введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Колеганова Майя (Томка Инь)

Omnia vincit Amor

Событие: Рим. Республика под ударом
Последнее изменение: 27.06.2017 в 23:42

Omnia vincit Amor

Игра «Рим: Республика под ударом», Подмосковье, 10-14 июня 2015 г.

Все побеждает Любовь.

Вергилий, «Эклоги»

 

Эксперименты над собой

Сразу скажу: игра была чудесна и офигительна.

Она была для меня экспериментом сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, ехать одиночным персонажем, к незнакомым людям. Я очень командный игрок, и это было для меня сложно. Счастье, что фактически вся семья Антониев «ткнула пальцем в небо» - а звезды на небе сошлись так, что мы стали настоящей командой с этими прекрасными людьми. Более того, по итогу я на «Риме» обрела сразу две команды - ведь греческая диаспора рабов самым волшебным образом сплотилась и поддерживала друг друга.

Во-вторых, я никогда не скрывала, что я – противник играющих мастеров. Мне всегда казалось, что не стоит браться сразу за два дела, рискуя ни одно из них не сделать хорошо. Частично мои страхи оправдались, но совсем не в той степени, в которой я думала. Возможно даже, что еще буквально один, но грамотный и ответственный человек на АХЧ позволил бы игровым персонажам мастеров «взлететь» и в тех аспектах, которые не сложились.

В любом случае все мастерские персонажи получились очень яркими и самостоятельными. Луций Корнелий Цинна у Фиделя и Марк Туллий Цицерон у Лу, Гай Ворен у Поля и Гней Муций (хозяин эргастерия) у Тимура, милая Марция у Дезире – все были не просто прекрасными, а очень живыми. И при этом не пострадала игра игроков. (Ну, за тем исключением, Фидель, о котором ты знаешь J )

В-третьих, собственно персонаж – рабыня. Это был главный страх.

Почему я в принципе решила сыграть столь зависимого и несвободного человека, вся жизнь которого – в служении? Причина проста. Плох солдат, который не мечтает стать генералом, как говорит пословица – но столь же плох и генерал, который позабыл, что такое быть солдатом. Мой «послужной список» ролей пестрит разного рода королевами и правительницами. Неоднократно я слышала (когда высказывалась о легкости женской игры) что вот, мол, хорошо тебе говорить, ты все время играешь значимых персонажей. ОК, я сыграю такой персонаж, от которого на начало игры ничего не зависит, и мне при этом будет столь же интересна игра.

Так оно и вышло, хотя вот этот пункт был именно тем страхом, который терзал меня до последнего, буквально до окончания строяка на полигоне. А вдруг я буду никому не нужна? А вдруг я не справлюсь? А вдруг, а вдруг, а вдруг…

Вообще, мне хотелось сыграть типаж такого раба, который в сериале «Рим» воплощает раб Цезаря Песко. Когда он вроде бы и раб, но для хозяев он верный друг и помощник. Надеюсь, что у меня получилось, но об этом пусть скажут мои хозяева. J

Так вот, эксперимент удался на все 100%. Мне не было скучно. Мне всегда было о чем подумать и что сделать. Мои хозяева были довольны мною. Я по игре ставила перед собой разные цели, и добивалась их, несмотря ни на какие трудности – и у меня были для этого возможности, хвала богам и мастерам J . За пределами нашего дома для меня бурлила жизнь в нашей маленькой греческой общине. И свиток Овидия постоянно был со мной ;)

Плюсы игры

- расписание. Мы четко знали, что никто не может заставить рабов прийти раньше, чем к 9 утра. А к 11-00 хозяин должен быть сыт, умыт, доволен, замотан в тогу и отправлен на заседание Сената. А в 11-30 хозяйка уйдет на заседание Бонна Деа. А в 16-00 будет плебисцит и выборы магистратур следующего года. (Мне было вдвойне интересней играть, поскольку наш дом находился прямо на Форуме, и от нас прекрасно было слышно, что происходит в Сенате). А в час ночи я имею полное право сказать хозяйке «Я отправляюсь спать» - и спокойно уйти на наши мистерии Гекаты. Или действительно спать. Это мое время и никто его у меня не отнимет.

