введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Полякова Анастасия А. (Mushu)

Рианна Ланнистер, секретарь двух десниц

Событие: Железный трон
Последнее изменение: 13.08.2018 в 22:28

Слишком ранняя весна…

Никогда не было в наших краях такой удушающей весны. Жаркий воздух забирается под одежду , оплетает шею своими длинными пальцами и словно сжимает пересушенное горло. Сильнее, еще сильнее, я не могу, в глазах темнеет. Опять этот пронзительный взгляд, металлическим голосом пущенные слова вылетают через меня насквозь, и я опять забываю сделать вдох…

Резким движением я просыпаюсь в своей постели в башне десницы Красного замка. Обвожу глазами темную комнату, когда-то бывшую кабинетом Тайвина, перед тем, как он перенес свою приемную в первые покои. Лунный свет падает сквозь цветной витраж, и на полу виден золотой силуэт гербового льва. Я встаю и босыми ногами мягко ступаю по каменному полу. Золотой свет пробегает по подолу шелковой рубахи. Я зажигаю свечу и привычным движением открываю свои записи. Говорят, если изливать горе бумаге, оно быстрее покидает сердце. Я в это не верю, но все равно каждую ночь после одного и того же сна сажусь писать письма, которые никогда не отправлю. Машинально, каллиграфическим почерком вывожу букву за буквой, пока Луна движется по небосклону.





«Шел 281 год от завоевания Эйгона, Харренхольский турнир, самое большое событие года, самый богатый приз в истории, говорят, что в Ланниспорте он был в несколько раз меньше. Богато разодетые дамы, рыцари скачущие во весь опор. Среди общего шума и ликования на трибуне стоял молодой Джейме, только что потерявший право на семью, земли, будущее. Отныне он один из Белых плащей, его судьба – служить королю до самой смерти. Тайвин покидает турнир, когда тот только начался, неслышно, так уходят хищники в свое логово зализывать раны. Сколько еще оскорблений (глупцы говорят, что чести) ты вытерпешь от своего короля, Гордый лев? Почему ты словно откажешься от старшего сына, как ты уже отказался от младшего. Разве это его вина? Почему ему придется выгадывать минуты, стоя под башней десницы между своими караулами, чтобы просто с тобой поговорить. Да, я помню, что у нас был очень сложный год, что всем необходимо было поговорить именно с десницей короля. Нет, не надо пытаться открывать дверь, если она закрыта, да, лорд Тайвин не может вас принять всех одновременно. Нет, не думайте, что вы можете выбивать ногой вход и быть словно у себя дома. Да, я понимаю, что именно ваше послание очень важно, я передам. Спасибо, сир Кейлис за ваше неизменное благоразумие. Что, письмо? Когда ждать ответ? Не знаю, ждите…

Выдать гвардейцам жалование, девочкам-секретарям наскрести хотя бы по несколько монет. Кто там поет на площадях, что Ланнистеры рассыпаются сами на золотые монеты? Приведите ко мне этих фигляров, я их тоже потрясу. Все говорят, что зима была суровая, и шахтам только предстоит отогреться после простоя. Вот тогда карманы будут снова полны, тогда все будет как обычно. А будет ли?»

«Раннее утро в Утесе, семейный совет, я просыпаюсь за десять минут до начала и успеваю привести себя в порядок буквально минута в минуту. Однако я не последняя, за мной следом приходят остальные, мы рассаживаемся вокруг трона запада, Киван благодушно уступает мне сиденье. Спасибо, кузен. Обмен теплыми улыбками. Входит Тайвин. Улыбки сходят с наших лиц. Раздаются указания, наказы, предупреждения. Блюсти честь семьи, любое несогласие не принимается в расчет. Мужчинам подбирают достойные партии, нам нужны невесты и их приданые. Серсею надеются отдать за Визериса, меня обещают Талли. Я не отвожу взгляд, но привычно вскидываю левую бровь. Как много их было, потенциальных женихов. А я все равно до сих пор «замужем за Утесом». Нет, братец, ты от меня не отделаешься так просто. Расходимся. В городе полно дел, а нам пора в Королевскую Гавань.»





