереть. Оказалось, что одичалые все-таки их кинули, отобрав обещанные за работу деньги и скрывшись в неизвестном направлении (кстати, все оружие – они действительно потом вернули). А еще очень неприятным фактом оказалось, то даже армиеподобная толпа горцев – не может штурмовать города – и им приходилось убегать от стражников.

Весь остаток вечера прошел в разброде и шатании. Заняться было откровенно нечем, тем более, что шататься по мокрому лесу – занятье не из приятных. После вечернего сбора представителей кланов в Сердце гор, где Лунные братья, наконец, получили себе камушек, Асмунд предложил сходить в кабак. Идею поддержали все, только старый кузнец презрительно хмыкнул и отправился в свою хижину – не любит и боится он больших городов, его все еще ищут за преступления, которые он совершил в молодости.

Перво-наперво горцы отправились в Орлиное гнездо, тем более, что Вождь был уже там – он убежал по своим политическим вопросам, пока все остальные собирались. До города добрались нормально – уже привычно проорав Корбреям на запрос: «Стой, кто идет»  - «Горцы мы, Кровавые Вороны». Так же путь сильно облегчал факт, что сын вождя из племени Каменных Ворон, которому было по пути с делегацией в кабак – всем прохожим говорил, что он септон, и что все, кто идет за ним – это его паства (а самое удивительное, что люди верили, будто не замечали разукрашенных морд и потрепанных меховых одежд). Правда возле ворот Орлиного гнезда появилась первая проблема – пьяный стражник требовал с каждого за проход по медной звезде. Еще и шутливо сетовал на свою работу – мол, руки колет здесь стоять от звезд. Горцев крайне возмутил этот факт: Лорд Аррен, как друзьям разрешил племени Кровавых Воронов проходить на территорию города. В итоге найдя одну звезду для Градоса – его отправили за вождем. Вождь появился довольно быстро, рассказав, что здесь им все равно нечего искать – кабак забит до отвала, так что они направляются в Королевскую Гавань. По дорогам встречалось много народу от одиноких путников, до целых трупп балагуров (а еще чаще встречались люди в белых повязках, но почему-то мы не предавали этому большого внимания, а зря). Возле Королевской Гавани было особенно шумно, правда и здесь стражники не впускали в город никого, кроме жителей. Здесь Асмунд встретил старого знакомого, который поведал, что сейчас нигде нельзя найти свободного места, вот только если «Под юбкой» и то не факт. Вот так вся команда двинулась в сторону Ланниспорта.

Завершение вечера вышло довольно печальным. Банда пиратов, под командованием какой-то визгливой бабы, напало на горцев посреди дороги, даже не выслушав, а обыскав пустые карманы – сели на корабль и уплыли в неизвестном направлении. Последнее, что запомнила в своей жизни Таэган, это то, что она стояла впереди и смогла на несколько мгновений прикрыть собой Вождя, что позволило ему скрыться в неизвестном направлении.

(Погибло пятеро – Таэган, Риган, Мелисса, Ярло и еще один охотник из Кровавых Воронов, чье имя я так и не запомнила. И всей толпой, ненадолго заглянув в лагерь, отправились в путь. Дорога в Мертвятник была довольно длинной, но так как неугомонная я решила отыскать милый сердцу Мордор еще до игры – мы знали, куда идти. Честно говоря, на «Второй Эпохе» не казалось, что мы жили на краю мира – но сейчас это выглядело особенно явственно. Крепость в освещении фар казалась особо зловещей, еще в первый раз, когда мы туда пришли – задерживаться не захотелось.

Нас направили по белому коридорчику к столу, за которым сидел очень уставший человек. По кипе старых паспортов можно было заключить, что жизнь здесь шла бурно (вот такой каламбур). Мастер взял наши старые паспорта, выписал новые и отпустил с миром. На мое требование испытаний – сказал, что если мне очень хочется, то мы можем прийти завтра – он сделает нам квест с богорощей. Идея мне понравилась, правда до стены следующим днем дойти так и не получилось.

Из мертвятника мы вернулись довольно поздно, обнаружив у костра выживших Асмунда и Ралу – которые добежали до ближайшей деревни, где их успешно перевязали и Кузнеца, который качал головой, будто говоря «И все-таки я был прав». Хорошо, что вождь остался жив – значит, племя может нормально функционировать, а вот Лунным Братьям наступил конец).

 

День четвертый: развязка…

- Стой! Кто идет?!

- А что, не видно!?

- Ведьмак?!

 

Не_шаманка проснулась поздно. В ее голове мелькали смутные воспоминания и безосновательная злоба на «Грейджоев» (Потому что глупые горцы не знали никого, кто еще может плавать на короблях). Отыскав шаманку, она поделилась своими мыслями и предложила: проклясть к чертям *цензура* *цензура*». Рале план понравился, вот только для его осуществления нужно много людской веры и хорошая жертва для духов гор.