- плотная застройка Вечного Города. Создавалось впечатление, что на игре не 125 человек, а все 300. Тем более удивительно это было мне, ведь я приехала довольно рано, и все эти дворцы и здания вырастали у меня на глазах.

- доигровая подготовка. Ни единого дня у меня не было сомнений в том, что игра эта очень важна для мастеров, и она состоится, и будет интересной и насыщенной. Потому что постоянно выкладывались новые куски правил и просто атмосферные тексты и фотографии, и все игроки имели возможность поддерживать интерес к Риму. Отдельный респект Лу, нашему мастеру по рабам, за постоянную готовность отвечать на возникающие вопросы и готовность к совместному творчеству. Наша греческая община была вообще великолепной, культурной, воспитанной и сдержанной (я на фоне всех остальных чувствовала себя самым распущенным греком на игре J).

Минусы игры

А что подумала Леда, никто не узнал, потому что она была очень воспитанная рабыня.

Хозяин, на строяке.

История Леды (из заявки)

Меня зовут Леда и мне 34 года. Я дочь Астиоха, философа и оратора, из Афин. Я родилась свободной, и в богатой семье. Отец учил меня всему, что знал сам, сыновей у него не было. Я была посвящена богине Гекате, и с 14 лет участвовала в храмовых праздниках и мистериях.

Десять лет назад в результате ужасного стечения обстоятельств я стала рабыней.

К моему отцу пришел один римский гражданин, достойный квирит, который желал жениться на мне и увезти меня в Рим. Я пошла просить у богини совета – богиня ответила «Судьба твоя в Риме». Но я сочла результат гадания не слишком конкретным, мне не нравился этот человек, ну и вообще, я была довольно легкомысленной особой, надо сказать (думаю, это тлетворное влияние Овидия J ). Я упросила отца отказать римлянину.

И гнев богини не заставил себя ждать. Сразу после этого случая на повозку, в которой мы с другими девушками возвращались с храмового праздника, напали варвары, перебили мужчин, а женщин увели в рабство. С тех пор я боюсь и не доверяю людям с Востока, поскольку разбойники были именно такими.

Так я оказалась на невольничьем рынке в Риме, как и предсказывала богиня. Там меня и купил господин мой Луций Корнелий Цинна. И с этого времени, как мне казалось, боги сменили свой гнев на милость.

Поначалу я занималась самой простой работой в доме, но потом господин мой понял, что гораздо выгоднее для него использовать то, что я знаю и умею, а я умею писать, знаю латынь и греческий, помню на память стихи великих поэтов Рима и Греции и многие мысли философов. Я держала в порядке библиотеку моего господина, записывала его мысли, переписывала красивым почерком его послания и речи. Я следила за тем, какой сегодня день, предупреждала, к чему нынче благосклонны боги, а каких действий сегодня надо опасаться. Я мыла ему ноги и наливала вино в его чашу, ходила с его поручениями и относила его письма, грела его постель, если он того хотел, и приносила лекарства, если он был болен. Видят боги, я старалась сделать все, чтобы мой хозяин был также благодарен судьбе, как и я. А я непрестанно благодарила богов, что оказалась в высоком доме, а не в портовом лупанарии. И к тому же, это был единственный человек, которому я была хоть как-то нужна.

Он относился ко мне хорошо, а с некоторого момента даже лучше, чем можно относиться к рабыне.

Но гнев богини все равно сопровождал меня. Никогда нельзя сказать, в какой момент настигнет тебя удар судьбы, никогда нельзя узнать, в какой момент отнимется у тебя то, что ты считаешь своим.

Год назад что-то ожесточило сердце моего господина (я не вижу за собой вины, которая могла бы изменить его отношение ко мне), и он удалил меня из своего дома, не объяснив, за что, да и кто бы смел просить объяснений от одного из самых знатных римских патрициев… Богине мало было тех ударов, которые она нанесла по моей судьбе - она поселила в моем сердце страсть, которую невозможно унять. И я все еще надеюсь, что господин мой снова заберет меня к себе.

Меня выставили на торгах на рабском рынке и меня купил мой нынешний господин, Марк Антоний. Вот уже год я живу в доме Антониев и по-прежнему пытаюсь быть полезной настолько, чтобы ко мне и здесь относились хорошо.