«Малый Совет. Леди Тирелл, просит изменить устав Цитадели. Женщины тоже хотят быть мейстерами. Ее выслушали, не унимается, приходится чуть ли не под ручки уводить из зала. Женщины Вестероса не только не воспитаны, но и смешны. Мужчины смеются над недепостью просьбы, я стою и записываю протокол. Секретарь короля тоже женщина, канцлер Малого совета тоже. Да, очень смешно, господа. Следующий пункт заседания…»





« В башню приходит молодая девушка в золотом платье. Блондинка, невысокого роста. Я ее помню, на турнире в Ланниспорте ее когда то выбрали королевой. Ирис из Баратеонов. Тихая, много улыбается, с компаньонкой. Давно не могут покинуть королевскую гавань. Долго беседует с Тайвинов. Я пишу отчеты, письма. Сиру Дамону Ланнистеру, прислать новую смену гвардейцев, предыдущие не могут больше пяти часов стоять на жаре. Пришлите доклад о положении дел. Пришлите налоги.

Жду, хоть Ланниспорт не так далек, письма ходят долго. Вороны не всегда лучше. Говорят, письма что они несут часто меняются в пути. Не доверяю воронам, как всегда пишу от руки. Тишина в кабинете десницы действует мне на нервы, обжигаюсь каплями сургуча, сжимаю пальцы, терпи Рианна, это не самая большая боль.»


«Ночной зал Штормового предела. Шли долго. Сижу за одним столом с гвардейцами, шутят, смеются. Я не отвожу взгляд от главного стола. Баратеоны внимательно слушают нашего лорда. Потом удаляются. Проходит около часа. «Мы рады вам объявить, что ныне состоялась помолвка лорда Тайвина Ланнистера и Ирис Баратеон». Гости аплодируют, пока пара встает, чтобы ее все видели. Я не хлопаю. Да, я вижу, что ты смотришь на меня в упор, кузен. Что ты хочешь от меня услышать? Что эта девица не стоит и мизинца Джоанны. Что вся ее ценность только в армии, что она нам даст. Что она при разговоре готова любого слугу назвать милордом? Что ей предстоит познать всю ответственность и честь быть первой леди Утеса, и не дай Семеро, если она с этим не справится. Я три раза медленно хлопаю в ладоши, также не отрывая от тебя взгляд. Посмотрим еще, стану ли я Талли, как ты этого желаешь… Все это вертится в моей голове по пути домой. «Ты не рада за меня?» Я слышу рядом твой голос. Хм, предлагаешь мне вот так при всех все высказать? Ты же понимаешь, что у меня внутри. О нет, я просто отвечаю, что не хочу говорить об этом сейчас. Продолжаем идти. Только бы дойти до Утеса, я скажу все, что хотела бы. Но в родных стенах. Там, где твоя память будет не столь слаба и беспечна.»

«Снова семейный сбор, мужчины входят в зал и рассаживаются. Ланна стоит и рассказывает о том, как дела в Западных землях. Все как обычно. Я откидываюсь на спинку стула. Холодный металлический голос, словно стрела. «Выйди вон!». Я оборачиваюсь, это кому-то за моей спиной? Никого. Возвращаю взгляд к тебе. Нет, это не ошибка. Слова адресованы мне. Встаю, медленно коротко приседаю, пытаясь понять, что не так. Не получаю ответа. Выхожу в темный коридор Утеса. Прибавляю шаг, быстрее еще быстрее. Добегаю до распахнутого окна, в который с шумом проникает ночной воздух. Передо мной раскинулся Ланниспорт. Пытаюсь отдышаться, сердце колотится как бешеное. Вдалеке вижу зажженные огни городского кабака. Не могу быть сегодня одна, не выдержу. Не смогу.



Тайленд, братишка, почему всегда оказываешься рядом, когда мне плохо? Опять со своей шайкой, нет, не откажусь. Какие новости? Много новостей, я все тебе расскажу, но только не сегодня. Сегодня я хочу обо всем забыть. Да, еще грога, леди просит. Леди не пьют? Ха-ха, конечно, а рыцари сражаются только на турнирах.

На нижнем этаже таверны гости танцуют что-то размашистое и задорное, напитки текут рекой, вокруг меня веселится брат Тайленд и его свита. Те, что вытащили меня из траура по Джоанне. Это Тайленд посоветовал Кивану взять меня в аппарат десницы. Где я нашла новый смысл существования. Я обещала сестре помогать ее мужу. Но примириться с новой леди Утеса, я не знаю, хватит ли у меня выдержки. Ведь все это время я считала настоящей леди Утеса свою сестру. Или себя?»