Все мужчины ушли, втянутые в мировую политику. Они собирались пробраться через Чаячий городок в Орлиное гнездо и помочь королевской армии в подавлении бунта в городе. Ну а кто-то просто пошел пограбить мирных путников. Тинге и Рале повезло, они встретили воина из племени «Обгорелых» и рассказали ему свою проблему. Горец почесал голову и выдал: «Вам пленник, мне монеты». Девушки согласились.

На дороге было не спокойно. То и дело то в одну, то в другую сторону пробегали вооруженные отряды. Люди категорически не хотели ходить по одному. Уже отчаявшись, охотники решили отправиться домой, как вдруг увидели приближающихся со стороны Кастамере Псов. Псы были веселые, но немного уставшие, они поведали о вчерашних злоключениях племени: Вдоволь награбив большая часть воинов отправилась в бордель. Они отлично проводили там время: пили пенные напитки, заигрывали с девицами, пока в бордель не заявился один почетный господин, которому очень не понравилось наличие дикарей в заведении. Он отдал приказ и девушки, которые только что сидели у Псов на коленках достали ножи и перерезали глотки храбрым воинам. Стыд! Позор! Подохнуть в борделе, от рук продажных баб. Вот вам и псиная смерть. Теперь в племени один молодняк остался, а тех только той ночью схоронили. Всю ночь гуляли – от того и уставшие.

Вдруг с противоположной стороны показался одинокий путник. Быстрее всех среагировал Обгорелый. Он бросился на встречу к парню, с криками: «Тебе, что жизнь дорога?! Нас сейчас поймают и прикончат, это разбойники. Убегай!» Как только путник повернулся к Обгорелому спиной, тот его догнал и оглушил метким ударом дубинки по голове.

Довольные шаманки помогая тащить пленника в горы, слышали, как похваляется Обгорелый (которому, кстати, достались два серебряных оленя): «Может, как боец я и не очень, но в гоп-стопе я – Бог!».

Пленник был болтлив и вел себя довольно плохо. После попытки перерезать путы, девушки вынуждены были подрезать ему сухожилия на руках, все равно они ему больше не нужны, тем более он не воин, не рабочий, не муж.  Насмехательство, а не пленник. Все за жизнь цеплялся, деньги сулил, Семью Богами грозил, проклясть обещал, пока его не напугали, что второй раз оглушат. Чтобы хоть немного приободрить пленника Тинга начала рассказывать про страну духов: как там много кроликов и чистой воды. Но пленника это почему-то не успокоило. Как только жрицы подготовили все для ритуала появилась Хасти - шаманка из племени Обгорелых и поведала, что духи говорили с ней и что их пленника нужно отпустить. Шаманки огорчились, но поставили условие узнику, что он должен помолиться за свое спасение духам гор. Юноша, недолго думая, согласился.

А еще оказалось, что женщины скоро отправятся на поиски потомка Торума, а пока они ждут времени, когда можно будет отправиться, в путь они решили провести небольшой ритуал поклонения духам. В религиозном экстазе, в танце и пении их встретили возвращающиеся воины (спасибо что подыграли… ага). Женщин у прохода в горы встретило трое мужчин из Кастамере. Таурин с улыбкой шепнула, что у этих удальцов есть дальние родственники в их племени.  Ярло и Градос тоже согласились сопровождать делегацию в Королевскую гавань. Шли быстро, но опасливо – на дорогах было много людей. Особенно Тингу удивило столпотворение возле города. На многие мили растянулась готовящаяся к выступлению армия, а возле ворот было не протолкнуться от желающих скрыться за городскими стенами. Недолго поговорив со стражей, воины договорились, что бы женщин пропустили внутрь и проводили их аж до самых ворот дворца. К сожалению дальше они не могли сопровождать женщин  – так как их ждал долг, и они должны были возвращаться.

В замок, женщины тоже попали, правда их впустили только в небольшое внутреннее помещение, куда через некоторое время вышла и леди Аррен. Родителей этой юной особы убили при мятеже, и теперь она как старшая представительница семьи попросила помощи и защиты у королевской семьи.  Девушка находилась в столице, в «гостях». Хотя ее положение Тинга обозначила скорее бы, как «политическое заключение». Леди Аррен была худа и очень бледна, она поведала, что не очень хорошо себя чувствует, поэтому не сможет уделить горским женщинам много времени. Женщины понимающе покивали, хотя в голове у каждой промелькнула мысль, что такие знатные девицы слишком слабы и чувствительны, они не только детей еле рожают, но, небось, еще при виде крови падают в обмороки.

