введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Колеганова Майя (Томка Инь)

1916: как это было

Событие: 1916: На переломе истории
Последнее изменение: 27.06.2017 в 23:37

 

1916: как это было

 

Игра «1916: на переломе истории»

8-10 сентября 2011 г., Ступинский р-н, Подмосковье

 

Итак, постараюсь вкратце. Сама я написать отчет не смогла – так попробую хотя бы ответить на те вопросы, которые мне накидали мои дорогие друзья.

 

1. Какие эмоции у тебя остались от игры? Общие эмоциональные ощущения?

2. Что было самым интересным?

3. Что у тебя в игре получилось / что не получилось?

4. Расскажи о тех персонажах, которые тебя окружали. Как ты к ним относилась? Изменилось ли твое отношение к ним за время игры? Если да, то почему?

5. Напиши о своих достижениях. Как игрока, как координатора (раз уж капитаном зваться не хочешь) команды, как региональщика.

6. А было что-то, что тебя поразило?

 

Общий эмоциональный фон был скорее спокойным, с редкими всплесками – и от того они все памятны.

Страх, ледяные руки, перехватывает дыхание – это мы открываем Благотворительную Ярмарку. Пришли Их Императорские Величества. А также весь свет. И вообще весь город J (И это все при условии, что я вообще-то совершенно спокойно чувствую себя на сцене, к примеру).

Стыд и неловкость – когда Маяковский начинает читать со сцены антивоенное стихотворение, грубое, с упоминанием вшей и дерьма.

Смущение – когда на меня смотрит Государь Император. Софья Алексеевна работала не за страх, а за совесть – потому что Государь Император был мил, приветлив… совершенно по-царски смотрел на нее как на пустое место… А у нее захватывало дыхание от близости к трону. Ведь в этой титулованной компании великих князей, Оболенских, Шаховских, Юсуповых, Нарышкиных – она была всего только Новицкая, урожденная Ржевская. Женщина, которая делала свое дело. И она совершенно искренне сказала воспитаннице пансиона: «Возможно, ты навсегда запомнишь этот день, когда тебе довелось приколоть бантик к мундиру Государя Императора».

Страх – «Неужели это все?» - когда взрыв рядом с полицейским участком. Где в этот момент и она, и старший брат, Сергей.

Отчаяние и стыд – когда Георгий Гергоев говорит, что Софья Алексеевна безусловно прекрасна и вообще практически идеал, но для женитьбы ему нужна совсем другая женщина.

Неимоверное облегчение – когда после сообщения о взрыве пришла радостная новость: великий князь Михаил Александрович и князь Оболенский живы! Живы!

Умиление и улыбка – когда бедный студент Сергей Павлович (младший брат генерала Кутепова) пришел к богатой наследнице Лидочке Ржевской с цветами. С собственноручно набранным букетом. (А вы попробуйте сделать то же самое в сентябре, на лесной турбазе J )

Радость – Ярмарка закончена и все прошло успешно. Считаем, сколько средств мы набрали. Оказывается, практически полный бюджет Российской Империи! Мы молодцы!

 

Есть еще одно переживание, о котором не могу не рассказать. Идет Ярмарка. В здании Думы вся Императорская фамилия. Вдруг – на улице взрыв. Император, Императрица и Великая Княжна Ольга перемещаются ближе к углу. Вдруг ловлю себя на том, что совершенно автоматически встаю перед ними, на случай нападения. Откуда это? Откуда такие верноподданнические чувства?

Возможно, это и есть следствие той самой демократичности царя, а еще больше – царицы. Они не угроза и не позор, они – олицетворение Империи и нашей спокойной и сытой жизни в этой империи. Нам, дворянам, есть что терять. Но нам есть за что и умирать. Каждый из нас может быть в любой момент «приглашен за императорский стол» (как это было написано в руководстве по обучению этикету воспитанниц Смольного).

Словом мне было легко и хорошо отыгрывать преданность трону и тем, кто его занимает.

 

Вообще, мой персонаж очень чувствительно относился к разнообразным достижениям и поощрениям. Поводами для радости и гордости были: получение Александром Павловичем (Кутеповым) нового звания – генерала; получение Борисом Павловичем (Кутеповым) – места полкового священника; уже упомянутые громадные сборы по благотворительной ярмарке. Поэтому получение графского титула было для меня прекрасным завершением игры.

 

Что у меня получилось: вот эта самая близость к трону, причем не за счет званий и заслуг предков, а только лишь за счет собственной работы.

Что не получилось: не было ровности, непрерывности персонажа. Дело не в том, что кто-то скатывался на пожизневку (этого у нас в команде, на удивление, было крайне мало!!!), а в том, что я не могла расслабиться и просто жить – мне нужно было волевым усилием толкать персонажа на какие-то поступки. Впрочем, это обратная сторона моего места – координатора нашей команды.

 

Еще одно наблюдение, сделанное еще на игре: для многих из нас важно в игре вот это самое ощущение неисчерпаемости ресурсов. По жизни никто из нас не олигарх. А в игре есть возможность тратить деньги – если это позволяет финансовое положение персонажа. Мое позволяло J И как я отдыхала душой, как мне было хорошо и спокойно от того, что я могу прийти с племянницей Лидочкой в ювелирную лавку, и сделать ей подарок совершенно не глядя на ценники… И выбирать вещи исходя из «нравится-не нравится», а не из их стоимости совершенно.

Отмечаю из соображений честности.

 

Мои достижения как рега и координатора команды. И одновременно - что меня потрясло.