Несмотря на то, что я уже столько лет не была на родине, я все равно осталась гречанкой, мне многое в Риме понятно, но грустно. Пока я жила в доме господина моего Цинны, я не слишком искала общения с соотечественниками, хотя, конечно же, ходила на наши симпосионы и была в похоронной коллегии. Но сейчас я делаю это чаще, ведь в доме Марка Антония все совсем не так, как у моего бывшего господина.

 

Леда сейчас

«Предметом роскоши себя блаженно ощущая…

мне нравилось такое сочетанье красок,

и слов, и линий – эта фраза –

предметом роскоши себя блаженно ощущая, -

мне нравилась,

я так жила…

… И если торг, то ощущенье торга –

совсем иное, если Очень дорого.

Пусть будет так.

Я очень дорога».

 

(Марина Кулакова)

 

На моей рабской табличке надпись – «Леда, собственность Марка Антония». Рабскую табличку можно носить со стыдом, если ты принадлежишь человеку недостойному, а можно - с гордостью. Я ношу с гордостью и чувством, что это – моя охранная грамота, и если что-то случится со мной – то человек будет иметь дело с Марком Антонием.

В доме Антониев рабов не били. Самое неприятное, что мне пришлось пережить – это недовольство хозяйки.

Это было в первое игровое утро. Согласно расписанию, и по договоренности с хозяевами, я должна была приходить так, чтобы разбудить их в 9 утра. Прихожу я, как я считаю с запасом, и вдруг на свое «Доброе утро» слышу от хозяйки раздраженное и недовольное:

- Долго спишь!

Смотрю на часы – 8:17. Как оказалось, ночь была такая холодная, что к моему приходу хозяева уже поднялись и даже сами успели поставить вариться кофе. Я разливала его по чашкам (обоим со сливками, хозяину два кусочка сахару, хозяйке один, подать ручкой вперед, чтоб не обжегся), и думала о том, что вот именно так и прокачивается «рабский дзен».

И это событие еще больше укрепило меня в решении приложить всю свою старательность, организованность, внимательность – чтобы не испытывать хозяйский гнев.

Самое стыдное для меня было признаться в том, что я чего-то не знаю, или не смогу сделать прямо сейчас. Вот так и пришлось после первого же неудачного эксперимента заматывания хозяина в тогу (6 метров скользкой ткани!!) по своей инициативе срочно просить Эвриклею, рабыню Кальпурния Пизона, научить меня этому искусству J

Самое неприятное в игре раба – то, что ты не можешь отказаться что-то сделать, даже если это что-то противоречит твоим желаниям и интересам. Для меня одни из самых трудных моментов игры были в том, что хозяева посылали меня искать разных людей, бОльшую часть из которых я не знала и не представляла себе, где их найти. Госпожа моя Фульвия, мне стыдно признаться, но часть твоих долговых расписок так и остались у меня в сумке. И мне стыдно за это.

Хозяин же не ругал меня никогда.

Для меня Марк Антоний стал воплощением благородства и стойкости, ума и силы, недюжинных знаний и способности добиваться своих целей, не размениваясь по мелочам. Способности собирать вокруг себя сторонников, уважения к простым гражданам, отличных отношений с клиентелой, и ветеранами – потому что он при всем при том был и оставался простым воином (то есть вот он-то и играл того самого генерала, который не забыл, что такое быть солдатом). И честности, в том числе и в денежных вопросах. Владея казной города, Марк Антоний распоряжался ею на благо Рима, а не собственного кармана (как некоторые другие недостойные квириты).

Будучи просвещенным эллином, Леда, конечно же, считала республику наиболее совершенным государственным устройством – прожив 9 лет в доме самых рьяных республиканцев, трудно так не считать, даже если ты вовсе не увлекаешься политикой.

Но убийство Цезаря перевернуло что-то в душе Леды. И вот именно с этого момента она начала еще больше уважать своего хозяина, прямого, честного и верного. Потому что именно предательство было для Леды совершенно невозможной и непростительной вещью. Убийцы Цезаря, какими бы они не руководствовались принципами, вызывали брезгливость и ненависть у греков. И Марк Антоний, оставшийся преданным Цезарю и после его смерти, был образцом того, как должен себя вести достойный квирит в этой сложной ситуации.