Потомком Торума оказался мальчик одиннадцати лет (причем на самом деле), которого воспитывала их семья. Ему, так же как и леди Аррен, удалось выбраться из Орлиного гнезда и сейчас он должен гулять где-то по городу. На этом аудиенция закончилась, и женщины отправились искать своего мальчика, выкрикивая его имя и заглядывая в каждый закоулок. Таким образом, они обошли королевскую гавань кругом несколько раз, даже заглянув в главный храм Семи Богов, Хасти предложила осквернить алтари, но немного поразмыслив женщины отказались от этой идеи – не хотелось подводить проводников, которые поручились за них. Вернувшись к дворцу - еще раз поговорили с леди Аррен, но все что они узнали обойдя город: было то, что похожий мальчик, вроде как, пошел вслед за армией, смотреть на штурм. (На самом деле родители мальчика отправились в мертвятник, а предоставленный сам себе ребенок отправился гулять в белом хайратнике. Да, нам сказали, что у него должна была быть с собой рация, но когда мы обратились к мастеру по сюжету с просьбой, что мы вот прямо сейчас на главной площади устроим ритуал и свяжемся с духами, что бы определить местоположение мальчика, а он попробует связаться с ним по рации. Но в итоге мы были посланы куда подальше. Мастера по сюжету очень занятые люди и не вникают в суть проблемы). Женщины вышли из столицы, несолоно хлебавши, но встретив несколько горцев, решили пройтись по дорогам, вдруг получится отыскать ребенка. Уже возле первых окрестных деревень Королевской гавани горцы встретили препятствия. Крестьянский бунт перегораживал дорогу. Люди кричали, что никто не сможет пройти, пока крестьянам не вернут пшеницу для посевов и скот. Но услышав специфический говор и увидев скудные одежды горцев – крестьяне решили их отпустить, от греха. Горцы поразмыслив решили, что если мальчик появится в окрестностях Лунных Гор и Орлиного гнезда – то его там перехватят,  значит стоит двинуться в противоположном направлении.

Впереди шел сын вождя Каменных Ворон, который в случае чего должен был притвориться септоном, а шаманки и пара охотников из Кровавых шли позади. Возле Цитадели Грифонов они встретили настоящего септона, даже попытались его убить, но, к сожалению, не удачно (отмашка в стиле: «я не играю»). Чем дальше они шли, тем чаще им начали попадаться крупные вооруженные отряды,  и тем глубже в лес загоняли их проходящие по дорогам армии. Наконец, горцы решили окольными путями возвращаться домой. Возле прохода в горы собралась целая толпа горцев, во главе с вождем. Он поведал о том, как они пытались проникнуть в Чаячий городок (которого не сделали!), как их всех опять не пустили на штурм (потому что горцы не могут участвовать в штурме), да и вообще о событиях в Орлином гнезде. А шаманки рассказали о поисках мальчика.

Тем временем горцам удалось найти Старшую леди Аррен, урожденную Старк (она шла обедать в хайратнике, но ее удалось уговорить отправиться на переговоры в горы), в месте с ней нашелся и потомок Торума (ну как нашелся… региональщики выслушав логичные замечания, о том, что невозможно найти это создание и разрешили нам самим сделать «мальчика» из бревна. Буратино, блин). Мальчик не смог бы объединить племена, по крайней мере, сейчас, но со временем, когда бы его обучили – он смог бы стать мудрым правителем.

Со стороны входа в ущелье послышались голоса. И каково было удивление Ралы, когда она увидела недавно убитого юношу, который приближался к лагерю. По его словам он проснулся на дороге со странными шрамами на груди, и внутренние голоса послали его в Лунные Горы. Но после не очень теплого приема он замахал руками со словами:

- Все-все ухожу… не надо на меня ломиться. – И отправился к стоянке Пегих Псов. Которые терпели его намного меньше и прирезали через пятнадцать минут.

Когда война, наконец, закончилась, вождей племен позвали на военный совет в Орлиное гнездо. Переговоры шли долго, противников того, что Лунные Горы должны стать новым малым домом – было  не много. Особенно если считать, какую помощь горцы оказали Леди Аррен. Вот так горцы из Лунных гор стали новым малым домом. «Лордом»  логично стал Бу, сына Брэго, вождь Обгорелых. Именно он умело проводил межплеменные вылазки, вел долгие переговоры и с Арренами и Корбреями. Он умелый руководитель. Мастером над оружием стал Асмунд, который с предвкушением ждал, что ему вручат обещанный меч (к сожалению его так и не нашли). А мастером над монетой стал Вождь Каменных Ворон.

Лунные горы потеряли свою независимость, но приобрели сильных союзников (и кучу респекта от регов). Что будет дальше с ними, Тинга не знала, но она знала определенно только одно – что начинается новая глава их жизни. 

 

______________________________

Спасибо, всем, кто с нами играл, мастерам и замечательнвм регионгальщикам. 

интересно