введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Колеганова Майя (Томка Инь)

ГОРДАЯ И ПРЕКРАСНАЯ

Событие: Ангмарские войны
Последнее изменение: 27.06.2017 в 23:48

ГОРДАЯ И ПРЕКРАСНАЯ

 

Игра «Ангмарские войны», полигон на ст. «Керженец» (Нижегородская обл.), 17-20 августа 2000 г.

 

                                                              Галадриэль, единственная женщина нолдоров, стоявшая в тот день,

                                                               высока и доблестна, среди спорящих принцев, желала идти в поход.          

                                                              Она не давала клятвы, но слова Феанора о Средиземье зажгли ее сердце,          

                                                              ибо ей страстно хотелось узреть безграничные просторы и править в

                                                              них - в собственном владении и по собственной воле.

                                                            Дж. Р. Р. Толкиен «Сильмариллион», глава 9 «Об исходе нолдор»

 

                          Неожиданно Владычица звонко рассмеялась.

- Так значит, мудра, бесстрашна и справедлива? - все еще усмехаясь, повторила она. - Когда ты предстал предо мною впервые, я позволила себе заглянуть в твое сердце - и тебе удалось отомстить мне за это. Ты становишься поразительно прозорливым, Хранитель! Зачем скрывать, я много раз думала, как поступлю, если Вражье Кольцо волею случая останется у меня - и вот теперь я могу его получить! Зло непрерывно порождает зло, независимо от того, кто принес его в мир - так, быть может, я совершу великое благо, завладев доверенным тебе Кольцом?

                                Тем более что мне оно достанется без насилия, и я не сделаюсь Черной Властительницей!      

                                Я буду грозной, как внезапная буря, устрашающей, как молния на ночных небесах,

                                ослепительной и безжалостной, как солнце в засуху, любимой и почитаемой и опасной,

                                как пламя, холодной, как зимняя звезда - но не ЧЕРНОЙ!

                                        Она подняла к небу левую руку и самоцвет Нэина вдруг ярко вспыхнул, и Фродо

                                испуганно отступил назад, ибо увидел ту самую Властительницу, о которой только что

                                говорила Галадриэль - ослепительно прекрасную и устрашающе грозную.

 Дж. Р. Р. Толкиен «ВК», «Хранители», глава 7 «Зеркало Галадриэли»

 

 

Я, Томка Инь, Галадриэль «Ангмарских войн», пишу этот отчет, хотя бы частично объясняющий причины моих поступков на игре...

Я, леди Артанис Нэрвен Галадриэль, хочу рассказать о себе и своем отряде. О том, как мы прожили эти четыре дня.

... А может быть, все-таки - четыре года?

 

***

Мне было сто тысяч лет, а я все еще была молода и прекрасна. Как и раньше, я желала править Средиземьем по собственной воле - для его же блага и процветания. Конечно, в первую очередь, процветание должно было коснуться моих любимых квенди. Ибо я уже пыталась просвещать Короткоживущих - во времена Нуменора. Тогда мне казалось - это поможет в борьбе с Извечным Врагом. Результат, я думаю, помнят все...

 

Нельзя забывать, что Галадриэль - умный политик. Она действует в интересах эльфийского будущего и настоящего. И поэтому во время войны у нее всегда будет выбор: посылать ли на смерть горячо любимых эльфов или все-таки людей? А разрушение надежд на Нуменор - лишний повод ненавидеть Врага. Ведь Нуменор - это первая попытка разделить с людьми эльфийское Знание. Свои дети плохими не бывают. Галадриэль отказывается верить в то, что попытки объединения эльфийского знания с людской природой тщетны. Ведь она видела благородных и умных людей – нуменорцев (до затемнения Нуменора)! А теперь еще раз вспомним о консервативности эльфийских представлений о мире. Раз благородные люди есть, значит, такова их истинная природа (ведь Галадриэли хочется верить в светлое и доброе, не забываем об этом!). А те, которые не таковы - просто попали под влияние Врага. Когда количество этих заблуждающихся превысило все мыслимые пределы - Валар выжгли заразу каленым железом. В смысле, ледяной водой. Вот и все. Но первая неудача вовсе не означает, что не надо продолжать попытки. Кроме того, не такая уж это была и неудача - вот Гондор, например, пытается жить правильно. Значит, надежда есть...

Более того, если уж Валар позволяют себе силовые методы воздействия по отношению к "младшим" расам - Галадриэли сам бог велел использовать те же методы.

