введите 3+ символа
ничего не найдено
RU

Гаршин Александр Александрович (©еть)

Функции

Нет эмоций… но и покоя нет

Событие: Точка невозврата
Последнее изменение: 29.05.2019 в 13:11
Вкратце:
1) По моим наблюдениям, «Точка невозврата» получилась очень славной. Большинству было чем заняться и во что эмоционально погрузиться. 

2) Я сыграл сложного персонажа, выполнил все поставленные задачи, но процесс не смог меня наполнить. Предварительный вывод: я ожидал большего количества взаимодействий и активности со стороны учеников или же противостояния со стороны взрослых.

3) База была хорошая (хоть и далеко), нам с Аней достался вообще отличный номер, но еда в Хогвартсе была съедобна с трудом. Говорят, что в «Трех метлах» было очень хорошо: в этом я не сомневаюсь, ибо БГ с командой – известные молодцы, но сам я только пил там очень вкусный кофе и медовуху.

4) Я не видел, чтобы основные правила вызвли хоть какое-то напряжение, но в дополнительных всё было не так однозначно. Были сложности с соблюдением механик монстров в данжах (а мой персонаж, как преподаватель, был завязан на это) и по факту не работала система улик (потому что оборотное зелье меняло на них данные).

5) Огромное сердечное спасибо всему преподавательскому и управляющему составу Хогвартса, всем ученикам, Хольту и мастерам за классный проект и приятное начало сезона!

О персонаже:
Гектор Уэлберри, декан факультета Рейвенкло и профессор Защиты От Темных Искусств (ЗОТИ) преподает недавно, поэтому еще не столкнулся с навязшим в зубах проклятием должности, любим учениками, хорош собой и вообще похож на молодого Дамблдора… Такова была основа и видимая всем сторона моего персонажа. Не мне судить, насколько получился образ, но я искренне старался. Пожалуй, одним из важнейших выводов стало то, что я хочу сыграть полноценного Дамблдора при случае. Чтобы без двойного дна, чтобы люди вокруг четко знали, что это он, добрый дедушка, и были готовы в это играть. Потому что на игре оказаться любимым учениками не получилось, несмотря на все прогрузы. Я думаю, что это отчасти связано с восприятием должности, но, возможно, истинная подоплека персонажа прорывалась в моем отыгрыше больше, чем следовало.

Сам Гектор помнит себя толком только с 7 лет. Первое полноценное воспоминание – директор Дамблдор, взволнованный Ньют Саламандер и какие-то японцы, что-то происходит. И дальше мальчик живет без единой эмоции. Или чувства. Нет ни любви к родителям, ни понимания, почему младшая сестра плачет из-за того, что он перестал с ней играть… Уэлберри вырос тем, что в обычном мире называют «психопатом», человеком не способным к эмпатии, или «монстром», который ничего не ощущал. Обладая незаурядным умом, лишь усиленным отсутствием смущающих чувств, мальчик быстро осознал, что придется притворяться, симулировать эмоции, и научился делать это хорошо. Очень хорошо.

Всю игру мне приходилось словно бы держать два очень разных потока в голове: в одном я старался реагировать максимально располагающе, а в другом – холодно обдумывал происходящее и рассматривал, как его можно повернуть во благо Великой Идеи. Которая, конечно же, пропитывала этого персонажа насквозь. Я люблю играть психические отклонения, декомпозировать их, изучать и т.д., но этот опыт, скажу вам, был посложнее прочих.

По окончанию Хогварста юный Уэлберри тут же попадает в Департамент Тайн, где становится хранителем одного из четырех Чудес, Чуда Разума. Но оказывается одним из немногих, кто покинул ДТ за всю историю. Гектор отказывается быть ведомым и «служить», амбиции ведут его к тому, чтобы реорганизовать мир. Успешно став частью Департамента Международных Отношений, Уэлберри использует своё влияние, чтобы вовремя уехать из Британии. По факту он бежит прочь от грядущей Второй Магической, которую успешно предсказывает, оставляя позади и «друзей», и «семью». Которые для него ровным счетом ничего не значат. В Америке он находит и втирается в доверие к Ньюту Саламандеру, единственному рабочему кусочку воспоминаний о детстве и… увлекается. Он подражает маэстро, стремясь понять и «поглотить» очарование того. Он тщательно изучает магических животных, но не для того, чтобы за ними ухаживать, а для того, чтобы одержать верх, если это потребуется, и чтобы противостоять «авторитету», которого сам же воздвиг на внутренний пьедестал.

Война завершается, и на руины Британии слетаются стервятники. Уэлберри – один из них. Без особых проблем он благодаря старым связям получает приглашение на пост преподавателя ЗОТИ (тем более что должность, мягко говоря, популярностью не пользуется) и начинает реализовывать свой план. С самого начала игры, наперевес с найденным в путешествиях темнейшим артефактом, выключающим на всю жизнь эмоции человека, Гектор начинает создавать свою сеть «разумных людей». В первую очередь из тех, кто должен выпуститься в этом году: именно им предстоит определить будущий мир. И Уэлберри жаждет создать мир, в котором править будет Чистый Разум. То есть, по факту, он просто чудовищно калечит детей темной магией за ради Великого Блага. Конечно, он ищет союзников и вовне Хогварста. Тех, кто не обладает излишней щепетильностью и, будучи освобожденным от эмпатии, превратится в такого же монстра, руководствующегося позицией: «Мы пожертвовали собой ради разума без помех, поэтому мы умней, делайте, как мы велим». Такого соратника он благополучно находит в Тиберии Хольте, замминистра и своём сокурснике. Параллельно Гектор выставляет фигуры на доске: сводит толковых учеников со все тем же Хольтом, подтягивает своих знакомых и сестру в школу на недостающие должности и врёт, не краснея, в лицо директор МакГоннагал.