Леда была не просто собственностью Марка Антония, она была домашним духом дома Антониев (ну это я так считаю, а вообще надо хозяев спросить J). Она воспринимала дом и происходившее в нем как свою миссию, как то, что реально может повлиять на репутацию и положение хозяев.

Наш дом на 90% был отстроен мной и Марком Антонием. И на мой взгляд, он был самым большим и благоустроенным домусом (мне приятно так считать). У нас было удобно, чисто и аккуратно. И достойно богатства моего хозяина. У нас был даже золотой имплювий (это такой маленький бассейн в доме). И Леда старалась содержать дом так, чтоб в него не было стыдно привести любых гостей.

Все мои действия в доме были продуманы до мелочей. Ибо нет мелочей в том, что ты считаешь делом своей жизни. Пример: я вымыла за игру, наверное, 500 бокалов, но всем, кто приходил в наш дом, вино наливалось всегда в чистый вымытый бокал и только на глазах у гостя. Чтобы никто и никогда не смог обвинить Марка Антония, Фульвию или их рабов в отравлении кого-нибудь. Или вот еще: во время своего законного отдыха, когда хозяев не было дома, я сама повесила панно с изображением колонн Траяна – чтобы хозяину было приятно смотреть, как украшен его дом, и чтобы всем гостям было очевидно, что здесь живет богатый и достойный человек.

Леда старалась быть не просто хорошей, а идеальной, потому что кто же продаст или накажет хорошего раба? Она старалась быть нужной, полезной, верной и преданной, и тогда хозяева сами будут ценить, какое золото им досталось, и не будут ее наказывать, а тем более продавать. Вот этого, последнего, она боялась до холода в животе – того, что надо будет выйти на этот постамент на Форуме, и тебя будут оценивать – причем, неизвестно еще, что лучше, когда оценивают дешевле или дороже, чем ты стоишь…

Нет, Леда очень боялась повторения истории с прежним хозяином, которого она любила так беззаветно и служила ему так преданно, а он ее продал, внезапно и непонятно, за что.

Kύριέ μου

Моей игровой «фишкой» стал Овидий. Я изначально настроилась и всем говорила, что я – натура поэтическая. Чтение Овидия мной в целом противопоставлялось чтению Агатой Платона (а может, удачно дополняло его).

Да и вообще Леда с самого начала (в смысле, до игры еще J) приняла для себя решение стать некоторой противоположностью Агате, показав, как можно совмещать нашу прекрасную греческую культуру – и греческую же любовь к жизни. Леда во всем исходила из Любви. Как-то раз Агата даже спросила у нее – как ты думаешь, в сложной ситуации между любовью и долгом или убеждениями, что надо выбирать? Леда сказала – «Я выбрала бы любовь. Я всегда выбираю любовь».

Это вовсе не значит, что Леда была какая-то там размазня и мечтательница, вовсе нет. Если она ставила перед собой некую цель, она делала все, чтоб ее достигнуть. И пример тому Сатурналии.

…Она любила его так, что захватывало дух. И только ему одному она говорила - κύριέ μου, кирие мо – «господин мой» - на родном своем языке.

Отношение Леды к Марку Антонию было тоже очень личным, но совсем другим. Она высоко ценила и берегла своего нового хозяина, потому что он был к ней добр, ценил ее мнение, и вообще был красавец мужчина ;) Но любовь к Цинне была всепоглощающим чувством, от которого перехватывает горло. А для Марка она была друг, союзник, в чем-то опекун, искренний, и верный.

Kύριέ μου бывает только один.

Она пыталась напомнить ему о себе. Она была уверена, что господин одумается, и вернет ее в свой дом: как можно вот так взять и отдать свой надежный и хороший инструмент, а главное, зачем? Но вот Цинна покупает следующую греческую рабыню – прекрасную Лаис, такую же образованную как Леда, знающую Гомера, умеющую танцевать… А Леду не пускает на порог, хотя она пришла в дом Корнелиев вовсе не по своей воле, а с поручением от хозяйки.