Выдержка из эссе «Галадриэль: штрихи к портрету» - моей заявки на роль Галадриэли.

 

Я стала старше и мудрее. Мне надоела беспечность эльфийских владык, не желающих сделать хоть что-то реальное для того, чтобы убрать Искажение Арды. Я решила взять сама - то, что принадлежит мне по праву.

Так был создан мой Отряд.

***

Список игровых имен (кто есть кто в отряде Галадриэли):

1.   Томка Инь (Ниж. Новгород - Москва) - Галадриэль

2.   Сайта (Москва) - Келеборн

3.   Костик (Москва) - Турэдэль

4.   Рыжая (Москва) - Лауриль

5.   Хантер (Москва) - Куруэль

6.   Катя (Москва) - Гватлаурэ

7.   Эллай (Москва) - Эллай

8.   Скорп (Москва) - Рутендиль

9.   Леха (Саров) - Эдэльмэл

10. Виталик (Саров) - Тинторон

11. Дениска (Саров) - Глингиль

12. Ваганыч (Саров) - Андуфин

13. Серж (Нижний Новгород) - Мэллион

14. Жека (Нижний Новгород) - Ольвиэн

15. Алена (Нижний Новгород) - Эсгалэлен

16. Ванюша (Нижний Новгород) - Мэллин

 

***

 

Каждый из этих квенди поклялся в верности мне. Каждый их них назвал свое имя воде - Зеркалу Галадриэли - и сообщил о своем желании активно бороться со Злом. Каждый получил плащ-невидимку, и вот - около Зеркала полукругом стоит Отряд, произносящий слова клятвы верности друг другу и наш боевой клич - «Аута и ломэ!» - «Исчезает тьма!»

И первое, с чего наш отряд начал свое существование - это обряд обращения к Валар, Духам Стихий. И это была просьба о помощи.

Обращение к четырем стихиям

 

О Варда Элберет, Владычица звезд, сияющая светом Илуватара! Как отблеск этой свечи, разгоняя тьму, несется сквозь тени ночи, подобный блеску звезд, любимых тобой – так и наши слова пусть достигнут твоего слуха. Эльфы не враждуют со Светом. Пусть же и свет, подвластный тебе, защитит нас от искажений, от наваждений, от призраков – порождений обмана Моргота и слуг его. Пусть огни, зажженные ими, погаснут, ибо нет места свету в объятиях тьмы. Песнь айнуров была светом во тьме – пусть же сбудется предначертанное во славу Эру Единого! Помоги нам в этом, пресветлая Варда!

 

О Ауле, владыка сущего на земле! Как эта земля чувствует прикосновения наших рук, отзываясь любовью от края до края Арды – так и наши слова пусть достигнут твоего слуха. Эльфы не враждуют с Землей. Пусть же и твердь земная, подвластная тебе, защитит нас от разорения, падения и осквернения – искажения сущего мира руками Моргота и слуг его. Пусть развалится все то, что было сотворено вопреки твоей воле, неутомимый Мастер! Да не послужат им ни камни, ни горы, ни золото, ни железо. Облик всех земель – творение рук твоих, пусть же только добром будет прирастать великолепие Арды! Преклони свой слух к подмастерьям твоим, Ауле, мастер из мастеров!

 

О Ульмо, царь морской, играющий на белых раковинах Улумури! Как эта вода дрожит и трепещет под руками от малейшего касания, распространяя волны во все моря и реки Арды – так и наши слова пусть достигнут твоего слуха. Эльфы не враждуют с Водой. Пусть же и вода, подвластная тебе, защитит нас от грязи, пепла и пламени – скверны Моргота и слуг его. Пусть откажутся им служить твои реки и источники, ручьи и моря – и малые, и великие. Пусть бежит от них священная влага, дающая жизнь, обратится пустыней обиталище их, подобно той пустыне, что вечно стережет Неназываемого. Воды Куйвиэнэн стерегли наш покой перед рождением – пусть же все воды этого мира и дальше стерегут красоту Арды неоскверненной! Услышь нас, Ульмо, Повелитель Вод!

 

 

О Манве Сулимо, владыка ветров, взирающий на нас во славе своей с вершин благословенной горы Таниквэтиль! Как звон этого колокола, распространяясь во все стороны по громадам аэра, несется на крыльях воздуха во все концы Арды – так и наши слова пусть достигнут твоего слуха. Эльфы не враждуют с Воздухом. Пусть же и Воздух, благословленный тобой, защитит нас от чуждых слов, от черных слов, от вражьих слов – слов заклятий Моргота и слуг его. Пусть падут их слова в бездну молчания, в Пустоту, подобную той, которая хранит сейчас Арду от злобы и ненависти Неназываемого. Словом, музыкой и дыханием Эру были мы все сотворены на этой земле – пусть же ни слово, ни музыка, ни дыхание прислужников Тьмы не осквернят воздух этого мира! Услышь нас, Манве Сулимо!