И вот, когда события идут к развязке, по чистой случайности Уэлберри узнает, что в нем все эти годы находится запечатанный обскури.
Представьте ситуацию: захожу я в магазин артефактов из чистого любопытства и отчасти в поисках хоть какой-нибудь информации о не очень важном квесте. Там обнаруживаю Тео, играющего некоего фон Брауна, специалиста по ритуалам.
- Добрый день. Мне бы посмотреть магазин.
- Добрый. Спрашивайте, мы работаем на заказ.
- Меня интересуют Эссенции.
- О, я большой в них специалист. Да и Ваш интерес неудивителен, учитывая, что Вы темный маг.
- Темный маг? Простите, что?
- Ну, понимаете ли, я по заказу директора проверял школу, и ритуал безошибочно указал на Вас. А это означает, что Вы либо применяли Круцио не раз, ну, либо Вы обскури, ха-ха!
Стоит отметить, что Уэлберри никогда в жизни не применял ни Круцио, ни Аваду: для них нужны эмоции, а сам Гектор считал их разрушительными для разума. Зачем убивать, если можно просто заставить? Да, Уэлберри был настоящим мастером Империо и всей ментальной магии…
В общем, так профессор и узнал, что же было сделано с ним в самом начале его пути. Японцы смогли запечатать обскури в мальчике. Почти удачно. Почти.

Естественно, т.к. конец игры уже близился и это было бы крайне логично для персонажа, я решил его распечатать и сразиться или слиться с обскури, чтобы встроить его мощь в себя, ну, или быть уничтоженным в попытке, соблюдя проклятие должности ЗОТИ. Надо мной провели мощный ритуал посреди Запретного Леса, но тот дал иной эффект, выпустив обскура на свободу и оставив огромный кратер посреди деревьев. Мяфа, курировавшая ритуал, так и сказала: «В целом, вы умерли. Но на игре можно умереть только от Авады, поэтому вы чудовищно ранены, можете только ползти и стонать». И я получил, судя по всему, самое длительное и объемное лечение на игре в исполнении мисс Лавгуд (Лонгботтом, сочувствую твоей неразделенной любви!) с тратой всех накопленных ею компонент. Ох, знала бы, кого она лечит… Результатом выпуска обскура стало возвращение эмоций к Уэлберри. Поэтому как только он смог ходить и без подозрений вырваться в Хогвартс, первым же делом он коснулся собственного артефакта. Чтобы избавиться от этого сводящего с ума шума. И замкнуть круг.

Чего не хватило:
Казалось бы, такая история, такие интересные возможности и риски, почему же у меня всё сложилось не идеально? На самом деле, сочетание причин, как и всегда в таких случаях.

1) Ко мне не приходили школьники со своими проблемами. Вроде бы, с этим планировалось что-то делать, но не получилось. Тонкую рамку между студентами и преподавателем (ЗОТИ ли, в целом ли) сломать не удалось ни мне, ни мастерам. Поэтому «Дамблдор» как-то не случился.

2) Из-за ошибок в игротехнике часто не работали столь любовно продуманные способы обхода и атаки магсуществ. Что обесценило смысл моих уроков (а преподавать заклинания мне было нельзя из-за зон ответственности).

3) Не было никого на роли Филча. Я невольно подхватил его обязанности по хоть какому-то послеживанию учениками в ночи и в плане уроков (иначе прогуливать было бы совсем неадреналиново), что дополнительно усилило отдаление, и за нарушающим правила допуска попечительским советом, хотя я предпочел бы с ними наоборот, договариваться.

4) Не работала система баллов. Мой персонаж легко шел на коррупцию в этой схеме, но на игре баллы почему-то фактически не имели значения для студентов (что хорошо видно по результатам), хотя вообще-то они должны определять их будущее как рекомендация учебного состава.

В результате несмотря на то, что персонаж достиг всех поставленных целей, не случилось ни большой драки с обскуром, ни массового изменения учеников, ни захвата аврорами и суда, ни просто большого количества разговоров с целью то ли вылечить, то ли проманипулировать несчастными детьми… В общем, ничего по-настоящему яркого.

Чего хватило:
При этом игра была очень позитивная для меня. Управлять собственными чувствами, контролировать каждую улыбку – это очень не простой и интересный эксперимент в плане отыгрыша. Преподавать я тоже всегда любил и, пока был первый день и еще шла эмоциональная отдача, я получал немалое удовольствие. Надеюсь, что и мои ученики тоже. ;)

У меня было несколько достаточно ОБВМных разговоров: с МакГоннагал, Эйомми, Саламандером, Каваки, сестрой, Хольтом, сестрами Эйвери, Крофтом, Вотерхаузом, Дианой Розье. Каждый из них так или иначе касался эмоций, чувств, надежд и страхов. И очень специфично воспринимался из-под линзы отсутствия этих самых эмоций.

Было здорово и поиграть в саму структуру школы с ее детскими данжами и «почти взрослыми» проблемами. Из любопытного: придумали обоснование тому, почему на каждой игре по ГП под конец ученики-выпускники равны по статистикам хорошему взрослому бойцу. Просто после выпуска без регулярных тренировок большинство взрослых «деградирует», в силе и славе остаются только боевики, как раз равные выпускникам. ;)

Итого:
Спасибо всем за игру. Она была чудесной, теплой, немного опасной и изрядно милой. Собственно, как и должна быть хорошая игра по «Гарри Поттеру». До новых встреч, друзья!



интересно