«Ранним утром войско Запада уходит. Я знаю, куда оно идет. В столицу. Запад платит долги, но Запад не забывает и оскорбления. Баратеоны поддержат нас своими силами. Через какое-то время приходит известие, что столица пала. Король и принц убиты. Обе жены принца в бегах, про детей Таргариенов ничего не известно. Поди, перелови их по всему Вестеросу.

Я прибываю в Красный замок, вокруг наши люди, Баратеон и Тайвин сидят у подножия железного трона. Неистерпимо жарко. Созывают всех Великих лордов, будут делить королевство. Первыми прибывает Дорн, со своей армией. Я иду собирать вещи в башню. Лорды королевских земель приносят слитки для армии, прячем их под пол в башне десницы. Понимаю, что расположение кабака напротив не прибавляет нам скрытности.





Проходит несколько часов. Леди Рианна, откройте быстрее. Леди Крейкхолл, врывается в башню в поисках помощи. Тайвин ранен, нужен бинт. Выгребаю все, что у меня есть, отдаю на руки. Сердце пропускает удары. Понимаю, что надо действовать быстро. Слышу краем уха, что Киван убит в спину. Под охраной гвардейца и с братом Стаффордом покидаем замок, но, не дойдя до Утеса видим дорнийские войска, штурмующие Ланниспорт. Пережидаем недалеко. Осада длится очень долго, в итоге Утес захвачен. Не знаем, что делать. Жалею, что мало общалась с другими домами кроме как по рабочим делам. Идем в Старомест. Никого. По пути встречаем своих людей. Девушка отводит нас обратно в Старомест к своим родственникам. Отправляем гвардейца погулять, Стаффорд снимает семейный доспех. Мы не знаем где нам рады. Скорее всего нигде. Перезапахиваю красную драпировку на платье, закалываю серебряной брошью с ирисами… Провожу по ней пальцами. Удивляюсь, что впопыхах со всеми вещами захватила и ее тоже. Твоя брошь. Жду информации. Встречаю свою помощницу, отправляю ее в столицу. Жду. Минуты текут подобно дням. Не знаю, живы ли все остальные. Нервно перебираю локон волос. Темнеет»

«Под ночь возвращаюсь в Утес. Он теперь принадлежит моему племяннику, Дамиону Ланнистеру. В отличие от своего отца, Дамион не отличается деловой хваткой и острым умом. Утес наполняется его дружками, Викари, Клиганы. Лорды, место которым на железных островах иди Дредфорде, чем в Западных землях. Стараюсь не общаться. Буфером выступает Дамон, мой старший брат и отец нынешнего лорда. Узнаю новости. Герион убит, Серсея сбежала и где-то скрывается. Тиггет и Дамон под домашним арестом. Тайвин под судом в Гавани. Баратеоны предатели, сговорились с Дорном. Понимаю, что многое теперь падет на мои плечи. Боюсь.

Отправляем ворона, казнь назначена на 9 вечера. Не верю, прошу повторить. Осталось два часа. Хочу идти в Гавань, хочу его видеть, пусть перед смертью. Пожалуйста. Я столько не сказала. Город закрыт, не выпускают. Мечусь словно в клетке. Вести о казни все нет. Зреет буря, о которой я еще не знаю.»



«Вы же знаете планы Тайвина, леди Рианна. Все неправильно. Мы не можем больше терпеть. Ну пожалуйста. Они обирают людей, губернатор (официально губернатор сейчас Клиган, но, мы все знаем, что Дамон продолжает вести дела) обирает крестьян, нас приказали убить. Мы все сделаем тихо, настоящие Ланнистеры опять будут править Утесом. Леди Крейкхол не отступает. Разве ты знаешь, что важно было для него, ты все позабыла. Твои глаза налиты кровью и злобой. Я не такая сильная как он, я мало училась отказывать. Надо поговорить с Дамоном. Глупые лорды, он с нами, он умнее всех вас вместе взятых. Не успеваю, Дамон в плену. Пока лорд Дамион ушел на подмогу Королевской Гавани Малые дома перерезают стражу Утеса. Наместником назначен один из Викари, его глушат, уносят в темницу, больше я его не вижу. Нужно сохранять лицо. Нужно что-то делать. Денег нет, Дамион жив, вы понимаете, что с нами будет с утра? Да, я знаю, что Тиггет сбежал, и приведет гвардию. А еще я знаю, что он зол на Тайвина. Нет, вы не выстоите. Делаем вид, что все в порядке, разберемся с Дамионом по ходу, главное продержаться до утра. Судорожно думаю. Предала ли я наши интересы, или просто оступилась?