 

***

Честь проведения первого Светлого Совета оспаривали Лориен и Имладрис. А в результате я убедила эльфийских владык и двух Истари - Митрандира и Радагаста - в целесообразности проведения Совета в тихом и максимально безопасном месте. То есть у меня в походном шатре

Впрочем, меня всегда устраивала роль хозяйки Светлого Совета. Думаю, никто бы не справился с ней лучше меня.

На первом Совете Владыка Амрот подтвердил, что эльфы Лориена не хотят вести активных военных действий, предпочитая методы убеждения и разъяснения. Что ж, придется рассчитывать на собственные силы. А вот Владыка Элронд пообещал военную поддержку. Это плюс! Особенно при условии того, что майя Митрандир устроил совершенно безобразную сцену, намекая на низкое происхождение Владыки - полуэльфа. Фу, как вам не стыдно, майя Митрандир... Майя Радагаст был не в пример серьезнее и доброжелательнее. Кроме того, он всегда был готов действовать во имя главной цели - борьбы с Врагом.

 

***

В Амон-Суле прошел Второй Светлый Совет, расширенный. На нем присутствовали не только эльфийские владыки, но и людские предводители, а также старейшины гномских племен. У эльфов уже была выработана единая точка зрения на то, как мы должны действовать в сложившихся обстоятельствах, а вот князь Артедайнский и князь Рудаурский (который, как оказалось, до приглашения на Светлый Совет вообще не верил в существование эльфов) устроили совершенно недостойную ругань и припоминание старых обид. Возмутительно, конечно. Но что взять с людей - только они перед лицом страшной опасности - гибели всего Средиземья - могут ссориться из-за абсолютно незначащих вопросов!

В конце концов все Владыки, Истари и властители принесли Клятву о ненападении и военной поддержке в случае необходимости. Ура! Моя деятельность успешна - Светлый блок создан! Немного портит впечатление то, что князь Рудаурский отказался предоставлять военную помощь. Но обещал пропускать армии союзных государств через свои земли. И то хорошо...

 

***

                Утро следующего дня (примерно 5 часов) началось криками лориенских эльфов: «Хоббитов выносят!» «Кто такие эти хоббиты, и какое отношение имеет Светлая Владычица к тому, что с ними происходит...» - ворчала я, натягивая белое платье. Весь отряд уже поднялся, надевал кольчуги, разбирал оружие.

(Если бы я знала, что этими же словами будет начинаться каждое утро!)

Пока наш отряд подошел к землям Пригорья, угроза миновала. Оказывается, ночью какие-то орки разграбили мирно спящие поселения Маленького Народца. Я решила некоторое время погостить у этих забавных существ (после этого ни один орк не посмеет приблизиться к Пригорью ближе чем на 30 метров - иначе начнет неудержимо... извиняюсь, тошниться и какать. Симптомы пищевого отравления, знаете ли. Пренеприятная штука.)

Сижу я, значит, у хоббитов, слушаю их милые рассказы из области генеалогии - по-моему, это единственное, что их активно интересует. Кроме огородов, конечно. И вдруг прибегают посланцы моего Отряда. Оказывается, Имладрис захвачен Темными! Все светлые силы - на штурме!

Отдаю приказ о выдвижении одной половины Отряда под командованием Келеборна. Вторую половину прошу находиться в лагере и ждать меня.

 

***

К Имладрису шли через Морию. Никакие союзные договоренности не могут заставить гномов отказаться от прибыли, поэтому пришлось заплатить.

У стен Имладриса творится что-то невообразимое (по жизни - долговременный стоп-тайм). Толпа эльфов, людей, гномов толпится у берега, и не могу переправиться через Брендидуим. Лучники с обеих сторон стреляют, но больше никаких действий не предпринимается.

У наших очень невыгодная позиция - в овраге. Светлые у оркских лучников как на ладони. Надо начинать штурм, чем скорее, тем лучше, пока всех не перестреляли.

Но - нет единого командования, некому начать штурм...