Потрясло меня услышанное от мастера: «Вы так хорошо играете, что мы вам решили квестов не подкидывать…»

Так нельзя. Потому что именно мастерское внимание ценно как воздух. Именно мастер завязывает единичные, пусть и гениальные персонажи, в единую картину мира. И это то, чего мне лично и нам как команде не хватало, и не хватало сильно.

Да, я молодец. Да, меня можно и нужно похвалить. Потому что я создала на голом месте целую улицу, целую галерею персонажей – один другого краше, честно-честно! – и в течение игры прилагала все усилия, чтобы поддерживать их игру.

В игре все важно. Все имеет значение. Куда поставить тент. Привезти альбом с фотографиями наших предков. Каким тоном разговаривать с Гергоевым, а каким – с Нарышкиной. (И даже цвет обивки дивана очень важен, Да, Александра Петровна? J) И все это я продумывала заранее, и все это пыталась учитывать.

У каждого персонажа (всего около 15) была полная и конкретная легенда. С расписанными взаимоотношениями с предками и потомками. Со всевозможными «хвостами» для мастера-сюжетника. Ни один не был похож на другой.

И спасибо огромное игрокам улицы Кирочной, что они так удачно вписались в этих персонажей – то есть творчески доработали начальные легенды под себя персонально. Кто-то, к примеру, Гарик, придумывал чисто актерские штучки – запоминающийся жест со сниманием очков и потиранием переносицы. Кто-то привносил от себя совершенно неведомые мне истории в свой персонаж, как Тинка, которая оказалась заядлой морфинисткой. Кто-то прямо «с колес», как Моро, воспринял свой персонаж и сыграл и прочувствовал его гораздо глубже, чем я вообще рассчитывала.

Вот про персонажи Гергоевых хочу сказать. Они были – люди-принципы. В то время как Нарышкина и Ржевская Е.М.  (Вахрушева) были – люди-места, то есть их поведение обуславливалось занимаемым положением в обществе. А поступки Гергоевых всегда строились и обосновывались теми принципами, которые были присущи горской знати в начале 20 в.

Но ничего из задуманного мне не удалось бы, если б не моя прекрасная, выдающаяся, замечательная команда!

Это даже не «во-первых», это «в-главных»: у меня была прекрасная команда. Сильные игроки, действующие мастера и орги конвентов, организованные взрослые люди.

Дай Бог каждому из вас поиграть в таком цветнике. И именно это обстоятельство искупает все недостатки игры «1916: на переломе истории».

Улица Кирочная была действительно улицей – местом проживания самых разных людей.

Типажи:

«Кадет»

«Девушка-цветочек»

«Дама высшего света»

«Тень Великой»

«Горячий Горец»

«Княжна Джаваха (умная девушка горского происхождения)»

«Государственный муж и нежный отец»

«Мещанка во дворянстве»

«Бедный студент»

«Брат»

И, наконец, я - «Дама-благотворительница»

 

За каждым из этих персонажей (кроме Кадета) стояла большая и подробная история его жизни. В каждую историю было заложено по нескольку «хвостов» от ситуаций, которые могли бы сыграть на полигоне. Каждый из нас знал свое место в этом мире и что персонаж делать может, а чего не может.

Были еще персонажи, но на полигоне они отсутствовали, поэтому я их не считаю.

Представьте, атмосферу улицы Кирочной не портила ни отвратительная погода, ни пожизневка, ни алкоголь, ни отсутствие служебных персонажей (это в дворянском-то доме! То, чего я очень боялась – а оно прошло совершенно незаметно!)

Атмосфера единого дома, единой семьи. Мы вначале даже по полигону передвигались исключительно большой группой (как метко выразился Герман, нам не хватало только ученого медведя, а все остальное «ай-нэ-нэ» цыганского табора у нас присутствовало J )

Кстати, внутри единой семьи полно противоречий и тайных страстей. Но ведь в реальной жизни вы тоже не выносите сор из избы?

 

И здесь хочу отметить игру дома Оболенских. Вот у них я всегда чувствовала разницу их аристократического дворца и нашего приличного, дворянского, но всего лишь офицерского дома. (И это при условии того, что у них точно так же не было служебных персонажей! Саломея Николаевна собственноручно накрывала на стол, а Саломея Александровна собственноручно же варила прекрасный глинтвейн).

Но КАК красиво и аристократично все это было сделано! И я верила в эту аристократичность Саломеи Николаевны точно так же, как в ее невероятный испуг и безумную тревогу за жизнь князя Оболенского – когда она сквозь ночь и ливень побежала к месту взрыва только потому что вроде бы ОН должен был быть там!

Еще из тех персонажей, с кем довелось поиграть, хочу рассказать об Императрице. Она была совершенно не Аликс – как я ее себе представляла. Она была другая. Но это был живой и властный персонаж. Как мне кажется, у Насти Меркуловой получилась не столько Аликс, сколько Екатерина II. Но это было здорово по-своему.

О прекрасном Николае II уже сказала, повторяться не буду. Вот он, ИМХО, как раз прекрасно передал ощущение от правителя, который правитель гораздо меньше, чем его собственные братья и дядья. Но при этом такой душка, что не любить его не возможно. Что хочется делать для него что-то просто за каплю его высочайшего внимания. И вот они работают, а он любезничает в салоне. А ощущение, что так и должно быть.

 

И последний вопрос, который мне задают все подряд:

7. Ну что, игра-то была?

 

Была. Но совсем не та, на которую я собиралась и готовила команду. Не полевая игра, а павильонка. Но при том мощном составе игроков, который был на полигоне – игра событийная, атмосферная и в целом взлетевшая.

 

Спасибо за это всем причастным.

 

Софья Алексеевна Новицкая, урожденная Ржевская

Томка Инь

 

PS. Ну что, по писярику? J

интересно