В середине ночи ворота Утеса открывают и внутрь врывает кровавый смерч, Клиганы вырезают всех мужчин, кроме Дамона, который дает мне время уйти с егерем в сторону Королевской гавани. Никогда не думала, что дом станет для меня опаснее, чем логово врагов. Прибываю в Красный замок. Страной правит юный король Визерис, ему около 6ти лет, при нем регентши – Лианна и Элия, на месте десницы Лютор Тирелл. Принимает меня, предлагает мой старый пост, соглашаюсь. Отсылаю за своими вещами в Утес, сама ложусь в башне. Про тебя узнаю, что отправлен на Стену. Главное, что жив. Больше мне ничего сегодня не важно.»

«Утром держу оборону перед новым десницей, пытается получить информацию про партию, делаю вид что верю, для достоверности среди «не знаю, не помню» открываю одно имя, которое уже не важно, после этого он теряет ко мне интерес. Джейме пытается узнать у меня, что с Серсеей, отвечаю, что видела ее до резни в Утесе, инкогнито. Она везучая, сама даст о себе знать когда надо. Втираюсь в доверие к Лианне, пытаюсь отстоять Утес, корону все устраивает, пусть семья перегрызет сама себя, конечно, кому нужны сильные львы. Канцелярия все та же, спасибо за заботу, тетушка Стоунтон, да, я вам помогу, да, я знаю, что у меня красивый почерк, спасибо. Меньше размышляю, больше делаю. От тебя нет вестей, слухи ходят один смешнее другого. Понимаю, что необходимо закрепиться при дворе. Скрепя сердце сама предлагаю себя как невесту. Да, есть жених, брат лорда Велариона. Ну да, Малый дом, но на хорошем счету. А чего вы желаете, леди опального дома? Молчу, улыбаюсь, конечно, я буду вам доброй женой. Смотрю же мимо, глотаю слезы. Все должно было быть совсем не так.»

«Мы решили, что Западные земли теперь будут принадлежать этому союзу Серсеи Ланнистер и лорда Эджертона, и новый дом будет носить имя Кастерли, такова наша королевская воля. Дом Ланнистер сохраняет права наследования как Малый дом. Все довольны? Соглашаемся. Серсея рада, на ней брошь с ирисом, мой подарок ей на свадьбу. Я возвращаюсь в башню десницы, раскрываю скорым подчерком написанное письмо. «Предатель Тайвин Ланнистер убит после побега со Стены на одном из островов Пайка». О нет, это вы все предатели. Сижу в тишине, огонь цепкими языками поглощает листок бумаги, который оборачивается пеплом. Вижу перед собой твой взгляд, тот самый на семейном совете в Утесе. Уже не больно. Нет обиды, и кажется, что именно сейчас я осознала твои мотивы и стремления. Все ради семьи, все ради прайда. Да, кузен, именно так все и будет впредь. Не сомневайся во мне.»

«Дамион был убит гвардейцем, что мстил за Тиггета. Губернатором Ланниспорта назначен Люцион, мой внучатый племянник, Серсея с мужем живут в Королевской гавани, а Утес под протекцией вдовы Тиггета. Я осталась на своем месте, там же, где и начинала. Потеряв почти всех своих братьев и единственную любовь жизни. Я не забуду, я не прощу. Пусть снова придется претворяться, пусть меня ждет еще не один выбор, я буду знать, и буду верить. Верить в тебя.»

«Леди И. позвольте мне разузнать о вашем состоянии, нужна ли какая-то помощь? Надеюсь, как будет возможность, я навещу вас инкогнито. Вас и Л. Давно хочу увидеть его, он ведь уже не мал и наверняка такой же статный, как и его отец. Передавайте ему мой поцелуй и примите то золото, что мне удалось накопить. Вам оно нужнее. Р.Л.»





Последнее письмо запечатываю и кладу в папку для отправки.

Я закрываю свои записи, на востоке алеет полоска зари. Два поворота ключа в замке. В главной приемной слышатся шаги нового десницы. Вздыхаю, достаю казенные бумаги и выхожу навстречу очередному дню. Кошелек привычно оттягивает пузырек с ядом, ему недолго осталось ждать своего часа. Говорят, в столицу прибыли послы из Дорна…





интересно