А тут еще вылезает... пардон, видимо, вылетает - из крепости назгул и начинает кричать. Люди и гномы в ужасе. А я вспоминаю, что прочувствованная речь предводителя способна воодушевить испуганных - и начинаю кричать:

- Эльфы, гномы, люди! Не бойтесь, он не причинит вам зла! Не бойтесь, это говорю вам я - Леди Артанис Нэрвен Галадриэль! - ну и все в таком духе. Честно говоря, плохо помню, что я кричала. Очень волновалась.

И тут мой доблестный муж Келеборн, единым махом перескочив переправу, сражается с назгулом. Но последний удар оказывается смертельным для обоих. Келеборн теряет равновесие и падает в реку.

Гномы ревут «Галадриэль с нами!» и форсируют Брендидуим. Далее - долгая битва. Гибнут еще трое моих квенди. Я временно исполняю обязанности Службы Спасения и лично вытаскиваю из реки шестерых человек. Чтобы никто, никто больше не погиб так, как мой любимый...

Горе, горе.

А тут еще является... кто бы вы думали? Сам Король-Призрак, собственной персоной. Из последних сил концентрируюсь, каждую секунду ожидая какого-нибудь подвоха. А он несет какую-то ерунду: мол, орки не слушаются, Дол-Гулдур совсем от рук отбился... Просит помощи. Ангмарец. У меня!

Бред какой-то. Говорю, что мне нечего обсуждать с тем, кто является Прислужником Тьмы. Что моя цель - исправить Искажение. Что я верю в возрождение Арды Алахасты. Поворачиваюсь, ухожу.

Горе, горе. Долгий, безрадостный - несмотря на то, что за плечами победа, и отобранный у Темных Имладрис - утомительный переход вдоль Мглистых. Вот и Карадрас. Надо сосредоточиться. Ведь буйный нрав этого перевала могу смирить только я. А моим квенди уже очень хочется домой.

К этому времени походный лагерь уже стал нашим домом.

 

***

На рассвете следующего дня приходит известие: ночью, подло был захвачен неприступный Амон-Сул, оплот Света. Как обычно, Темные предпочитают действовать из-за угла. Ведь в прямом бою вряд ли можно было захватить эту цитадель. А вот теперь нам самим придется проверять на прочность ее стены. Самое неприятное – то, что Палантир, хранящийся в крепости, попал в руки Врага. Что ж, Отряд снова натягивает доспехи, берет в руки оружие… Мы обещали сражаться со Злом до последнего вздоха.

Часть Светлых сил, следуя союзным договоренностям, уже под стенами крепости. Нас встречают приветственными криками. Кто перед воротами? Гномы, люди (часть армии Артедайна, остатки разбитого Амон-Сульского гарнизона).

Осада крепости длится долго, очень долго. Несмотря на то, что через какое-то время орки, почуяв мое присутствие, начинают маяться животами. Кроме того, обращаясь к Ульмо, я прошу его на время отвести воду из крепости. Через некоторое время получаю известие: да, вода ушла. Валар с нами!

Гномы обстреливают Амон-Сул из баллисты. Поневоле залюбуешься их слаженными действиями: по команде «Раз!» падает ряд щитов, «Два!» – стреляет отлично пристрелянная, высокоточная баллиста (наш подарок – горжусь! Видели бы вы их радость… Гномы – они ж как дети.), «Три!» – стена щитов снова поднимается, не позволяя вражеским лучникам и арбалетчикам расстрелять орудийный расчет.

Темные так и не предприняли попыток выйти из крепости. От голода, отсутствия воды и долгого орочьего желудочного расстройства в крепости начинается эпидемия чумы. Посоветовавшись между собой, мы, члены Светлого Совета, решаем сжечь крепость.

Не успела еще горящая стрела влететь в ворота опустевшей башни – как на горизонте показалась армия. Это ангмарская поддержка осажденным – правда, слегка запоздалая. Короткий бой – и этот отряд был разбит. Можно идти и брать Ангмар голыми руками. Но я не могу послать туда своих квенди – они очень измотаны осадой Амон-Сула (по жизни штурм Амон-Сула продолжался около 5,5 часов!)

Мы вернулись домой. Мы вернулись с победой!

 

***

Мы вернулись, а через некоторое время начался очередной Светлый совет. Естественно, на него все опоздали.

Но я была не в претензии, потому что мы с Элрондом - самым пунктуальным из Владык – получили прекрасную возможность побеседовать о проблеме отцов и детей с точки зрения истории нашего народа (это был один из самых лучших, самых запомнившихся нам игровых моментов. Представляете, 40 минут общаться на такие темы? И все – по игре!)