Это был настоящий ад (вот правда, сейчас пишу и снова плачу). Леда прибежала домой, бросилась на свою рабскую подстилку и рыдала долго, очень долго. Ну потому что даже вещи неприятно, что ее меняют на молодую и красивую. А Леда все ж таки была свободнорожденной. И она отчетливо понимала, что если Цинна купил другую греческую рабыню с рынка – это значит, что ее предположение о долгах и прочем неверно, и он просто не собирается выкупать ее у Антониев обратно (как она в глубине души надеялась).

Когда первый шок прошел, Леда начала думать. Она знала, что страсть, которая не дает ей жить – насланная, это и есть гнев богини - он действует именно так: не дает тебе радоваться событиям сегодняшнего дня, а снова и снова возвращает тебя к дню вчерашнему, к тому, что ты и сама хотела бы забыть, да не можешь. Но тут ей пришла в голому мысль: а что, если это не так? И не спросить ли совета богини еще раз?

И вот, накануне Сатурналий, на мистерии в честь Гекаты, Леда наконец-то обращается к богине и задает самый важный вопрос: «Прощена ли я?» Делает это при всех, открыто. И все греки, собравшиеся у священного огня, слышат ответ Гекаты устами жрицы, Алкмены: «Ты давно искупила свое и прощена. Теперь ты чистый лист. И твоя судьба только в твоих руках – сейчас никто из богов не влияет на тебя. Все, что ты сделаешь, ты можешь сделать только сама. И у тебя есть силы и возможность это сделать.»

Чтобы продолжить эту историю, мне придется рассказать о том, что произошло со мной на Сатурналиях – это был самый важный, самый красивый и яркий эпизод моей игровой жизни.

Сатурналии

Выбор модели секса не кажется мне слишком удачным для этой игры, но чисто игротехнически он позволил мне красиво завершить историю с Цинной. Приведу выдержку из правил, чтоб было понятно, что к чему.

«Сексуальный акт происходит следующим образом:

Партнеры по сексу по очереди бросают шестигранный кубик, где каждой из грани соответствует часть тела и бог.

1. Голова - Сатурн (голова одна, как и Сатурн, отец богов)

2. Левая нога - Янус (2 - число Януса, ведь он двулик)

3. Левая рука - Меркурий (левая сторона ненадежна, а действует Меркурий руками)

4. Правая нога - Юпитер (отец действия, ведь мы чаще всего ходим с правой ноги)

5. Правая рука - Марс (оружие держат в правой руке)

6. Корпус - Венера

(Соответствия богам факультативны и направлены на повышение поэтичности или же идейности процесса).

В соответствии с выпавшим партнеры гладят друг друга по соответствующей части тела - можно делать это рукой, можно каким-то предметом (пером, лентами, тканью, гладиусом, etc.) Тот, кто первый погладил партнера по всем частям тела, сумел доставить ему или ей (или им?) максимальное удовольствие и имеет право на откровенность - задает вопрос, на который второй человек обязан ответить правду, или же просит о чем-то, если это секс между супругами.»

Так вот, Сатурналии – это мистерии в честь бога Сатурна. Вкратце происходят они вот как: на несколько часов рабы становятся господами, а хозяева – рабами. Их продают с того же постамента на форуме, что и настоящих рабов, а бывшие рабы покупают их… за шишки J На это время в распоряжение бывших рабов поступает весь домус, в котором они живут, и все имущество хозяина.

Накануне Сатурналий я получила предзнаменование Гекаты, приободрилась, и придумала такой план. Я куплю моего бывшего господина, заставлю его побывать в шкуре раба, и обязательно задам самый важный для меня вопрос – ПОЧЕМУ?

А дальше все пошло немного не так. Я даже не торговалась ни за кого из рабов, ожидая, когда же, наконец, выведут Цинну. И вот он выходит, и тут за него начинает торговаться лупанарий (который к тому моменту и так уже напокупал порядка 10 человек). И глашатай, который вел торги, утверждает, что у меня нет столько шишек, сколько я торгую… и продает Цинну лупанарию.

Кирие мо, моего прекрасного Цинну!! Лупанарию! да еще и таким подложным, обманным путем, ведь никто не считал, есть ли у них столько шишек, сколько они заявили!!!