 Это был самый продолжительный Светлый Совет... Он длился столько же, сколько и штурм Амон-Сула. И дело было вовсе не в многословии эльфийских Владык, а в том, что новая информация поступала практически каждые полчаса, мы не успевали ее обрабатывать… Вот, например: к границам моего Заповедного Леса подошло посольство людей, называющих себя гондорцами. Их предводитель предъявил верительные грамоты от своего правителя, про себя сообщив, что является… ни больше, ни меньше чем потомком Исилдура. Предъявил меч (подразумевается – Нарсил). Сообщил несколько крайне важных для нас сведений относительно Врага, при этом сказал, что был в Ангмаре, где его считают представителем гондорской разведки, работающей на Темных. Короче, мы вконец запутались в своем отношении к этому персонажу…

Но самое главное – он заявил о своих правах на Арнорский престол! Вот так поворот событий!

Я, конечно, обдумывала уже идею объединения Арнора (ибо мне хуже горькой редьки надоела бесконечная ругань представителей двух самых сильных потомков арнорских родов – Артедайна и Рудаура). Но мне вовсе не хотелось отдавать управление этими землями в руки неизвестно кого. Почему мы должны его поддерживать, мы его впервые видим?

Тут гондорец подливает масла в огонь. Он официально заявляет Светлому Совету о том, что Рудаур затемнен и князь Рудаурский поддерживает отношения с Ангмарцем. Час от часу не легче…

Вдруг нам сообщают еще одну новость, причем именно в этот момент. Князь Рудаурский только что доставлен своей женой в Лориен. Кажется, он болен, и она просит эльфийских лекарей помочь ему. Владыки отдают распоряжение доставить князя в мой шатер.

Князь доставлен… несколько непочтительно. А что, нам надо было церемониться с возможным прислужником Врага? Да и вообще, у меня не было никакого желания показывать ему дорогу в Заповедный Лес. Напомню, что абсолютно ВСЕ, включая майяров и эльфийских Владык, проходили по моему Лесу только с повязками на глазах и с моего персонального разрешения. А князь Рудаурский на момент отбытия из Лориена был несколько не в себе, как мне сообщили. Короче говоря, его привели в чувство только уже в шатре.

Открывает он глаза… Над ним, словно консилиум врачей – весь Светлый Совет. Только через некоторое время ему позволили подняться. Кажется, он обиделся. Впрочем, мне было не до его чувств – была масса нерешенных вопросов.

(Вот здесь произошла ситуация, типичного бардака с магией. Мы так и не смогли прийти к единому мнению относительно правдивости гондорца, которого подозревали в обмане и связях с назгулом, и рудаурца, которого также подозревали в связях с Врагом. Как потом оказалось, гондорец врал по жизни, а князь рудаурский не понял наш вопрос (?!)… Короче говоря, решение вопроса с Арнором было отложено до выяснения всех обстоятельств. Вот такое вот, блин, несовершенство Колец. А ведь каждое из них обладало возможностью отличать правду ото лжи. Что я могу сказать по этому поводу, а, господа игроки?)

 

***

А вечером майя Радагаст прибежал ко мне с известием: «Артедайнское войско штурмует Рудаур!» Мы оказались в очень сложном положении. Ведь если бы мы поддержали одну из сторон, мы оказались бы клятвопреступниками. Поскольку поддержка в случае военных конфликтов была обещана и тем и другим – как членам расширенного Светлого Совета в Амон-Суле. Я не нашла ничего лучше, как пойти лично посмотреть, что же творится под стенами Рудаура. Выслала вперед разведчиков. Затем пошла сама, с частью отряда и майей Радагастом.

В своих лориенских плащах мы были невидимы в сумерках. Пришли, встали неподалеку от артедайнского войска. И вдруг видим Владыку Элронда!

Он рассказывает мне такие страшные вещи, что у меня щемит сердце, а на глаза наворачиваются слезы. Оказывается, владыка не может спокойно находиться у себя в Раздоле, постоянно ожидая… чего-то нехорошего.

На тот момент Элронд мучился вещими снами и дурными предчувствиями. Я сразу предложила ему свою помощь, пристанище у себя в лагере и пр. Договорились, что пойдем ко мне в отряд, а там будет видно. Но стоило мне отвлечься буквально на секунду – и вдруг я уже вижу, что владыка Элронд входит в ворота рудаурской крепости! Заложником!

Незамеченная никем, я подошла практически к воротам крепости. Я ждала, чтобы они открылись, и тогда я сниму плащ, выйду из-за дерева, и потребую вернуть Владыку. Слава Валар, этого не понадобилось. Через некоторое время Элронд, майя Радагаст и еще несколько лориенских эльфов вышли из Рудаура целыми и невредимыми.

Мне хотелось плакать – так я переволновалась. Я обняла Владыку Элронда, и взяла с него слово, что он не будет вот так неожиданно исчезать. Сказала, что мне очень дорога его жизнь. Что жизнь квенди – а я считаю его квенди, да-да! - несмотря на все инсинуации майи Митрандира, который просто завидует привилегированному положению Владыки Элронда (совершенно заслуженному, кстати) – дороже, чем существование любых короткоживущих государств. Ну и так далее. И мы отправились в лагерь.

Владыка принял мое приглашение погостить. Под покровом ночи, со всеми мыслимыми и немыслимыми предосторожностями, из Имладриса была выведена небольшая горстка оставшихся Верных. Они также нашли приют в Отряде.

А принцесса Арвен, которая принесла нам столько горя (по игре) и неразберихи (по жизни), осталась ни с чем. Я до сих пор не знаю, была ли она темной, светлой, серой, бурой, в клеточку или еще какой. Знаю точно одно: план принцессы Арвен (и гондорца, как впоследствии выяснилось) по захвату власти в Имладрисе был сорван. Ибо до тех пор, пока жив Владыка Элронд, в Имладрисе не будет другого правителя.

А зимой у нас в Отряде была свадьба. Ольвиэн вышла замуж за единственного эльфа в Амон-Суле. За предводителя гарнизона, отважного и доблестного Эленгора. Мы с Келеборном, не колеблясь, вручили кольца этой паре. А затем весь Отряд и наши имладрисские гости веселились и пили здравур за здоровье новобрачных. Свадьба всегда праздник, не так ли? Даже в наше тяжелое, горькое, военное время.

 

***

Что было дальше? А ничего. Пустая страница, чистый лист. В 4 утра воплотился Саурон – причем не абы как, а в результате ОШИБКИ. Вы можете себе представить, чтобы во время обряда, посвященного Мелькору, в результате оговорки Кхамула, Тени Востока, в Дол-Гулдуре воплотился Саурон? Я – нет. Я до сих пор считаю всю концовку игры надуманной и притянутой за уши. «Саурон призывает эльфийских владык и хочет с ними поговорить» – да я ушам своим не поверила, когда это услышала! Я никуда не хотела идти. Я даже не собиралась больше надевать свое белое платье.

А потом я вдруг решила: пойду. Мне надо завершить эту роль красиво. Хотя бы для самой себя.

И вот я оделась, взяла в руки плитку шоколада, и не спеша направилась к тому месту, куда уже ушел Владыка Элронд, Владычица Нимродель, майя Радагаст… Поздоровалась с ними. Угостила шоколадом. А Саурону сказала:

-         Я в вас не верю. Вас не существует.

Повернулась и ушла – гордая и прекрасная.

 

***

Вот так для меня закончились «Ангмарские войны». Потом был «разбор полетов», долгие выяснения – как, что и где происходило, обмен информацией…

Я считаю, что моя роль мне удалась. Процентов на 70. А это очень много. Я стала-таки главой Светлого Совета. С моим Отрядом считались, как с реальной военной силой. С моим мнением – как с силой политической. Я доказала, что эльфы – это не дивнюки. Это – в том числе и при необходимости - воины. Гордые и прекрасные.

Моя команда – «Анклав» – доказала, что даже если человек «техногенщик» – он не обязательно маньяк. У нас очень хорошо пошел внутрикомандный отыгрыш. Я очень благодарна моей команде – всей, включая нижегородцев и саровчан – за немыслимую поддержку. Не представляю, что бы я без них делала. Спасибо, квенди! Аута и ломэ! (И прошу меня простить за некоторые промахи…)

Словом, «Ангмарские войны», как я и ожидала, стали для меня главной игрой сезона. И принесли небывалое количество пищи для размышлений. В том числе, например, полярно поменяли мое отношение к некоторым людям. Причем как в плохую, так и в хорошую сторону…

А самым лестным отзывом стали для меня слова Владыки Элронда:

-         На этой игре я понял две вещи. Первая: никогда в жизни не смогу играть за темных. И вторая: все байки и анекдоты про тещ – брехня и неправда…

Искренне ваша –

Артанис Нэрвен Галадриэль (Томка Инь)

Нижний Новгород – Москва

 

интересно