Вся свойственная мне эмоциональность и гневливость тут же вскипели во мне.

- Да идите вы в жопу! – крикнула я, швырнула свой мешок шишек к постаменту, и ушла в наш дом, благо он был рядом.

Я ненавижу нечестность, и именно это послужило спусковым крючком для срыва.

Но!

Тут Леда превозмогла себя. Села на бревно. Посмотрела на звезды. Выдохнула. И сформулировала две мысли:

- «Русские не сдаются! Не все еще потеряно, надо просто придумать новый план».

- «А вдруг твоих хозяев выкупит кто-то другой, и им там будет плохо и неприятно? Ты отвечаешь за них! Иди и спасай».

И придумала новый план. И боги помогли мне. (Прям вот честно, вся игровая магия была на моей стороне).

Я совершила самый гадкий поступок за всю игру. Я прекрасно знала, где у хозяина лежат деньги. Он никогда не прятал их от меня. И я взяла все, что у него было. И очень боялась, что мне не хватит на воплощение моего плана.

Я вернулась к торгам (Это было очень тяжело). Вернулась очень вовремя, как раз в следующей партии вывели мою хозяйку, и я выкупила ее. А в последней партии продавали моего хозяина – но, вот удивление, только на пару с Гаем Вореном. Впрочем, меня это не смущало – Гай Ворен был замечательный человек, друг и клиент моего хозяина, и я только боялась, что в результате их перекупят у меня так же как Цинну.

Но глашатай посмотрел на меня и сжалился, сказав:

- Пусть уйдут настойчивой. Продано!

Так у меня оказалось три раба. Я совершенно сознательно не хотела больше, потому что, в отличие от многих, понимала – сейчас именно мне придется придумать, чем их занять и прочее.

И мы отправились в лупанарий. Заходим, там ад и израиль, прямо около входа мужские бои в грязи, народу столько, что яблоку негде упасть. Но мне было не до боев. Во-первых, мне противны эти варварские развлечения, а во-вторых, у меня был План. Я нахожу нынешнюю, сатурналийскую хозяйку лупанария, и спрашиваю:

- Я хотела бы у тебя взять в аренду раба. Которого? Ну, такой-то… бывший Цинна.

- А он не у нас, - говорит хозяйка лупанара. – Мы перепродали его в кабак.

Черт, так, пожалуй, весь полигон будет в курсе того, что мне хотелось бы сохранить в тайне. Но делать нечего, идем в кабак. Там темно и тихо J

Спрашиваю нынешнюю хозяйку кабака, не уступит ли она мне Цинну в аренду. Она соглашается, но только через некоторое время, сейчас они его куда-то услали. В ожидании заказываю самый дорогой напиток – горячее вино (один стакан себе, другой рабам, вон ваш рабский столик, а ты иди сюда, будешь греть мне спину, и да, можешь отхлебнуть из моего стакана). Потому что меня трясет совершенно не по-детски. Чтобы отвлечься, заставляю Марка Антония и Гая Ворена (в рабских кличках Ареса и Марса) развлекать меня поединком на ножах. Они, два опытных воина, делали это, как две большие кошки, опасные и прекрасные, в свете свечей и это было очень красивое зрелище.

И вот, Цинна возвращается, и я спрашиваю хозяйку кабака:

- Сколько ты хочешь за час его аренды?

Внутренне сжимаюсь (а вдруг мне не хватит денег?). Но она назначает всего 5 сестерциев, правда, с оговоркой, что не на час, а на полчаса, но мне хватит! Ура!

Вся внутри как сжатая пружина, иду домой, не помню как. Вот честно, помню только, что летела очень быстро, рабы меня догоняли. С порога начала командовать: «Ты иди за жаровней, ты за вином, ты за бокалами». На Цинну не могу смотреть. Не могу себя заставить.

- А я? – спрашивает он.

- А ты иди сюда, - как в омут головой. Мы присаживаемся на самую лучшую хозяйскую лежанку, крытую восточным ковром. Афра (так зовут сейчас мою госпожу) наливает вина, Арес с Марсом приносят жаровню. Всех выгоняю на кухню.

Сажусь напротив Цинны. Сжимаю в кулаке два кубика. Один из них – это его подарок. И он должен его узнать.

И, конечно, узнает.

А дальше мы занимаемся сексом, причем я отчетливо понимаю, что с такими настроем надо убивать, а не заниматься любовью. Я напряженно жду результата, ведь если все получится как надо, он должен будет, обязан будет ответить мне на мой вопрос.

Секс - это очень азартная игра. Очень.

И вот -  я на весь Рим кричу - «Боги на моей стороне!» Да! Я выиграла!

И спрашиваю наконец: «Скажи, почему ты меня продал?»

Он некоторое время собирается с мыслями и говорит в конце концов: «Я испугался за себя. Ты стала слишком много для меня значить, и я боялся и не хотел этого»

- Но ведь была еще одна причина! – говорю я. – Я знаю точно, их было две!

- Да, говорит Цинна. – Есть и вторая. Я испугался за тебя. Что ты это поймешь – и что ты тогда будешь делать?

И тут Леда не выдерживает. Она, конечно, очень стойкий оловянный солдатик, но у нее есть сердце, которое горит и плачет. Она рыдает Цинне в шелковую тунику и шепчет, громко, почти кричит: «Зачем ты это сделал? Неужели ты не знаешь, как я тебя люблю? Неужели ты не знаешь, что никогда нет и не было у тебя человека, более преданного, чем я?»

И он говорит ей: «Прости меня… пожалуйста».

И больше нечего на это сказать. Она опять вся сжимается. Скручивается в клубок. Отсылает Цинну – иди, ты свободен.

Зовет всех остальных своих рабов и требует еще вина.

А потом устраивает с ними оргию.

Рабские этносы

Мой персонаж напоминал собой, что помимо греческой мудрости, воплощенной в Агате, есть и еще одна типично греческая черта. Мне кажется, что это – жизнерадостность. То есть способность даже в самых тяжелых условиях найти повод для радости. Потому что мы дети солнечной земли, где растут оливы и виноградники, и радость наша рождается вместе с нами.

Вот такова была Леда, эмоциональная и страстная. Никаких тайн восточного гарема – если я что-то испытываю, я не могу держать это в себе, это рвется наружу и зачастую очевидно окружающим. (Более того, я совершенно сознательно в некоторых случаях прямо педалировала свои эмоции, чтоб окружающим было видно, что они у меня есть. Так, например, я нигде перед игрой прямо не писала об отношении Леды к Цинне – но проницательные Тэль и Лаис сами догадались, причем, как я понимаю, в разное время. И я благодарна им за то, что они поддержали меня, успокаивали и ободряли. Лаис, клубнику на торгах Сатурналиев я не забуду еще долго J)

Но при этом долгая жизнь в Риме наложила на нее отпечаток – потому что при всем при том Леда была очень ответственная и организованная рабыня. И это как раз демонстрирует нам тот процесс, про который и была для меня игра в греческий этнос – греки, безусловно, несут в Рим культуру и свет, но сами при этом вбирают в себя то хорошее, что римская машина придумала для человечества.

Потому что мое личное понимание этого процесса примерно таково. Рим силен своей четкостью, лаконичностью, схематизмом и порядком. На подъеме, и в особенности на своем пике, эта машина была не только эффективной, но и прогрессивной. (Потому что историческое греческое вероломство и раздолбайство времен городов-полисов несколько бесит меня). А вот потом, когда римляне не смогли остановиться, и продолжили разгонять машину дальше, вбирая при этом не столько легкую и солнечную эллинскую культуру, а душный и горячий Восток – вот тогда-то все и покатилось в пропасть, которая закончилась падением Римской империи.

Вот про это и была для меня игра «Республика под ударом». И моя личная задача как грека, на мой взгляд, состояла именно в том, чтобы привить хозяевам чувство вкуса и меры, приучить к более культурным развлечениям, чем восточные танцовщицы, и вообще научить ценить красоту книги, стиха, идеи. Мне кажется, что нам это удалось. Конечно, в столь сжатые сроки невозможно это сделать в полном объеме, но начало было положено неплохое.

К хозяйке пришли подруги и надо их развлечь, пока они ждут мужей из Сената? Отлично, давайте почитаем Овидия! «Наука любви» всегда идет на ура, ведь она смешная и узнаваемая. Вчера была вечеринка у Октавии, отвратительно организованная и безвкусная? Отлично, давайте же сегодня устроим «Греческие чтения» и покажем, у кого самый культурный дом в Риме!

Даже и Сатурналии можно проводить с пользой. Моя Леда была очень воспитанная рабыня, преданная хозяину и дому, и откровенно говоря, периодически просто без сил засыпала среди дня на своей рабской подстилке. Поэтому для нее эти пара часов были возможностью не только отдохнуть, но и - ЧТО ОЧЕНЬ ВАЖНО!!! - продемонстрировать хозяевам, в такой вот доступной игровой форме (да, игра в игре!) - какие их действия вызывают у нее боль, каково это: быть рабом.

При этом сама Леда и в сатурналиях продолжала заботиться о том, чтобы хозяевам было хорошо, сытно и тепло :), тем самым показывая, как именно это можно делать, не нарушая дистанции. (Более того, заставив хозяйку и хозяина играть в кубики, я это обосновала самым что ни на есть прямым образом: "Я знаю, что обычно вам некогда этим заниматься, у вас государственные дела и политика. Пусть хотя бы сегодня это наконец произойдет". И никто не пожаловался :))

И в этом образовательный момент Сатурналий, который я, как греческий раб, радеющий за смягчение нравов в варварском Риме, всячески поддерживала.

И еще один аспект. Я очень тактильный человек, и мне как рабу, до которого никто особо не дотрагивается, было крайне тяжело. Сатурналии давали возможность просто потребовать к себе этого тактильного отношения.

Хозяева это не замечали, а вот мне как раз это было очень заметно – как на строяке человек совершенно свободно тебя обнимает, берет за руку, разрешает находиться близко – а на игре все достойные квириты шарахались от рабов как от прокаженных, как будто мы все грязные и заразные. Лично меня этот момент очень сильно стукнул по мозгам, и это было очень тяжело. Могу признаться – в субботу, что ли, у меня было желание подойти к сидящему на стуле хозяину, и голову ему на колени положить, чтоб хоть как собаку погладил. Еле пересилила J

В этом плане меня очень сильно спасали походы в гости к Циркулюсу, где он и его просвещенные хозяева относились ко мне, как к человеку, без вот этой дурацкой дистанции.
В общем и целом я считаю, что Сатурналии как идея хорошо, а уж как воплощение этой идеи будет проходить - очень сильно зависит от личности конкретных игроков.

А к концу игры, на фоне галльско-восточной войны все нормальные римляне стали понимать, какое это золото (и экономия денег) - греческий раб. Умный, преданный, сдержанный, не доставляющий хлопот и не приносящий расходов из-за своей смерти или неадекватного поведения (то есть того, на что накладываются штрафы). И это тоже я считаю нашим достижением как этноса.

Расширение влияния нашей богини, Гекаты. Мы не стремились встроить ее в Пантеон, как Цезаря, но зато давали понять, что с ней можно советоваться по разным вопросам. И к нам на мистерии приходило все больше римских граждан, особенно женщин. Из самых знатных патрицианских семей в том числе.

В общем надо от всей души поблагодарить Лу за его правила по рабам. Брать их на другие игры. Выдвигать на «Золотой куб», в конце концов. Потому что они работают, и классно работают. Потому что он молодец.

Игра в целом

«Рим: Республика под ударом» стал для меня отличным примером того, что маленькая (по числу участников) игра бывает много круче большой.

Помню, мне понравилась фраза французской писательницы Натали Саррот: «Необязательно любить только большие деревья». Так вот – это прямо про эту игру «Ромула и Рема».

Есть такой особенный скилл у этих обаяшек из мастерской группы, что вокруг них образуется множество хороших людей, которые готовы помогать совершенно бескорыстно. Это прям вот тот самый волшебный горшочек, когда ты много отдаешь сил проекту, а они возвращаются тебе сторицей. И они молодцы, и мне очень приятно и гордо было быть с ними, играть на их игре, и надеюсь, неплохо поиграть J Хочу еще.

А вообще пора уже прекращать дозволенные речи. Горшочек, не вари!

Ваша Леда – Томка Инь.

 

интересно